Крестный путь партизана Гурьянова

10 октября отметил бы день рождения Михаил Алексеевич Гурьянов, герой Великой Отечественной войны, комиссар партизанского отряда, действовавшего на оккупированной фашистами территории Калужской области, Герой Советского Союза.

Михаил Гурьянов

Родился Михаил в селе Петровское под Москвой , ныне это территория Истринского района Московской области, в семье простого рабочего. До революции учился мало — всего два класса церковно-приходской школы. Трудовую биографию начал рано — мальчиком на побегушках при чайной лавке местного купца. К купеческому сыну ходил учитель, и чумазый Мишка, потчуя его по приказу хозяина чаем в людской, признался: ему тоже страсть как хочется быть по-настоящему грамотным, серьезные книжки читать, а не только подаренный попом в старой школе «Часослов».

— Церковные книжки скучные. И написаны так, как люди никогда не говорят...

— А какие книжки тебе нужны?

— Про людей. Про войну. Про путешественников... Только не про любовь — такие я видел уже у хозяйки Арины Николаевны. «Милая, ты моя навеки! — воскликнул Альфред, жарко обнимая счастливую Марианну, а та в ответ подарила ему страстный поцелуй алых, как роза, губ...» Фу, неинтересно!

— Ишь ты, запомнил...

— А с первого раза! Мне довольно один раз прочесть, хоть бы и по складам. Правда, что у них там дальше было, я не знаю: хозяйка увидела, что я книжку взял без спросу — и ну меня ругать и за волосья тягать! Во — даже плешь оставила! — показал Мишка вырванный клок волос на затылке.

— Сколько тебе лет? Двенадцать? Ну, про любовь, наверное, тебе читать и в самом деле рано. Тем более, что взял без спросу. А вот с хозяином твоим я поговорю, будешь учиться!

Учителю не без труда удалось убедить купца, что юный батрак может заниматься вместе с его наследником. В конце концов, не век же парню самовары ставить — понадобится купцу грамотный приказчик — вот, Мишка-то и будет под рукой! Купец согласился, но... вычел у своего работника из жалования — за науку.

Из этих уроков Мишка постепенно узнал, что Земля — круглая, и что на другом ее боку, за океаном, находится Америка, что Россия — самая большая держава в Европе, если не считать англичан, но в России — вся земля своя, здешняя, а Англия так выросла, потому что завоевывала заморские колонии. Из-за передела этих заморских колоний и возникла война, на которую забрали Мишкиного батьку. И что трудовому народу в любой стране живется тяжело и голодно, а хорошо и сытно — только купцам, помещикам и некоторым священникам побогаче.

Потом хозяйского сынка отправили в гимназию, а учителя — в ссылку. Мишку расспрашивал о нем полицейский пристав, но парнишка ни словом не обмолвился, что знает один секрет: он в курсе, как сделать жизнь трудового народа лучше. Для этого надо, чтобы пришли с войны солдаты, подняли все население и скинули с трона царя. Тогда они выберут свое правительство и сами будут решать свои дела по справедливости, а этому приставу только и останется, что повесить наган и шашку на стену, взять, к примеру, лопату, и самому начать жизнь рабочего человека...

С этого наивного, но, в принципе, верного убеждения и начался путь простого подмосковного паренька Мишки Гурьянова в революцию. Когда царя на самом деле скинули, Михаилу было уже почти 15 лет. И он принял смену власти в стране всей душой... Купец в 1918 году вместе с семьей сбежал с белыми, бросив своего несостоявшегося приказчика на произвол судьбы, и Мише только и оставалось, что примкнуть прокорма ради к трудовой артели в Москве, на заводе «Проводник». Здесь он стал учеником токаря, а по вечерам разбирал на заводском дворе оставшиеся с осени 1917 года баррикады...

Два года на заводе сделали из юноши хорошего мастера. С 1920 года он трудился токарем и наладчиком станков на Манихинской (ныне Октябрьской) фабрике суконных и валяных изделий. Вступил в комсомол, потом, в 1931 году — и в партию, стал секретарем фабричной партийной ячейки.

В 1933 году Михаила отправили на курсы советского строительства. Это было удивительное учебное заведение — здесь учили строить не дома, плотины и заводы, а новое, справедливое советское общество. Фактически, курсы готовили партийные кадры для будущего руководства советским государством. По их окончании был избран председателем Дедовского поселкового Совета. С 1938 года Михаил — председатель исполкома Угодско-Заводского райсовета Московской области...

В боях под Калугой

...Когда разразилась война, Михаил Гурьянов получил особое партийное поручение: подготовить на случай захвата немцами территории Калужской области очаг партизанского сопротивления. В лесах на территории Угодско-Заводского района был оборудован тайный партизанский лагерь — схрон. С теплыми, обшитыми по стенам тесом землянками для жилья, оружейными и продовольственными складами, лазаретом и даже конюшней...

Из местного населения был сформирован партизанский отряд численностью в 300 штыков — в том числе, с бывшими угодскими сотрудниками НКВД и кадровыми офицерами в составе. Возглавил отряд Виктор Алексеевич Киселев — впоследствии знаменитый партизанский командир, Герой Советского Союза. А Михаилу суждено было стать комиссаром отряда.

Как устроен партизанский лагерь. Современная реконструкция

Уже одна из первых боевых операций Угодских партизан переполошила немцев. От разветвленной сети подпольной агентуры партизанам стало известно, что в райцентре Угодский Завод у немцев стоит штаб 263-й пехотной дивизии 12-го армейского корпуса. 24 ноября 1941 года партизанский батальон окружил поселок Угодский завод и тремя колоннами, прорвав немецкую предместную оборону, двинулся к райисполкому, где располагался штаб. Атака отряда была стремительной и дружной. Бой кипел по всему поселку. Взлетел на воздух склад с боеприпасами. В другом месте загорелись бочки с бензином. Стало светло, как днем. Куда бы ни бросались в панике немцы — везде их настигали карающие выстрелы партизан.

Радиоточка в партизанском лагере

Именно то, что до войны комиссар Гурьянов здесь работал, способствовало успеху операции. Михаил вывел своих бойцов к неприметному заднему крыльцу райисполкома, в то время, как две других колонны обстреливали фасад здания. В решающий момент немцам был нанесен удар с тыла. Райисполком был взят, штабная документация захвачена, враг потерял полтысячи солдат и офицеров убитыми и ранеными.

Партизаны ведут бой. На переднем плане медсестра перевязывает раненого

Но партизанский отряд, потерявший, кстати, всего 18 человек убитыми и 8 — ранеными, не мог бы удержать отбитый у врага городок: к немцам подходили подкрепления. Было принято решение отступить в лес, куда фашисты после такой громкой акции вряд ли рискнули бы сунуться.

Партизаны отходили несколькими немногочисленными группами. И отряд, уходивший последним, угодил возле деревни Рыжково по пути к партизанскому схрону, в засаду немецкой зондеркоманды.

Плакат времен войны

В ходе короткого, но страшного боя прикрывавший с автоматом в руках отход своих товарищей Михаил Гурьянов получил тяжелую рану. Соратники сочли комиссара убитым и отступили в лес. Но он был еще жив...

Враги подобрали раненого партизана, бросили на подводу и отвезли в Угодский Завод. Здесь его привели в чувство, чтобы допросить с пристрастием...

Трое суток мучили немцы Гурьянова. Секли шомполами и плеткой из электропровода. Ножом растравляли рану. Поджигали волосы на голове. Не давали ни есть, ни пить. Михаил молчал — лишь часто терял сознание от кровопотери. Целью допроса было выяснение численности партизанского отряда, наделавшего врагу столько бед...

От одного из полицаев немцы выяснили, что Михаил — коммунист, более того — сотрудник советской администрации поселка. Тогда они решили публично казнить его — в назидание жителям оккупированных территорий.

— Скажите хоть напоследок, кто вы на самом деле? — через полицая-переводчика спросил немецкий гауптман.

— Все верно говорит ваш прихвостень, — поднял тяжелую после побоев голову Михаил, — Я — Гурьянов. Комиссар. Председатель местного Совета депутатов трудящихся. И я горжусь этим! А чем может гордиться ваш иуда?

— Вы — смелый человек. Германское командование уважает смелость. Вам будет сохранена жизнь, если скажете, где партизаны, сколько их, с кем они держат связь, кто командир отряда...

— Что ж, скажу. Где партизаны? А везде. Численность наша — миллионы советских людей. И связь они держат со всем народом по ту сторону линии фронта. И лично с товарищем Сталиным в городе Москве — тоже. Сегодня вы можете меня убить. Но живым с нашей земли не уйдет никто из вас! Слышь, предатель, так и переведи своему белобрысому хозяину!

— Вас повесят...

— Всех не перевешаете!

Каратели соорудили виселицу здесь же — сплели петлю из телефонного провода и привязали к балкону полусожженного райисполкома. И на вечерней заре вывели под этот балкон связанного Гурьянова.

Казнь партизана Виноградова. Точно так же был повешен и Гурьянов

Михаил не мог сам стоять на ногах, и его тащили под руки два немецких солдата. Подняли на колоду, поддерживая с двух сторон. Полицай надел на шею комиссара петлю. В сумерках качнулась перед глазами нестройная толпа местных жителей — в основном, баб и ребятишек, согнанных силой — смотреть на экзекуцию партизана...

— Товарищи! — голос Гурьянова загремел над площадью неожиданно сильно, — сейчас эти сволочи будут меня убивать. Но вы не страшитесь врага. Смерть одна, и смелым она не страшна. Уничтожайте фашистов, пусть они вас боятся! Да здравствует Родина!

Полицай выбил колоду из-под ног Михаила. Комиссар захрипел, чуть касаясь пальцами босых ног земли — петля из провода сильно растянулась. Немцы нарочно сделали виселицу именно такой — чтобы партизан не умер сразу, а еще помучился перед кончиной... Только через 20 минут страшный хрип стих, побагровевшее лицо стало спокойно.

— Не снимать! — велел гауптман и ушел с балкона.

«Уходили в поход партизаны...»

Почти неделю находилось тело комиссара на месте казни. А немцы еще и издевались над ним — кололи штыками мертвеца, выбили глаза, вырезали звезду на груди. Лишь в начале декабря, когда в поселке уже слышалась канонада перешедшей в контрнаступление Красной армии, и немцам было не до повешенного, кто-то из смелых подпольщиков ночью перерезал провод и унес Михаила в подвал близлежащего здания, чтобы тайно похоронить.

Когда части Красной Армии освободили Угодский Завод, местные жители рассказали командованию о похороненном в подвале партизанском комиссаре. Временное захоронение было разрыто. И государственная комиссия составила подробный акт об очередном зверстве фашизма...

«Гурьянов Михаил Алексеевич был зверски замучен немецко-фашистскими захватчиками и подвергнут казни через повешение, — гласил документ, — на шее казненного — странгуляционная полоса от проволочной петли. Обе руки на ладонях обожжены, местами — до обугливания. На голове — прижизненная рана с подгорелыми лоскутами кожи. Кожа на спине иссечена при порке проволочной плеткой и железным прутом. Все тело покрыто кровоподтеками и почернело. На правой ноге намотана мешковина, пропитанная кровью, под мешковиной — рана»...

В канун нового 1942 года жители поселка похоронили своего комиссара в сквере напротив райисполкома. А после Победы над фашистской Германией мать героя Анна Павловна Гурьянова получила из Москвы объемистый пакет — письмо от самого «Всесоюзного старосты» Михаила Ивановича Калинина:

«Уважаемая Анна Павловна! Ваш сын Гурьянов Михаил Алексеевич в боях за Советскую Родину погиб смертью храбрых. За геройский подвиг, совершенный Вашим сыном Михаилом Алексеевичем Гурьяновым в партизанской борьбе в тылу против немецких захватчиков, Президиум Верховного Совета СССР Указом от 16 февраля 1942 года присвоил ему высшую степень отличия — звание Героя Советского Союза.

Посылаю Вам, уважаемая мать Героя, грамоту Президиума Верховного Совета СССР о присвоении Вашему сыну звания Героя Советского Союза для хранения в память о сыне, подвиг которого никогда не забудется нашим народом»...

Мемориальная доска в память героя

Установление судебы. Андрей Васильевич Легедза Ветеран получил золотой значок за выполнение норм ГТО