Фельдмаршалу никто не пишет

75 лет назад, в сентябре 1943 года на спецобъекте НКВД №15 в подмосковном поселке Лунево был создан Союз немецких офицеров. Более сотни делегатов из числа взятых в плен офицеров вермахта приняли обращение к немецкому народу с призывом заключить мир и выступить против Гитлера. Возглавить Союз согласился генерал Вальтер фон Зайдлиц, бывший командир 51 корпуса 6-й армии, чьи подчиненные годом ранее водрузили фашистский флаг над сталинградским Мамаевым курганом. Это был последний успех немцев под Сталинградом. В Лунево фон Зейдлиц мог снова праздновать победу. Ради согласия генерала встать во главе антифашистской офицерской организации советское командование удовлетворило практически все требования фон Зейдлица - повышенные нормы питания из-за «напряженной умственной работы», право носить ордена и выделенные унтер-офицеры для обслуживания членов Союза во время еды. А также радио, пианино, сапожник, портной и парикмахер лично для фон Зейдлица – аристократическое происхождение давало знать о себе даже в плену.

Генерал-полковник Ф. Паулюс обозревает окруженный Сталинград. Справа – генерал В. Фон Зейдлиц. Осень 1942 года

Дело в том, что немецкие части, даже находясь в окружении, продолжали оказывать упорное сопротивление, и уговорить их сдаться для уменьшения бессмысленных потерь с обеих сторон было нелегко. Необходимо было воздействие со стороны тех высших офицеров, которые пользовались авторитетом среди рядового состава. Кроме того, значительное число немецких пленных даже после Сталинграда и Курской дуги продолжали верить в победу Германии. В созданном в июле 1943 года для работы среди военнопленных «Национальном комитете «Свободная Германия» не было никого выше майора, и авторитетом он не пользовался. Первоначально предполагалось, что Союз немецких офицеров возглавит единственный попавший в плен генерал-фельдмаршал, но это предложение, с которым к Фридриху фон Паулюсу на их личной встрече в июне обратился председатель Коммунистической партии Германии Вильгельм Пик, было отвергнуто. «Эти отбросы нации попали под влияние русской пропаганды, - записал тогда Паулюс в дневнике. - Гитлер и правительство никогда не будут свергнуты». 23 сентября пленному генерал-фельдмаршалу исполнилось 53 года.

Фельдмаршал Ф. Паулюс читает обращение «Национального комитета «Свободная Германия»

К тому времени советские органы контрразведки знали о Паулюсе почти все. О том, что родился он в Пруссии в семье бухгалтера. Проучившись пару семестров на юридическом факультете, добровольцем пошел в армию. Всю Первую Мировую войну провел на фронте в Италии, хотя в каких-либо значительных боевых действиях участие не принимал. Став лейтенантом, женился на румынской аристократке Елене Констанции Розетти-Солеску, с братом которой служил в одном полку. После войны - два десятилетия скитаний вместе с женой и тремя детьми по гарнизонам. Вторую Мировую генерал-майор Паулюс встретил в должности начштаба армии. После того, как благодаря его плану немецкие войска за считанные часы захватили Бельгию и Голландию, он становится заместителем начальника Генерального Штаба и генерал-лейтенантом. Составленный Паулюсом оперативный план военных действий против Советского Союза так понравился Гитлеру, что именно Паулюсу было поручено взять реванш за поражение под Москвой. Шокируя заслуженных генералов, Гитлер ставит Паулюса, никогда не командовавшего соединением крупнее батальона, во главе 6-й армии, после чего за новоявленным командармом закрепилось прозвище «любимчик фюрера». Ну а потом был Сталинград. Если бы в ноябре 1942 года, уже предчувствуя окружение, Паулюс оставил бы город или в начале января 1943 года, как советовал фон Зейдлиц, бросил армию навстречу рвавшимся к Сталинграду танкам Манштейна, возможно, такой катастрофы бы не случилось. Но Гитлер запретил отступать, и Паулюс выполнил приказ, обрекая армию на погибель.

«Небритый мужик в замызганной одежде», - таким 31 января 1943 года в момент пленения увидел Паулюса старший лейтенант Федор Ильченко в подвале сталинградского универмага. Днем ранее приказом Гитлера ему было присвоено звание фельдмаршала.

Пленного фельдмаршала вывезли в южный пригород Сталинграда Бекетовку в штаб 64-й армии генерала Шумилова, где после краткого разговора и сытного обеда, сдобренного, как признавал сам Паулюс «изумительной водкой», доставили в ставку Донского фронта. Там Паулюс вместе с двумя десятками других пленных генералов, включая командира 24-й танковой дивизии Арно фон Ленски и самого фон Зейдлица предстал перед советскими и зарубежными журналистами.

«Меня поразил их здоровый вид, - удивлялся корреспондент Лондонского радио Александр Верт. – Ясно, что на протяжении всей агонии немецкой армии, когда их солдаты умирали с голоду, они продолжали получать регулярное и хорошее питание. Единственным человеком, который выглядел плохо, был сам фельдмаршал Паулюс. Он выглядел бледным и больным, левая щека его нервно подергивалась. При этом сразу ощущалось его врожденное чувство собственного достоинства».

Через несколько дней Паулюса вместе с остальными высокопоставленными пленниками под конвоем доставили в Москву, в лагерь под Красногорском, затем в Суздаль, в лагерный пункт, созданный в бывшем Спасо-Евфимьевском монастыре, и, наконец, в бывший санаторий Войково, рядом с деревней Чернцы в самой гуще глухих муромских лесов. «Проживают все генералы в 2-этажном здании. Территория лагеря обнесена 2,5-метровым забором, - докладывал наркому внутренних дел Лаврентию Берии начальник Управления по делах военнопленных и интернированных (УПВИ) НКВД СССР генерал-майор Иван Петров. - Военнопленные генералы пользуются садом для прогулки и огородом, на котором работают в светлое время. За зону лагеря генералы не выводятся».

Однако НКВД не оставляло попыток привлечь Паулюса к антифашистской деятельности. В июле 1944 года Паулюс был переведен поближе к Москве - на спецобъект №35/В «Озеры», неподалеку от подмосковного Одинцово, бывшую дачу наркома внутренних дел Генриха Ягоды. Убеждать фельдмаршала присоединиться к «Союзу немецких офицеров» были направлены уже вступившие в Союз немецких офицеров бывшие подчиненные Паулюса фон Зейдлиц и фон Ленски, а также сдавшийся под Минском и согласившийся сотрудничать с НКВД генерал Винцент Мюллер.

Однако последней каплей, склонившей Паулюса к выбору, стала казнь его друга, генерал-фельдмаршала Эрвина фон Вицлебена, участвовавшего в заговоре против Гитлера 20 июля 1944 года. 8 августа Паулюс выступил по радио с призывом к немецкой армии повернуть оружие против Гитлера. 14 августа он вступил в Союз немецких офицеров.

С лета 1944 до весны 1945 года Паулюс неоднократно выступал по радио с призывами к немецким солдатам прекратить сопротивление. В отместку жена Паулюса, его дочь, невестка и сын Эрнст, получивший тяжелое ранение под Сталинградом, в Германии были брошены в концлагерь. От расстрела их спасло стремительное наступление войск союзников. Еще один сын Паулюса, Фридрих погиб в боях с англо-американскими войсками в Италии.

После капитуляции Германии, 30 сентября 1945 года Берия предложил ликвидировать немецкие антифашистские организации за ненадобностью. 2 ноября «Национальный комитет «Свободная Германия» и Союз немецких офицеров объявили о самороспуске. По соглашению союзников по антигитлеровской коалиции, все немецкие военнопленные, кроме осужденных за воинские преступления, должны были быть отправлены на родину до конца 1948 года.

В феврале 1946 года, после сенсационного выступления Паулюса на Нюрнбергском процессе в качестве обвинителя с советской стороны, ему была предоставлена дача в подмосковном рабочем поселке Томилино, неподалеку от Люберец. «Привлекательный загородный дом с застекленной верандой и террасой, выходящей в сад», - таким в июле 1947 года увидел дачу Паулюса - «спецобъект МВД №5», как она называлась в документах, бывший личный адъютант фельдмаршала полковник Вильгельм Адам.

Выступление Ф. Паулюса на Нюрнбергском процессе

Вместе с Паулюсом на даче находились генералы Эрих Бушенхаген и Рудольф Бамлер. Затем их сменили доктор медицины генерал-майор Вальтер Шрейбер, некогда возглавлявший медицинскую службы укрепрайона «Берлин», и Винцент Мюллер. Летом 1947 года Шрейбер и Мюллер сопровождали Паулюса во время его поездки в Крым на лечение, продолжавшейся более двух месяцев. В сентябре 1947 года Паулюс вновь посетил Сталинград, где консультировал создателей фильма «Сталинградская битва», после чего вновь возвратился в Томилино.

В июле 1948 года немецкая «Берлинер Цайтунг» так описывала жизнь «Томилинского узника»: «Паулюс живет вместе с несколькими бывшими немецкими офицерами на строго охраняемой даче под Москвой. С ним обращаются как с военнопленным, но ему предоставляются все удобства, которыми пользуются его товарищи. Он читает книги по истории и философии, газеты «Правда» и «Известия», и все берлинские газеты. Советское управление лагерями предоставило в его распоряжение радиоприемник, дающий ему возможность слушать передачи из всех стран. Он изучает русский язык и совершенствуется во французском языке, много занимается спортом, часть времени посвящает занятиям по рисованию и живописью. Алкоголь употребляет мало, курит - умеренно, в среднем 10-15 сигарет в день». Ношение военной формы и орденов было запрещено, но все по-прежнему обращались к Паулюсу не иначе как «господин фельдмаршал». По словам Вильгельма Адама, время было заполнено «учебой, чтением, уборкой снега, прогулкой, разговорами». Однако весной 1948 года генералы фон Ленски, Шрейбер, Мюллер, а также полковник Адам вернулись в Германию. С Паулюсом остались лишь ординарец Эрвин Шульте и личный повар Георг Лев.

Дача в Томилино. Рисунок Ф. Паулюса

Судьбы генералов, принимавших участие в создании Союза немецких офицеров сложились по-разному. Винцент Мюллер стал одним из создателей армии Германской Демократической Республики. Арно фон Ленски был назначен заместителем министра обороны и командующим танковыми войсками. Бывший начальник военной контрразведки вермахта генерал Рудольф Бамлер продолжил службу в Министерстве госбезопасности ГДР. Что касается Вальтера фон Зейдлица, то после отказа возвращаться в ГДР и его резких высказываний о разделе Германии, в феврале 1950 года он был арестован и помещен в Бутырскую тюрьму, из которой освободился только после смерти Сталина.

Сам Паулюс предполагал, что по возвращению в Германию ему предложат пост начальника полиции советской зоны оккупации. Меж тем советская разведка получила информацию, что пленники из Томилино поддерживают тайную связь с Германией. Подозрение усилилось после бегства генерала Шрейбера к американцам. Была усилена охрана дачи. Одного-единственного фельдмаршала охраняло 18 солдат и 14 офицеров. У Паулюса изъяли радиоприемник, он перестал получать немецкие газеты, были ограничены его прогулки за пределы дачи, перестали приходить письма. Даже о смерти жены ему сообщили только спустя месяц после похорон. Паулюс написал письмо Сталину, настаивая на личной встрече, но Сталин на письмо не ответил.

Вскоре выяснилась, что известие о его контактах с Германией было фальшивкой. Паулюсу вернули радио, вновь стали приходить письма. Были возобновлены поездки в Москву. К примеру, осенью 1949 года он по два раза побывал в Большом театре и на концертах классической музыки, посетил Музей Революции, Политехнический музей, Музей кустарной промышленности, парк культуры и отдыха, и трижды был в кино – в люберецком кинотеатре «Победа», где, в частности, посмотрел трофейный немецкий музыкальный фильм «Летучая мышь» с Мартой Харель в главной роли. «Я как никогда очень громко и от души смеялся и за эти два часа забыл обо всем, в том числе - и обо всех своих невзгодах», - записал он в своем дневнике. Конечно, выезды на культурные мероприятия проходили только в будние дни, в штатской одежде и в сопровождении охраны.

Наконец, 9 февраля 1950 года министр внутренних дел СССР Круглов подписал приказ, согласно которому бывшего фельдмаршала Паулюса самолетом или в мягком вагоне поезда надлежало доставить в Берлин, где «передать его представителям Советской контрольной комиссии и Германской демократической республики». Однако Сталин это решение не утвердил. На Западе уже давно ходили слухи, что Паулюс собирает из оставшихся в России военнопленных армию, которая в случае окончательного разрыва СССР с союзниками, оккупирует Западный Берлин. В игре на нервах с Лондоном, и Вашингтоном Паулюс был козырем, и расставаться с ним Сталин не собирался.

Потянулись бесконечные месяцы ожидания. Летом 1949 года Паулюс провел две недели в Центральном госпитале МВД, лечась от радикулита. В феврале 1952 года начались проблемы с сердцем. У него пропал аппетит, стала мучить бессонница. «Я ничего не вижу, лишь забор да аллею, по которой хожу целыми днями», - жаловался фельдмаршал. В сентябре 1952 года ему исполнилось 62 года. Из них почти 10 лет он провел в плену.

Надежда на перемену участи появилась после смерти Сталина. 27 сентября 1953 года Паулюс встретился с Генеральным секретарем Социалистической Единой партии Германии, вторым человеком в ГДР Вальтером Ульбрихтом. На вопрос о его жизни в СССР, Паулюс рассказал, что он посещает театры и выставки, видел очень много русских опер и балетов, как в театрах, так и по телевизору. «Думаю, что вопрос решен», - на прощание сказал Ульбрихт.

19 октября главнокомандующий Группой советских войск в Германии Василий Чуйков сообщил в Москву, что немецкое правительство готово принять Паулюса. 21 октября Пленум ЦК КПСС вынес постановление, в соответствии с которым «военнопленный фельдмаршал бывшей немецкой армии Паулюс должен быть репатриирован в ГДР». 24 октября Паулюс, его ординарец Э. Шульте и повар Г. Лев навсегда покинули Томилино. Перед отъездом Паулюс написал заявление Советскому правительству, в котором признался, что, придя к нам как враг, «теперь же я покидаю эту страну как друг». От лица руководства МВД СССР Паулюсу был вручен ценный подарок – радиоприемник «Воронеж».

«Томилинского сидельца» торжественно встретили в Берлине, после чего поместили на роскошную, строго охраняемую виллу в Дрездене. Дочь и сын Паулюса отказались переехать к нему, предпочитая проживать в Западной Германии. По сути, бывший фельдмаршал просто сменил одну клетку на другую – позолоченную на золотую. Жить ему оставалось чуть более трех лет…

Подвиг Георгия Шарабарина 12 ноября 1943 года 75 лет назад был освобожден Смоленск