Бессмертный полк России

ГЕРОИ НЕГРОМКИХ ПРОФЕССИЙ. Хлебопек

20.01.2023 г.

В Великую Отечественную войну хлеб ценился наравне с оружием. Без любого продукта на войне можно выжить, а без хлеба никак. Не зря 12 сентября 1941 года ввели новые нормы армейского снабжения. Теперь солдату в сутки полагалось 800 граммов. А в холодное время года - с октября по март – и все 900! И это с учетом того, что в 1942 году сбор зерна составил всего 38% от довоенного уровня, а в тылу стоимость буханки доходила до 400 рублей при зарплате рабочего на военном заводе 800 рублей! Конечно, в хлеб военного времени к пшеничной или ржаной муке приходилось добавлять ячменную муку, овес и, как самую съедобную из трав, лебеду. А, к примеру, в блокадном Ленинграде в буханке хлеба лишь 10% составляла ржаная мука, а остальное – жмых, шрот расторопши, сметки муки с оборудования и пола, выбойка из мешков, пищевая целлюлоза, хвоя. Но даже такой хлеб был на вес золота.

Хотя уже была создана передвижная конвейерная хлебопекарная печь, в дни Сталинградской битвы в основном хлеб пекли в земляных ямах, обмазанных глиной. Так было больше шансов, что пекарня не будет обнаружена и не попадет под удар вражеских самолетов. В одной печной яме можно было выпечь за сутки до полтонны хлеба!  А личный состав полевого хлебозавода № 12, построив кирпичную печь удачной конструкции, за время боев за Сталинград выпек 880 тонн хлеба и заготовил 6 тонн сухарей, за что его командиры и пекари были награждены орденами и медалями

Специально для «для особо отличившихся хлебопеков Красной Армии» 8 июля 1943 года Президиум Верховного Совета СССР учредил нагрудный знак «Отличный пекарь». А командир 414-й полевого автохлебозавода капитан интендантской службы Александр Клеппер за то, что «полностью обеспечивая части Сталинградского фронта хлебом высокого качества, в период обороны города и подготовки разгрома немецких оккупантов, и производил ежесуточно 19 тонн хлеба при задании в 16 тонн» был награжден орденом Красной Звезды. И это при том, что капитан Клеппер изначально был представлен к награждению скромной медалью «За боевые заслуги». Но, в конечном итоге, награда была заменена на более высокую, что случалось относительно редко. Потому что хлеб – всему голова, а хлебопеки – особо ценные на войне люди!

«Весть об окончании войны застала меня в Прибалтике, под Лиепаей, в дивизионной полевой пекарне – туда я была определена после госпиталя, где лежала с тяжелой контузией, - вспоминала пекарь Кузнецова, ушедшая на фронт добровольцем. - А послали меня в пекарню потому, что знали – до войны я работала на мукомольном комбинате, а уж умела ли я печь хлеб или не умела, меня никто не спрашивал – приказ есть приказ. Начали мы месить тесто и вдруг слышим – пальба: винтовочные, пистолетные выстрелы, автоматные очереди. А тогда недобитые фашисты, прорываясь из окружения, бродили по лесам, нарывались на наши войска. Начальник пекарни сержант Ходунов кричит: «Занимайте круговую оборону!» А круговая оборона – это сам Ходунов, несколько пожилых солдат, тоже после госпиталя, и я – «старшина медицинской службы»: метр сорок роста, голова кружится после контузии, в глазах двоится. Заняли оборону вокруг пекарни. Пальба продолжается. Ждем, готовые к бою. Пекарня дымит, тесто подходит. Вдруг видим – через поле мчится в нашу сторону всадник и что-то кричит. Тут сердце и дрогнуло. Подлетает на вороном парень-кавалерист: кубанка на макушке, лицо сияет: «Войне конец! Победа!».

Не сразу мы опомнились. А потом как дошло – «Победа!», стали и мы кричать «ура!», обниматься - такой радости я никогда в жизни не испытывала. А солдатский ржаной хлеб в тот день получился такой вкусный, такой душистый, что запах его помню до сих пор. Хлеб Победы».