Ледокол Красин: к столетнему юбилею грозы северных вод

В городе Петербурге, у набережной рядом с Горным институтом, принимает экскурсии уникальный корабль-музей. Ледокол, которому в нынешнем году исполнилось 100 лет.

Фото. Ледокол "Красин" на музейной службе

В начале Первой Мировой войны командующий Балтийским флотом вице-адмирал Н. О. Эссен поставил перед Морским Техническим комитетом Адмиралтейства вопрос о необходимости строительства новых ледоколов — для обеспечения военных действий флота в зимний период и для обеспечения зимнего плавания союзных транспортов в Архангельск, превратившегося с началом первой мировой войны в важнейший внешнеторговый порт России. Морской министр, адмирал И. К. Григорович, идею поддержал. В результате к концу 1915 российское правительство приняло решение заказать новый ледокол в Англии — собственные верфи уже были давно и прочно заняты огромным количеством военных заказов. В январе 1916 года был заключен контракт с английской фирмой «Армстронг, Витворт и Кo». Нарекли ледокол именем «Святогор» — в честь легендарного былинного богатыря, который был столь силен, что его отказывалась носить земля. Проект был разработан русскими инженерами на базе знаменитого макаровского «Ермака» и несколько превосходил его по тактико-техническим данным.

"Святогор", будущий "Красин", в начале своей карьеры.

Англичане строят быстро: уже 12 января на стапеле был заложен киль будущего корабля, а к маю на верфь поставлена треть необходимого для сборки корпуса металла. 1 августа ледокол был готов к спуску на воду, а 3 августа спуск состоялся. Доукомплектовав ледокол, заводская команда передала его российскому экипажу уже к 1 октября 1916 года.

Официальные испытания «Святогора» задержались из-за опасности потопления ледокола германскими подводными лодками, так и шнырявшими вокруг Ливерпульской мерной мили. Только 3 марта ледокол вышел в море, но, пройдя всего 15 миль, повернул в порт. В рапорте капитан К. К. Неупокоев объяснил свои действия тем, что «ледокол совершенно не слушался руля, уклоняясь от курса на 40 градусов в обе стороны».

Однако заводская комиссия заявила, что проблемы с управлением — от того, что экипаж еще не освоился на корабле и не изучил механизмы. Наблюдающие за постройкой и испытаниями корабля русские инженеры, в свою очередь, пытались доказать, что по своим маневренным качествам ледокол ничем не уступает старшему брату «Ермаку», стаж безаварийной работы которого насчитывал 17 лет. Все время, пока шли споры, «Святогор» пребывал на стоянке в Ньюкасле. Только 31 марта 1917 года на ледоколе был поднят Андреевский флаг, и он был зачислен в состав боевой эскадры — Флотилии Северного Ледовитого океана. Здесь он занимался проводкой транспорта в ледовых условиях и... охраной конвоев от подводных лодок. Но недолго: вскоре в стране поменялась власть, политические бури захлестнули русский север, а вскоре после Октябрьской революции Антанта начала интервенцию против молодой Советской республики.

Ледокол "Святогор" во время достройки в Англии

К Архангельску шла английская эскадра, и для того, чтобы затруднить ей подход к городу, городскими властями было принято решение утопить в устье Двины несколько кораблей. В том числе непостижимым образом попал в число кандидатов на затопление и «Святогор». Впрочем, ледокол открыл кингстоны на отмели — и над водой остались и трубы с мачтами, и большая часть надводного борта. После того, как англичане все-таки вошли в Архангельск, они без труда при помощи единственного буксира-водоотливника откачали ледокол и стали использовать по назначению.

Затопленный ледокол "Святогор"

Удивительно, но факт: захваченный англичанами ледокол советскому правительству пришлось вскоре … арендовать. Дело в том, что в Карском море попал в ледовую ловушку ледокольный пароход «Соловей Будимирович». С пассажирами на борту. Более 85 человек, в том числе -женщины и дети, оказались на грани голодной смерти на терпящем бедствие корабле. «Святогор» прибыл к месту аварии под командованием знаменитого норвежца Отто Свердрупа – бывшего капитана легендарного «Фрама». 

В июне 1920 года «Святогор» вывел из льдов пароход, просидевший зажатым меж торосов в течении четырех месяцев. После этого ледокол получил плату за свою работу и… отправился обратно к англичанам.
Тогда же, в начале двадцатых, между правительствами двух стран начались переговоры о возвращении ледокола «Святогор». Вел их с советской стороны знаменитый дипломат Леонид Красин. И добился успеха: ледокол вернулся. После смерти Л.Б. Красина в 1926 году имя его и присвоили бывшему «Святогору».

Советский дипломат Леонид Красин и ледокол, нареченный в его честь.

В 1924 году знаменитый полярный исследователь Фритьоф Нансен создал Международное общество «Аэроарктика» и поставил перед авиастроителями цель — организовать воздушное сообщение над ледовыми просторами при помощи «цепеллинов» — дирижаблей. Идея показалась интересной итальянскому генералу и авиаконструктору Умберто Нобиле, который и разработал проект «цепеллина» специально для северных условий. В 1926 году дирижабль «Норге» («Норвегия») был построен и пущен в первый полет — через всю Центральную Арктику к Северному полюсу. Руководили экспедицией сам итальянский авиатор и знаменитый полярный исследователь Руаль Амундсен.

Руаль Амундсен В пути два член

Первым делом две мировые знаменитости поссорились. Насмерть... Так, что в дальнейшем Нобиле решил проводить полеты над полюсом без «упрямого норвежца, лезущего со своими советами не к месту». В 1928 году генерал построил новый дирижабль, назвал его «Италия», набрал полтора десятка добровольцев в экспедицию — и вылетел на Северный полюс.

Умберто Нобиле в гондоле своего дирижабля

Экспедиция должна была совершить посадку на 90-й параллели. По плану группа исследователей в течении нескольких дней проводила бы там уникальные исследования, чего не смог сделать экипаж «Норге»... Ну, и конечно, итальянский военный аристократ пытался утереть нос норвежскому выскочке — сыну простого человека, мелкого судостроителя, державшего в Борге небольшой эллинг для рыбачьих паровых баркасов...

Дирижабль "Италия" на Шпицбергене

Дирижабль стартовал со Шпицбергена 11 мая, причем, провожал экспедицию... Папа Римский Пий XI. Подаренное Папой распятие при пролете над самой северной точкой земли было сброшено в снег — в знак «Господнего владычества над северными водами».

Умберто Нобиле у иллюминатора дирижабля

Были у Нобиле планы высадить исследовательскую группу на лед, но погода не позволила: дирижабль лег на обратный курс и... пропал. Связь с экспедицией оборвалась 25 мая.

Через 9 дней обыкновенный советский школьник, занимавшийся в кружке радиолюбителей, случайно выловил в эфире слабый радиосигнал. Оказалось, в 100 километрах от Шпицбергена над замерзшим морем дирижабль обледенел и обрушился на льдину. Причем, жесткая посадка пришлась кормой и «брюхом», а там — пилотская кабина. В результате она разломилась. Механик по фамилии Помелло погиб сразу, сам Нобиле, и члены экспедиции Мальмгрен и Чечони получили травмы. После отрыва части гондолы то, что осталось от дирижабля еще и утащила пурга, так что шесть экспедиционеров пропали без вести. А выжившие очутились на голом льду среди обломков своего воздушного корабля и раскиданных при аварии личных вещей.

Авария дирижабля "Италия". С рисунка из итальянской прессы

К счастью, бочки и короба с пайком экспедиции — весом более 170 килограммов — и три тюка брезента и резервных лоскутов для ремонта баллонов дирижабля тоже выпали на лед. Из этих лоскутов выжившие соорудили палатку для жилья, перенесли в нее пострадавших и укрыли свой НЗ. А для того, чтобы палатку было хорошо видно во льдах, еще и покрасили «цепеллинову шкуру» в красный цвет, благо пара банок с краской тоже как нельзя кстати вывалилась из разодранного льдом «брюха» гондолы.

Среди выпавших вещей нашлись и детали для сборки коротковолновой аварийной радиостанции. Именно ее сигналы 9 дней спустя и уловил советский пионер-радиолюбитель.

Экспедиция твердо была намерена выжить. Найдя в обломках несколько пар лыж и починив их, участники «внеплановой высадки» отрядили трех человек во главе со шведским ученым Мальмгреном пойти пешком за помощью на Шпицберген. Впоследствии эта группа была спасена, но руководитель этого маленького отряда — Мальмгрен погиб. По словам его товарищей, итальянских офицеров Цаппи и Мариано, через две недели после начала их похода во льдах Мальмгрен стал сдавать. Он сильно побился при падении во льды, ослаб в пути и, в конце концов, потребовал, чтобы его оставили умирать во льдах. Причем, отдал итальянцам свои теплые вещи.

3 июня 1928 года молодой механик и страстный радиолюбитель Николай Шмидт случайно среди шумов поймал в эфире слабые сигналы из Центральной Арктики. И подтвердил сообщение школьника о пропавшей экспедиции, уточнив координаты места аварии. Началась спасательная операция...

В общей сложности, в ней участвовало не менее полутора тысяч человек — ничего подобного еще не происходило в Арктике. 18 кораблей и 21 самолет из шести стран. Удивительно, но факт: Руаль Амундсен узнав о катастрофе, незамедлительно отправился на спасение полярников. И сам пропал без вести со своим самолетом «Латам-47». Как позже выяснилось, погиб при крушении. Константин Симонов посвятил этому событию стихи:

Памяти Амундсена

Весь дом пенькой проконопачен прочно,

Как корабельное сухое дно,

И в кабинете — круглое нарочно -

На океан прорублено окно.

Тут все кругом привычное, морское,

Такое, чтобы, вставши на причал,

Свой переход к свирепому покою

Хозяин дома реже замечал.

Он стар. Под старость странствия опасны,

Король ему назначил пенсион,

И с королем на этот раз согласны

Его шофер, кухарка, почтальон.

Следят, чтоб ночью угли не потухли,

И сплетничают разным докторам,

И по утрам подогревают туфли,

И пива не дают по вечерам.

Все подвиги его давно известны,

К бессмертной славе он приговорен,

И ни одной душе не интересно,

Что этой славой недоволен он.

Она не стоит одного ночлега

Под спальным шерстью пахнущим мешком,

Одной щепотки тающего снега,

Одной затяжки крепким табаком.

Ночь напролет камин ревет в столовой,

И, кочергой помешивая в нем,

Хозяин, как орел белоголовый,

Нахохлившись, сидит перед огнем.

По радио всю ночь бюро погоды

Предупреждает, что кругом шторма,-

Пускай в портах швартуют пароходы

И запирают накрепко дома.

В разрядах молний слышимость все глуше,

И вдруг из тыщеверстной темноты

Предсмертный крик: «Спасите наши души!»

И градусы примерной широты.

В шкафу висят забытые одежды -

Комбинезоны, спальные мешки...

Он никогда бы не подумал прежде,

Что могут так заржаветь все крючки...

Как трудно их застегивать с отвычки!

Дождь бьет по стеклам мокрою листвой.

В резиновый карман — табак и спички,

Револьвер — в задний, компас — в боковой.

Уже с огнем забегали по дому,

Но, заревев и прыгнув из ворот,

Машина по пути к аэродрому

Давно ушла за первый поворот.

В лесу дубы под молнией, как свечи,

Над головой сгибаются, треща,

И дождь, ломаясь на лету о плечи,

Стекает в черный капюшон плаща.

Под осень, накануне ледостава,

Рыбачий бот, уйдя на промысла,

Найдет кусок его бессмертной славы -

Обломок обгоревшего крыла...

Летчик Лундборг и его разбившийся самолет

Шведский летчик Лундборг нашел экспедицию, приземлился на клочок ровного льда и вывез генерала Нобиле. Через три дня обещал вернуться и еще кого-нибудь вывезти, но скапотировал при посадке на лед у красной палатки и, чудом выжив, тоже остался ждать в итальянском лагере спасения.

Две недели спустя до экспедиции добрался «Красин». Итальянцев сняли со льда. Причем, приключения в Арктике на этом не закончились: на обратном пути «Красин» вывел из ледовой пробки ледокол «Малыгин», и уже южнее Шпицбергена радисты приняли сигнал о помощи немецкого парохода «Монте-Сервантес». Этот пароход, поймав в эфире сообщение о чудесном спасении экспедиции... пошел ее встречать — со 1800 пассажирами на борту, но, как и следовало ожидать, влип в ледовый шторм и получил повреждения. Если бы не «Красин», «Монте-Сервантеса» ждала медленная смерть от нарастающих затоплений среди ледяного моря. Ледокол помог немцам с заделкой пробоин и отбуксировал пароход в ремонт.

"Красин" обнаруживает лагерь пропавшей экспедиции и снимает итальянцев со льдины

В процессе спасения итальянской экспедиции «Красин» достиг рекордных на то время для ледокола координат 81o 47' северной широты, промерил глубины подо льдом и составил график изменения метеорологической обстановки, доказав, что возможен и прямой прорыв ледоколов непосредственно на Северный полюс. И вписал себя номером один на такой поход, если Институт исследования Севера его одобрит…

С 1929 года ледокол «Красин» стал лидером Карских морских экспедиций, водил караваны и одновременно вел гидрологические исследования северных вод, вошел в качестве участника в программу II Международного полярного года. Ему удается совершить первый в истории мореплавания зимний поход в восточную часть Печерского моря к занесенному туда дрейфом льдов ледокольному пароходу «Ленин», на борту которого находились 120 членов команды. Ледокол под командованием капитана П.А. Пономарева смог освободить его от ледового плена.

"Красин" и самолет летчика Чухновского.

В 1933 году «Красин» совершает еще одно зимнее плавание в Арктике. Он оказывает продовольственную помощь промысловым становищам на Новой Земле, где целые семьи остались без продовольствия и медикаментов из-за тяжелой ледовой обстановки. На собаках и аэросанях по льду перевозили грузы, оказывали жителям становища медицинскую помощь, забрали тяжелобольных. Ледокол достиг мыса Желания, посетил Русскую Гавань, губу Крестовую. Никогда еще в это время года сюда не проникало ни одно судно... А в летнюю навигацию этого года ледокол возглавил первую Ленскую экспедицию, в результате которой Якутия получила выход в океан. Капитан «Красина» Я.П. Легздин провел ледокол из Архангельска на восток, в бухту Тикси. Следующие караваном транспортные суда доставили тысячи тонн грузов в Тикси и Нордвик.

А навигации 1933 и 1934 года оказались связаны для «Красина» со знаменитой «Челюскинской эпопеей». Пароход «Семен Челюскин», по большому счету, не был предназначен для арктических походов. Во льдах Карского моря его придавило льдами в первый раз, да так, что шпангоуты трещали. К счастью, «Красин» его нашел и вывел из опасной ледовой западни. После этого «Красин» отправился было на плановый ремонт в Ленинград, но тут по всему мировому океану разнеслась весть, что злосчастный «Челюскин» все-таки влез в тяжелые льды, был ими раздавлен и погиб. Экипажу, высадившемуся на лед, была нужна срочная помощь.

"Красин" в Ленинграде

Путь «Красина» обратно на Север был неблизок: через Северную Атлантику, Панамский канал, Тихий океан. По дороге «Красин» поставил рекорд для такого маршрута среди ледоколов, преодолев необходимое расстояние всего за 7 недель. Командовал кораблем капитан П.А. Пономарев, впоследствии капитан первого в мире атомного ледокола «Ленин».

Но помощь «Красина» не понадобилась: пленников Арктики вывезли из ледового лагеря отважные советские летчики. Однако ледокол не остался без работы. Он стал флагманом ледокольного флота в восточном секторе Арктики, поменял порт приписки на Владивосток. Вскоре «Красин» послали к острову Врангеля, куда в течение пяти лет не могло пробиться ни одно судно. Красинцы доставили туда смену зимовщиков, стройматериалы и продукты. Участники этой экспедиции, возглавляемой Н.И.Евгеновым, выполнили и большой объем океанографических работ в Восточно-сибирском и Чукотском морях, провели геологическое обследование острова Геральд.

Однажды во время очередного похода во льды в 1936 году, на острове Врангеля, «Красину» поручили операцию доставки 12 белых медведей для столичных зоопарков. Все мишки были довезены живыми и переданы на железную дорогу для дальнейшего путешествия.

"Красин" во льдах Карского моря

В 1937 году при попытке совершить рекордный полет над Северным полюсом пропал без вести знаменитый летчик Сигизмунд Леваневский. Самолет «Н-209» со всем экипажем из 6 человек как в воду канул где-то над Центральной Арктикой... «Красин», занимавшийся проводкой судовых караванов, был снят с этой работы и отправлен на поиски. Пока искали — впрочем, безрезультатно, — пропавших летчиков, во льдах затерло два каравана — во главе с ледоколом «Ленин» и ледорезом «Литке». Вытащить их не смог даже «Красин», и в результате двадцать семь пароходов вынуждены были зазимовать в тяжелых льдах Арктики. «Красин» остался с ними — в Хатангском заливе, в бухте Кожевникова. Ведь придет время, когда помощь ледокола караванам очень понадобится!

Чтобы греться во время зимнего дрейфа, вырабатывать электричество для бортовых систем и вообще поддерживать корабли в ходоспособном состоянии для будущего прорыва через льды, надо много угля. К счастью поблизости на берегу как раз работали шахтеры. Моряки договорились о поставке топлива, и проложили ледовую дорогу, по которой к пароходам добирались от шахты трактора, груженые антрацитом. Дорога длиной 80 километров оказалась бесценна для застрявших во льду кораблей — в ходе тяжелейшей зимовки никто не «вымерз», что ранее нередко случалось в этих водах. Дело в том, что малейший перерыв в самоотоплении за счет собственных котлов приводит в этих широтах к тому, что в системе паропроводов образуются ледовые пробки — и попросту разрывают трубы — не сразу, так при попытке прогреть систему. А это — по сути, смерть, так как ремонт в условиях северного дрейфа весьма затруднен.

"Красин" в ледовом дрейфе

К апрелю 1938 года ледовая обстановка допустила, наконец, выход караванов изо льда. «Красин» обколол 5 наиболее прочно застрявших пароходов, а с выводом остальных вполне справились «Ленин» и «Литке».

Осенью 1938 года — новая спасательная экспедиция. Шхуна «Ост» Гидрографического Управления Главсевморпути вмерзла в лед в Восточно-Сибирском море... Шхуну нашли, но она во льдах сломала руль, и самлостоятельно двигаться в кильватере ледокола по пробитому фарватеру не смогла. Попытки буксировки из-за погоды успехом не увенчались, в результате 8 полярников из команды «Оста» остались на зимовку с кораблем, а «Красин» забрал остальных, оставив зимовщикам продовольствие и теплые вещи.

Самый страшный враг полярника после холода — голод. Чтобы не страдать от недостатка мясной пищи, экипаж ледокола завел... подсобное хозяйство на борту. Силами корабельных плотников построен был на палубе самый настоящий «скотный двор», где находился курятник (птицу кормили жмыхом) и небольшая клеть с поросятами. В курятине, яйцах и сале недостатка не было. А в одну из навигаций ледокол даже завел корову и быка — и занялся откармливанием телят... Вот же не было предела удивлению четверых потерявшихся во льдах и спасенных «Красиным» промысловиков, когда их, оголодавших в пути, начали на борту угощать горячим молоком и свежим, явно не из консервной банки, куриным супом...

"Красин" в Охотском море

Однако зимние навигации не проходят даром, и в октябре 1938 года «Красин» на три месяца встал во Владивостоке в ремонт – заделывать дефект обшивки от столкновения с ледовым торосом и перебирать механизмы. По выходе из ремонта пришлось выйти на содействие гидрографам Охотского моря, а потом получить специальное задание – провести Северным морским путем подводную лодку "Щ-423" из базы в Полярном на Тихий океан. Этой проводкой была доказана возможность переселения субмарин из Мурманска на Камчатку через Север, в чем, честно говоря, до последнего сомневался нарком ВМФ...

Во время ремонта «Красин» подвергся тщательному изучению комиссии, состоявшей из опытных инженеров-кораблестроителей. Цель – проверка эксплуатационных характеристик для возможного использования ледокола в качестве прототипа для большой серии. В результате «Красин» стал родоначальником многочисленной линии тяжелых ледоколов типа «Сталин»-«Сибирь».

" Красин" и участники полярной экспедиции 1939 года

А потом началась Вторая Мировая война... Сухопутные границы России в Европе были полностью блокированы фронтом. Поэтому все союзнические связи с Великобританией и США осуществлялись через Север — морем. Результатом заключенной 14 августа 1941 г. Атлантической хартии, в которой президент США Ф. Рузвельт и премьер-министр Англии У. Черчилль выражали готовность оказать помощь нашей стране в борьбе с немецким фашизмом, стала операция под кодовым названием «Дервиш» — проводка первого транспортного конвоя с вооружением, промышленными и продовольственными запасами для армии и тыла Советского Союза. Конвои шли северными водами Атлантики, Норвежским и Баренцевым морями в порты Мурманск и Архангельск.

В мирное время даже ледокол со своей средней скоростью в 10 узлов пройдет дорогу от Ливерпуля до Мурмана за 12 суток. Но ... в 1941 году этот путь лежал мимо оккупированной врагом Норвегии — с базами немецких бомбардировщиков и подлодок, с засевшими в фиордах надводными рейдерами — вплоть до тяжелых крейсеров и линкора «Тирпиц». И словно специально для них, для самолетов и надводных рейдеров, природой был придуман полярный день: тусклое северное солнце не проваливается за горизонт, обеспечивая хорошие поисковые и стрелковые условия 24 часа в сутки и три месяца кряду... А с ноября по май — другая напасть, полярная ночь со штормами и морозами, когда на бортах транспортов намерзают тонны льда, ухудшая мореходность, а в черной воде шмыгают «волчьими стаями» не нуждающиеся в хорошем визуальном контроле цели субмарины Деница...

«Красин» был мобилизован для работы на северных конвоях, для чего сменил часть бортового оборудования с научного на боевое. Вновь, как в 1916 году, «Красин» получил вооружение. Только тогда выдали малокалиберную артиллерию и боевые прожектора. А на этот раз — три крейсерских 130 мм орудия, 4 пушки Лендера 76.2 мм и 4 пулемета ДШК 12.7 мм в зенитном варианте. Кроме того, ледокол получил посты управления стрельбой, пост санитарно-медицинского блока, средства дегазации района и комплект оборудования для ликвидации последствий газовой атаки, а на всех люках и дверях в каюты в целях светомаскировки устанавливались дверные выключатели.

Кстати, Гитлер почему-то буквально ненавидел ледоколы, и даже обещал наградить железным крестом — высшей наградой Германии — того, кто потопит или выведет из строя хотя бы один советский ледокол. В числе охочих до этой награды оказался «карманный линкор» «Адмирал Шеер», командир которого дал клятву непременно уничтожить «Красина», но — не довелось. Однажды охотник и его несостоявшаяся жертва, как раз проводившая конвой из 5 пароходов, разминулись во льдах на дистанции всего в 60 морских миль...

Вернувшись в середине октября в порт бухты Провидения, капитан ледокола Марков получил неожиданное приказание — готовится к переходу в США. Американцы по договоренности с Советским правительством попросили «Красина» обеспечить проводку десантных транспортов к берегам Гренландии — чтобы захватить организованную там немцами военную базу. Маршрут ледокола должен был пролегать через Тихий океан в порт Сиэтл на западном побережье США и далее через Панамский канал до Галифакса. Плавание проходила нормально, и только у пролива Фука «Красин» попал в жестокий шторм и даже немного побился — волной снесло фальшборт средней части мостика, разбило бот, выбило штормовой щит у рулевой рубки.

После короткого ремонта «Красин» в новогоднюю ночь прошел Панамским каналом и уже 12 января 1942 года прибыл в Балтимор. Здесь на ледокол было установлено новое оборудование: прачечная и гладильная, а также был закончен монтаж противоминной обмотки на корпусе. Кроме этого в Балтиморе ему выдали еще одну трехдюймовую пушку на корме, прямо над буксирной лебедкой, а на мостике и вокруг дымовых труб выше шлюпбалок установили шесть крупнокалиберных и четыре малокалиберных пулемета. Кроме того, кое-какое вооружение поехало в качестве груза — три новые пушки, 16 пулеметов, 2 тысячи снарядов и 220 тысяч патронов.

В Норфолке «Красин» сдал британский воинский экзамен и получил сертификат вспомогательного крейсера. Но операцию в Гренландии отменили, и отправили ледокол в шотландский порт Глазго, где он вновь получил дополнительное вооружение: две 12 фунтовые пушки, трехдюймовое универсальное орудие, пять пулеметов типа «Браунинг» и два малокалиберных пулемета.

10 апреля 1942 года вооруженный буквально «до зубов» ледокол с конвоем отправился в Исландию. Путь был чрезвычайно опасен, конвой попал в сильный шторм, и один из конвойных дрифтеров предложил капитану Маркову вернуться. «Красин» остался... Несмотря на то, что за несколько минут до диалога с дрифтером в 5 метрах от его форштевня продрейфовала потерявшая ход немецкая торпеда. Значит, еще и лодки...

"Красин" в годы войны

«Красин» в составе PQ-15, в котором участвовали 26 транспортных судов и 20 судов охранения, вышел из Рейкьявика в Мурманск. Со времени начала конвойных операций в СССР PQ-15 был самым крупным караваном. В охране было задействовано 16 тральщиков, отряд из 4 эсминцев, два крейсера, вспомогательный крейсер ПВО «Уильстер Куин» и подводная лодка «Стёджен». В группе дальнего прикрытия шла эскадра в составе линкоров «Джордж Вашингтон» и «Кинг Джордж V», крейсеров «Тускалуза» и «Уичита», а так же эсминцы «Мадисон», «Планкит», «Уэйнрайт» и «Уилсон». Наряду с британскими и американскими кораблями, к обеспечению дальнего прикрытия были привлечены польская подводная лодка «Ястржеб», норвежская «Уредо» и французская «Минерва». А в ордер грузовых пароходов впервые введен гидроавианосец «Эмпайр Морн». Гидроавианосец обычно отличается от палубных тем, что его самолеты стартуют с катапульты и могут садиться на воду. Впрочем, конкретно этому выдали обыкновенные, не плавающие «спитфайры» на колесах, и раз выпустив их в полет, он уже не мог ни принять их обратно, ни посадить на волну. Выполнив задание и израсходовав горючее, летчики выбрасывались с парашютом и попросту топили свой самолет, после чего их приходилось искать в воде по оранжевым спасжилетам.

«Красин» шел первым в четвертой колонне. На четвертые сутки после выхода в море, 30 апреля, конвой был обнаружен немецким авиаразведчиком и атакован авиацией: в три волны, попеременно бомбардировщиками и торпедоносцами. Ледокол «Красин» открыл огонь по самолетам и спас от бомб не только себя, но и соседа — канадский ледокол «Монткальм».

Удивительно, но факт: штатная, а не вспомогательная группа прикрытия конвоя под огнем потеряла строй, и линкор «Кинг Джордж V» задавил в строю свой же эсминец. С воды было поднято 226 английских моряков, а линкор пришлось снимать с операции и срочно заменять на однотипный «Дюк оф Йорк».

Новая трагедия настигла конвой на следующий день. Норвежский эсминец «Сент Элбанс» и британский тральщик «Сигал» пошли на сигнал какого-то транспорта, сообщившего, что за ним, якобы, следит подводная лодка. Нашли лодку, оглушили глубинными бомбами и принудили к аварийному всплытию. И тут оказалось, что это — прикомандированный к этому же конвою поляк «Ястржеб», который отклонился от своего места в ордере... Хуже всего, что через некоторое время сказались последствия гидродинамического удара, полученного в ходе этой атаки: «Ястржеб» вскоре затонул...

В ночь со 2 на 3 мая шесть германских «хейнкелей» напали на конвой совершенно внезапно — несмиотря на усиленные посты ПВО — и закидали транспортный ордер торпедами. Погиб транспорт «Кэп Корсо», остался без хода и был добит эсминцами конвоя после снятия экипажа лидер транспортной колонны «Ботавон», а отбившийся от строя пароход «Ютланд» через сутки буквально разорвали германские подлодки.

3 мая налеты продолжились. Причем, «Красин» сбил три торпедоносца. А 4 мая, после атаки немецких самолетов на вооруженный траулер «Кэп Палиссер», еще два. Правда, «Палиссер» все-таки затонул от полученных повреждений.

5 мая 1942 года конвой достиг острова Кильдин и вошел в Кольский залив. Так завершился выдающийся поход ледокола «Красин» через два океана по маршруту: бухта Провидения — Сиэтл — Панамский канал — Балтимор — Норфолк — Нью-Йорк — Бостон — Портленд -Галифакс — Глазго — Рейкьявик —Мурманск. Поход длиною в 15 309 миль...

"Красин": Гидрографические работы во льдах

После конвоя PQ-15 ледокол «Красин» — снова в ремонте. С очередным усилением вооружения: получил еще шесть дальнобойных трехдюймовых (76.2 мм) орудий, семь 20 мм зенитных автомата типа «Эрликон», шесть крупнокалиберных пулеметов типа «Браунинг» и четыре малокалиберных пулемета типа «Браунинг» 7.3 мм. Погреба переоборудовались с расчетом иметь 3 тысячи снарядов для пушек, 9 тысяч патронов для автоматов типа «Эрликон», 39 тысяч патронов для крупнокалиберных пулеметов типа «Браунинг» и 40 тысяч патронов для малокалиберных пулеметов...

В навигацию 1942 года ледокол «Красин» провел по трассе Северного морского пути десять судов с грузом леса, руды и асбеста для Дальнего Востока и Чукотки. Приняв караван под проводку рядом с о. Диксон, ледокол буквально спас этот караван от огня немецкого карманного линкора «Адмирал Шеер», уведя суда во льды высоких широт... О том, что оставили без обещанного Гитлером ордена своего «персонального» врага, пообещавшего своему фюреру «мокрый вымпел русского ледокола», красинцы узнали только месяц спустя — из трофейной газеты.

"Красин" после модернизации

За мужество и отвагу, проявленные при выполнении ответственных заданий в военные годы, свыше 300 моряков «Красина» получили правительственные награды. Фактически, это весь состав экипажа.

С 1 апреля 1972 года ветеран ледокольного флота служил при Министерстве Геологии РСФСР. После демонтажа безнадежно вышедшей из строя одной из машин и перевода части котлов на режим «энергоблока» — вырабатывать электроэнергию для геологов, — он потерял способность работать в тяжелой ледовой обстановке из-за падения мощности. Но был оставлен в строю как гидрограф-исследователь. А в 1989 году состоялась передача НИС «Леонид Красин» Морской арктической геологоразведочной экспедиции ПГО «Севморгеология» Министерства Геологии СССР на баланс Международного фонда истории науки.

Рында ледокола "Красин"

Фрагмент из книги С. Самченко  "Высокие широты"

Игорь Глазков. Будем жить! Герой дня.Виктор Яценевич