80-летию Сталинградской битвы

"ТРЕТИЙ УДАР" (1948)

1944 год окончательно снял вопросы о том, долго ли еще Германия будет противостоять миру. И случилось это благодаря тому, что, как тогда говорили, «10 сталинских ударов» перемололи фашистскую мощь, разгромив вермахт по всему тысячекилометровому советско-германскому фронту. После того, как война победоносно завершилась в мае 1945-го, министерству кинематографии была поставлена задача в художественно-документальном жанре создать 10 киноэпопей, чтобы воедино и навсегда связать народную память о подвиге своих сынов с мудрым сталинским руководством, вдохновляющим и направляющим этой самый подвиг, но, при этом, ничуть не умаляя и вклад простых солдат в эти победы. Так появились фильмы «Сталинградская битва», «Падение Берлина» и «Третий удар», из которых первой вышла на экраны картина «Третий удар», посвященная, как следует из названия, «третьему сталинскому удару» - освобождению Крыма от немецко-фашистских захватчиков.

И оказалось, что только режиссеру «Третьего удара» Игорю Савченко, который начинал свою карьеру с постановки лиричных и наполненных юмором картин «Гармонь» и «Дума про казака Голоту», удалось приблизиться к созданию не только «художественно-документального», но подлинно народного фильма. Да, здесь был и страдающий после неудачного наступления осенью 1943 года Сталин, которому начальник Генерального штаба маршал Василевский даже пенял на допущенные им ошибки – невиданное дело в советском кино, и сетования будущего освободителя Крыма маршала Толбухина на то, что в Крыму «асфальтовые дороги и удобные аэродромы», а здесь, за Перекопом, в Северной Таврии, откуда приходилось начинать наступление, только «бездорожье, грязь, гниль и туман, ни сел ни фуража», и непонятно, кто в этом виноват, а «в окопах грязь и топлива нет», что было правдой. И даже штурм крымских укреплений, изначально назначенный на 1 марта 1944 года, из-за погодных условий переносился несколько раз и начался лишь 8 апреля. Было и карикатурные, как тогда было принято, образы немцев, и некоторое умалчивание про «подвиги» румынских дивизий, своей жестокостью по отношению к мирному населению уступавшие лишь немецким «учителям» – Румыния в 1948 году строила социализм и акцентировать внимание на ее неблаговидную, мягко говоря, роль в Великой Отечественной войне было политически неправильно. Были и попытки создать из турок настоящих «демонов ада», ведь, как говорил один из персонажей фильма, «каждый турок страстно желает уничтожения России», что в то время, когда Сталин окончательно рассорился с турками, было политически правильно. Но был и добрый юмор, вложенный в уста простых солдат, и совершенно правильная мысль, что «Крым – ключ к Черному морю», а ключом к самому Крыму является Одесса, и только после освобождения Одессы идея обороны Крыма сменится идеей эвакуации. Были и профессионально поставленные и восхищающие до сих пор батальные сцены, на которых учился будущий постановщик грандиозной киноэпопеи «Освобождение» Юрий Озеров - студент мастерской Игоря Савченко во ВГИКе. И, конечно, гениальная музыка Петра Ильича Чайковского, будто специально написанная к фильму. Правда, не вся – на кадры с немецкими оккупантами Чайковский музыку не придумал, и пришлось часть его Первой симфонии исполнить в четыре раза медленнее того, как она должна звучать, чтобы оказалось, что Чайковский и про немцев писал.

И конечно, нельзя забыть великие слова одного из героев картины, старшины II статьи морпеха Чмыги, со всей душой произнесенные исполнителем его роли Марком Бернесом: «Нет России без Севастополя».

А те, кто думает по-другому, как сказал рядовой Степанюк, «з глузду съехали».