Новороссийско-Таманская операция

9 октября 1943 года завершилась Новороссийско-Таманская стратегическая наступательная операция, длившаяся 30 суток, — заключительная часть битвы за Кавказ. В процессе этой кровопролитной битвы Красная Армия прорвала мощную линию обороны немецких войск — «Голубую линию» на краснодарско-таманском направлении, разгромили силы 17-й немецкой армии и полностью освободили Таманский полуостров и Новороссийск.

В результате наступления весны-лета 1943 года войска Северо-Кавказского фронта вплотную подошли к мощному немецкому укрепрайону, который в штабных документах врага назывался «Готтенкопф» — «готская голова», или попросту «Голубая линия», по цвету рисунка на карте. В течение боев 29 апреля — 15 мая 1943 года войска Северо-Кавказского фронта провели наступательную операцию, пытаясь пробить «Голубую линию» и овладеть Таманским полуостровом. Войска наступавшей на центральном направлении 56-й армии генерала А.А. Гречко овладели станицей Крымская — одним из узловых пунктов немецкой обороны. Но на этом успехи Красной армии, увы, закончились...

Немцы перебросили подкрепления под станицами Киевская и Молдаванская и остановили советское наступление. Особую роль в этом сыграла массированная бомбардировка — враг натравил на позиции наших войск около полутора тысяч самолетов, поднимавшихся с аэродромов на Керченском полуострове. Потери от бомбежек были огромны.

В небе над линией противостояния разгорелся ожесточенный воздушный бой между нашей 4-й воздушной армией под командованием генерала К.А. Вершинина и немецким 4-м воздушным флотом фельдмаршала В. Рихтгофена. Вершинин широко применял постоянное дежурство авианаводчиков на передовой, массовый одновременный вылет истребителей силами 5 авиаполков, обмен боевым опытом среди летчиков — впервые были организованы армейские конференции летчиков-истребителей. И планы немцев по уничтожению закрепившихся на плацдарме наших войск были сорваны.

Летом Красная Армия разгромила вермахт под Орлом, Белгородом и Харьковом. Советские воины прорвали немецкую оборону на реках Днепр, Миус и Молочная. Советские войска продвинулись на запад от 300 км в центральной части фронта до 600 км на юге. Таким образом, появились благоприятные условия для удара Северо-Кавказского фронта. Таманский плацдарм потерял значение плацдарма для развертывания очередного наступления Вермахта.

Немцы поняли, что развернуть новую атаку с Тамани не удастся. Но и сдавать рубеж были не намерены, продолжая строительство укреплений по всей линии, пополняя обороняющиеся войска. Удержать полуостров было для них необходимостью — он обеспечивал защиту морских коммуникаций и ограничивал действия советского Черноморского флота, прикрывая подходы к Крыму...

«Голубая линия», схема обороны

Что же представляла собой знаменитая «Голубая линия»? На северо-востоке театра военных действий у побережья Азовского моря и долины реки Кубань преобладала болотистая низменность со значительным количеством плавней, лиманов, рек, речек и ручьев. Юго-восточный участок района боевых действий — горно-лесистый. В глубине полуострова, от района Анапы, местность была относительно ровной. От линии Темрюк, Благовещенское, в западной части Таманского полуострова, войска могли наступать только по узким дефиле между лиманами. Это позволило немцам создать прочную систему обороны, превратив населенные пункты и некоторые участки местности в узлы сопротивления.

Уже в январе 1943 года немецкое командование, опасаясь, что стремительное наступление советских войск приведёт к полному разгрому кубанской группировки, приступило к сооружению оборонительных рубежей в низовьях реки Кубань. Работы велись силами военнопленных и подневольных батраков из местного населения: на строительство оборонительной линии немцы сгоняли народ тысячами, под конвоем автоматчиков и натасканных на охрану пленных свирепых собак. Саботажников расстреливали на месте, и по свидетельству выживших, нередко замуровывали в бетон укреплений...

За четыре с лишним месяца таким образом было построено несколько оборонительных рубежей с промежутками между ними от 5 до 25 км. Главная оборонительная полоса, собственно «Голубая линия», имела глубину до 6 километров. Она состояла из трёх-четырёх позиций, защищенных минными полями и несколькими рядами проволочных заграждений. За ней на глубину в 30-40 км располагались вспомогательные хорошо подготовленные оборонительные рубежи. Так в 10-15 км от главной оборонительной полосы проходила вторая полоса. Левый фланг «Голубой линии» располагался у Косы Вербяной, шел через приморские лиманы, затем вдоль реки Курка. Затем оборона проходила на восток по болотистой местности у реки Адагум до станицы Киевская. С фронта этот участок был защищен широкой полосой прикубанских плавней. Далее передний край сворачивал на юг.

Учитывая тот факт, что центральный участок «Голубой линии» протяженностью в 32 км был наиболее удобен для советского наступления, немцы уделили особое внимание его укреплению. Здесь проходили две позиции с большим количеством узлов сопротивления и опорных пунктов. Станицы, хутора и господствующие высоту подготовили к долговременной обороне. Промежутки между ними постарались прикрыть железобетонными огневыми точками с броневыми колпаками. Основными узлами сопротивления в первой полосе обороны были станица Киевская и высота с отметкой 195.5. Киевская закрывала путь на Тамань через станицу Варениковская, а высота 195.5 — шоссейную и железную дороги через станицы Нижне-Баканская и Верхне-Баканская, которые шли на Новороссийск.

Мощнейший узел обороны второй позиции создали в станице Молдаванская, которая располагалась в центре холмистого плато. Он должен был закрыть путь к центру Таманского полуострова в случае прорыва советскими войсками передовой позиции.

Узлы обороны и опорные пункты были подготовлены к круговой обороне, на случай окружения, имели две-три линии сплошных траншей. Оборону первой линии траншей укрепляли выдвинутые на 20-60 метров вперёд земляные или железобетонные огневые точки. Их располагали преимущественно на скатах высот или на окраинах поселений, на расстоянии 50-80 метров друг от друга. Они прикрывали фланги переднего края обороны и непосредственные подступы к проволочным, минным заграждениям. Вторая линия располагалась уступом сзади и должна была прикрыть фронтальным огнем пространство между огневыми позициями первой линии.

Траншеи дополняли многочисленные стрелковые ячейки. Артиллерийские и минометные позиции располагались в глубине позиций. Для личного состава имелись землянки и блиндажи. Ходы сообщения соединяли все сооружения опорных пунктов с траншеями. Передний край оборонительный линии был прикрыт густой сетью проволочных заграждений, минных полей, заминированных завалов общей глубиной до полукилометра.

Плотность минирования достигала на отдельных участках до 2,5 тыс. мин на 1 км фронта. Особое внимание на переднем крае уделили минированию танкоопасных направлений. Кроме того, каждое сооружение имело свой запас противотанковых мин для борьбы с советскими танками. В большом количестве установили мины-сюрпризы натяжного действия, рассчитанные на уничтожение живой силы противника — они взрываются, стоит только солдату задеть сапогом тонкую проволоку.

Южный фланг «Голубой линии» проходил по труднодоступной горно-лесистой местности протяженностью 25 км от станицы Неберджаевская до Новороссийска. Здесь немецкая оборона основывалась на лесных завалах, противопехотных минно-взрывных заграждениях и сочеталась с системой многоярусного заградительного огня.

Одним из самых мощных узлов сопротивления противника была захваченная немцами часть Новороссийска, подступы к городу, а также позиции в районе Мысхако. В самом городе главная полоса обороны, шириной в 5-7 км, состояла из трёх позиций. В 10 км от переднего края главной полосы шла вторая полоса обороны. В районе между портом и горами проходил узкий проход длиной около 3 км и шириной до 1 км. Через него можно было прорваться в восточную часть Новороссийска, поселку Мефодиевский. Чтобы лишить советские войска такой возможности, немцы построили там густую сеть проволочных заграждений, минных полей, огневых точек. Восточную часть города дополнительно усилили тремя линиями траншей с многочисленными долговременными огневыми точками.

Дома и целые кварталы были превращены в опорные пункты, готовые к круговой обороне. Улицы перегородили баррикадами с амбразурами для пулеметов и ходами сообщения. Во многих домах стены и перекрытия усилили бетонной или кирпичной кладкой, чтобы они выдерживали артиллерийские попадания. Подвалы приспособили для бомбоубежищ. Все крупные здания, которые не были заняты немецкими гарнизонами, были заминированы, чтобы уже во время советского наступления, уличных боев подорвать их, нанеся урон противнику и создать дополнительные завалы. В городе и его окрестностях немцы подготовили до 500 оборонительных сооружений, защищенных проволочными и минными заграждениями. Плотность минирования была большой. Только в первые дни после освобождения города, советские саперы сняли и обезвредили 29 тыс. мин противника.

Для борьбы с возможными советскими десантами была создана сильная противодесантная оборона. Всё побережье вплоть до Анапы и далее подготовили к отражению вражеского десанта. Чтобы прикрыть подходы к Новороссийску с моря вход в порт закрывали сетевым боном с минным полем. Во всех портовых постройках имелись пулеметные гнезда. Все портовые постройки, причалы и молы заминировали. Мины устанавливали на берегу, на воде и под водой. На высотах имели защищенные наблюдательные пункты, которые позволяли немецким войскам наносить сосредоточенный артиллерийский огонь по любому участку бухты. На этих же высотах были немецкие минометно-артиллерийские батареи, позволявшие обстреливать все кварталы города. Сама местность у Новороссийска способствовала созданию прочной обороны, а для наступающих создавала дополнительные препятствия. Большая гряда гор севернее города была покрыта лесами, где практически не было дорог и проходов.

Главную линию обороны подкрепляли тыловые рубежи. Первый проходил от Варениковской до Южной Озерейки, с главным узлом сопротивления в Верхнебаканском. Следующий рубеж шёл от Темрюка до Су-Псеха. Отдельные оборонительные линии перекрывали перешейки между лиманами.

Схема боевых действий Новороссийско-Таманской операции

В августе 1943 года Ставка советского Верховного Главнокомандования в связи с благоприятной обстановкой, сложившейся на юго-западном стратегическом направлении, дала указание командующему Северо-Кавказским фронтом генерал-полковнику Ивану Ефимовичу Петрову уничтожить таманскую группировку вермахта, не допустив её отхода на Крымский полуостров. Учитывая тот факт, что немецкое командование не ожидало наступления на новороссийском направлении, и несколько ослабило свою группировку на правом фланге 17-й армии, было решено нанести главный удар в районе Новороссийска. Прорыв немецкой обороны на новороссийском направлении, захват перевалов Неберджайский и Волчьи Ворота, нарушал всю систему обороны противника, создавал возможность окружения и полного разгрома таманской группировки.

Успешный прорыв мощной линии обороны противника зависел от тщательной и всесторонней подготовки операции войсками Северо-Кавказского фронта. Разведка провела большую работу по вскрытию системы немецкой обороны. Советские разведывательные самолеты провели аэрофотосъемку «Голубой линии» на всю ее глубину. Фотографии размножили и передали на изучение в авиационные соединения, во все штабы общевойсковых армий и стрелковых корпусов. В мае 1943 года авиационные части получили 96 фотосхем, общевойсковые штабы — 54 фотосхемы. Результаты воздушной разведки передали и в вышестоящие штабы. Были изготовлены специальные топографические карты, которые должны были помочь в прорыве немецкой обороны. Общевойсковая и инженерная разведка с мая вели непрерывное наблюдение за деятельностью противника. Специальные поисковые группы засылались в тыл к врагу, чтобы вскрыть элементы немецкой обороны. Часть сведений о «Голубой линии» смогли передать партизаны, которые в ходе диверсионной операции освободили несколько десятков узников, участвовавших в возведении укреплений.

Красная армия пошла на особенный метод обучения: в горной местности были созданы укрепления, очень похожие на те, что строили немцы. На этих позициях солдаты тренировались в прорыве обороны. Части морской пехоты Черноморского флота проводили учения по высадке десантов и организации взаимодействия групп кораблей боевого обеспечения с десантными судами и десантными группами. Особое внимание уделили подготовке экипажей торпедных катеров, которые должны были уничтожать боновые и минные заграждения противника...

Особое внимание уделялось сохранению секретности готовящегося наступления. Все штабные приказы оформлял узкий круг лиц, бумаги писались в единственном экземпляре, переброски войск, сосредоточение ударных групп старались проводить в тёмное время суток. Также ночью производили посадку десантников, выход в море и построение кораблей десантной группы. Пытаясь дезинформировать немецкое командование, советские войска производили демонстрационные перестроения на второстепенных направлениях, на них же активизировалась общевойсковая разведка.

Как выяснилось позже, эти мероприятия имели успех. Немецкое командование приступило к перегруппировке своих сил и уплотнению оборонительных порядков на участках, которые не были главными целыми Красной армии...

Советское командование знало, что враг распределил свои силы неравномерно, беспокоясь более всего за центральный участок своего фронта. На левом фланге находились труднодоступные приазовские плавни, на правом — мощнейший Новороссийский укрепрайон и господствующие высоты. Левый фланг плохо подходил для направления главного удара, войска могли завязнуть в сильно заболоченной местности. Командование фронтом решило ударить по правому флангу противника. Здесь враг ожидал главного удара менее всего, надеясь на горно-лесистую местность, препятствующую действиям крупных танковых соединений и артиллерии, и заблаговременно созданную мощную оборону. Захват Новороссийска лишал противника его южной фланговой опоры, позволял нанести сокрушительный удар всей немецкой системе обороны. К тому же в Новороссийской операции сухопутные силы мог поддержать Черноморский флот.

Общий замысел командования фронта заключался в том, чтобы нанести таманской группировке противника ряд комбинированных ударов с суши и моря и полностью уничтожить её. О принуждении врага к отступлению речь, похоже, и не шла: немцы плотно засели в обороне, а планы советского командования по расчленению и окружению группировки, в случае удачи, исключали возможность массового отступления для немцев.

Войска 9-й армии под командованием генерал-майора Алексея Александровича Гречкина во взаимодействии с силами Азовской флотилии под началом контр-адмирала Сергея Георгиевича Горшкова должны были вести наступление вдоль Кубани на Курчанскую, Темрюк и на Варениковскую. 56-я армия под командованием генерал-лейтенанта Андрея Антоновича Гречко наступала в районе Молдаванской на Гладковскую и Гостагаевскую. 56-я армия своим правым крылом должна была нанести удар на Варениковскую. 18-я армия под началом генерал-лейтенанта Константина Николаевича Леселидзе наносила главный удар. Она была должна во взаимодействии с силами Черноморского флота под руководством Льва Анатольевича Владимирского освободить Новороссийск, и развивать наступление в направлении Верхнебаканской и Анапы.

Такими действиями советское командование планировало рассечь немецкую оборону, быстро выйти на переправы реки Старая Кубань и отрезать врагу пути отхода к портам и Керченскому проливу. Подготовку к операции планировали завершить к 7 сентября. Начало наступления главных сил 9-й и 56-й армий зависело от успеха войск 18-й армии на новороссийском направлении. А до этого момента, они были должны, ещё начиная с 5 сентября проводить локальные операции силами небольших отрядов и отвлекать внимание противника на себя.

В состав Северо-Кавказского фронта входили 58-я, 9-я, 56-я, 18-я и 4-я воздушная армии (плюс авиация Черноморского флота). Однако в операции участвовали три армии: 21 стрелковая и горнострелковая дивизия, несколько отдельных стрелковых и танковых бригад, отдельных танковых полков, артиллерия усиления. Части 58-й армии были задействованы в обороне побережья Азовского моря. 18-я армия Леселидзе была расположена на левом фланге Северо-Кавказского фронта от станицы Неберджаевская до Черного моря. 56-я армия Гречко находилась в центре от Неберджаевской до Киевское. 9-я армия Гречкина располагалась на правом фланге фронта от Киевское до Азовского моря. Общая численность войск была более 315 тыс. человек, 4435 орудий и миномётов, более 300 танков и САУ. Северо-Кавказский фронт почти в 1,5 раза превосходил силы противника по пехоте и артиллерии, имел преимущество в бронетехнике.

Значительное преимущество было в авиации. В результате крупных потерь в воздушных сражениях в воздушной битве за Кубань и во время Курского сражения численность боевых самолетов немецких ВВС упала. Всего на юго-западном направлении у люфтваффе было 1275 самолетов, из них около 300 базировались в Крыму и на Тамани.

К началу Новороссийско-Таманской операции в 4-й воздушной армии под командованием Константина Андреевича Вершинина было около 600 боевых самолетов. К тому же Военно-Воздушные силы Черноморского флота имели до 450 самолетов. Наличие количественного и качественного превосходства в воздухе стало серьёзной предпосылкой для успеха наступательной операции.

Советским войскам противостояла 17-я армия под командованием Эрвина Густава Йенеке. Она входила в состав группы армий «А». В состав 17-й армии входили соединения 5-го, 44-го армейских корпусов, 49-го горного корпуса, румынского кавалерийского корпуса. Всего 17 пехотных, горно-стрелковых и кавалерийских дивизий, 4 отдельных полка и несколько других отдельных соединений. Немецко-румынские войска насчитывали 200 тыс. человек (по другим источникам, около 400 тыс.), 2860 орудий и миномётов, 100 танков и штурмовых орудий и около 300 боевых самолётов. Кроме того, в Крыму располагался резерв 17-й армии — 36,6 тыс. человек, 11,6 тыс. человек в учебных частях, и до 50 тыс. войск союзников.

В первом эшелоне на 100 км фронте держали оборону 12 дивизий, во втором — 5. Немецкие силы были расположены неравномерно. Так, перед 9-й армией на фронте в 40 км было три дивизии, на участке 56-й советской армией на фронте в 30 км оборону держали 5 вражеских дивизий, остальные немецкие дивизии держали оборону против 18-й армии на фронте в 29 км.

Подготовка бомбардировщика 4 воздушной армии к полету

Важнейшей составной частью всей наступательной операции Северо-Кавказского фронта была Новороссийская наступательная операция. В конце августа 1943 года перед командованием 18-й армии и Черноморского флота поставили задачу освободить Новороссийск и развивать наступление в направлении Верхнебаканского.

В операции были задействованы силы 89-й, 176-й и 318-й стрелковых дивизий, 83-й морской стрелковой бригады и 255-й бригады морской пехоты, 8-й гвардейской и 107-й, 81-й стрелковых бригад и 290-го стрелкового полка НКВД. С моря их поддерживали десантные отряды Черноморского флота. Сходящиеся удары по новороссийской группировке противника наносили Восточная группа войск и Западная группа войск с плацдарма Мысхако. В Новороссийском порту планировали высадить десант, который должен был ударить в тыл немецким войскам, отбивающим наступление Западной и Восточной групп 18-й армии.

Восточная сухопутная группа имела в своем составе 318-ю стрелковую дивизию под командованием полковника В. А. Вруцкого (без 1339-го стрелкового полка, он был задействован в десанте), подкреплённую штурмовым отрядом 55-й гвардейской стрелковой дивизии и восемью танками. Группа Вруцкого получила задачу при поддержке десанта высаженного в Цемесской бухте прорвать немецкую оборону в районе цементного завода «Октябрь». Затем части 318-я стрелковой дивизии во взаимодействии со своим 1339-м полком, составлявшим третий десантный отряд должны были освободить от немцев район цементного завода «Пролетарий», захватить поселок Адамова Балка. В дальнейшем Восточная группа должна была развивать наступление на предместье Мефодиевский и перевал Маркотх.

Западная группа войск под командованием генерал-майора Н. А. Шварева наносила удар с плацдарма Мысхако. 83-я отдельная морская и 8-я гвардейская стрелковые бригады должны были захватить западную часть города (высота 307.2). Наступление Западной группы поддерживал десантный отряд № 1, в которую входила 255-я морская стрелковая бригада. Первый десантный отряд высаживался на юго-западном берегу Новороссийской бухты. В дальнейшем Западная сухопутная группа и десантники, во взаимодействии с другими группами, должны были полностью освободить город.

Бой за Цементный завод в Новороссийске

В Морскую десантную группу под началом командира Новороссийской военно-морской базы контр-адмирала Г. Н. Холостякова входили: 255-я бригада морской пехоты, 393-й отдельный батальон морской пехоты (второй отряд), 290-й полк НКВД и 1339-й полк 318-й стрелковой дивизии. Всего 6480 бойцов и командиров. На вооружении десантных отрядов было 41 орудие, 147 минометов и 53 станковых пулемета. У каждого десантника были противопехотные и противотанковые гранаты. Десантники имели на каждый миномет — 30 мин, на станковый пулемет — 2,5 тыс. патронов, на ручной пулемет — 600, на противотанковое ружье — 80, на каждый пистолет-пулемет — 1 тыс., на каждую винтовку — 300. Группа имела запас продовольствия на трое суток. Десантная группа была разделена на три отдельных отряда, каждая имела свою задачу. Первый отряд под командованием полковника А. С. Потапова в составе 255-й морской стрелковой бригады должен был действовать во взаимодействии с Западной группой. Десантники получили задачу занять западный берег бухты на участке от Холодильника до мыса Любви, а затем наступать через центр города и овладеть высотой 307.2.

Десантный отряд № 2 под началом капитан-лейтенанта В. А. Ботылева в составе 393-го отдельного батальона морской пехоты и 290-го стрелкового полка НКВД (второй эшелон десанта) получил задачу высадиться в порту, захватить северный берег порта от пристани Старо-Пассажирская до Лесной. Затем десантники должны были овладеть железнодорожным вокзалом, наступать в сторону северо-западной окраины Мефодиевский и установить связь с первым отрядом.

Десантный отряд № 3 под командованием подполковника С. Н. Каданчика в составе 1339-го стрелкового полка должен был захватить плацдарм в восточной части порта от Восточного мола до пристани Старо-Пассажирская. Затем нанести удар в тыл немецким войскам, помогая Восточной группе войск разгромить силы противника в районе цементного завода «Пролетарий», поселок Адамовича Балка и предместье Мефодиевский.

Для высадки сил трех отрядов Черноморский отряд выделил 148 боевых и вспомогательных катеров, моторных и гребных баркасов. Они были разделены на три отряда десантных кораблей. Первый и третий отряды десантных кораблей делились на группы. Первый отряд десантных кораблей под началом капитан-лейтенанта П. И. Державина имел 59 единиц и был разделен на три группы. Второй отряд десантных кораблей капитан-лейтенанта Д. А. Глухова включал 18 катеров, а третий под началом капитана 3 ранга Н. Ф. Масалкина имел в своем 26 единиц плавсредств разделенных на две группы.

Кроме того, сформировали отряд обеспечения высадки Морской десантной группы под командованием капитана 2 ранга В. Т. Проценко. В составе отряда обеспечения было 37 катеров, из них 32 торпедных катера. Отряд должен был обеспечить успех десантной операции. В его состав входили четыре группы: прорыва, атаки побережья, атаки порта и группы прикрытия операции с моря. Группа прорыва должна была уничтожить боновые заграждения во входных воротах Новороссийского порта и торпедированием молов расширить проходы для катеров с десантниками в Восточном и Западном молах. Группа атаки берега получила задачу нанести торпедный удар по месту высадки первой группы от мыса Любви до Западного мола. Группа атаки порта должна была прорваться в порт и нанести удар по местам высадки второго и третьего десантных отрядов. Группа прикрытия получила приказ не допустить прорыва немецких кораблей в Новороссийскую бухту и прикрывать десантную операцию со стороны моря. Одновременно сформировали отряд огневого содействия, в него вошли три эсминца. Отряд огневого содействия получил задачу в момент начала операции наносить удары по артиллерийским позициям противника в районе Южная Озерейка, Глебовка, Васильевка и Борисовка. Три бронекатера и четыре торпедных катера прикрывали вход в Новороссийскую бухту. Несколько катеров-тральщиков организовали санитарный отряд для вывоза раненых.

Георгий Холостяков

Для маскировки начала десантной операции выход отрядов кораблей из Геленджика в море, и их построение провели ночью, переход к местам высадки планировали после захода луны. Самолеты должны были барражировать над бухтой, чтобы своим шумом заглушить работу двигателей кораблей. Переброску и высадку десанта должны были осуществить двумя эшелонами.

В первом эшелоне были 255-я бригада морской пехоты, 393-й отдельный батальон морской пехоты и 1339-й стрелковый полк. Они производили посадку на десантные суда в Геленджикской бухте. Во втором эшелоне шли 290-й полк НКВД и часть 255-й бригады морской пехоты, их сажали на суда у пристани на 9-м километре Новороссийского шоссе и у Кабардинки. Посадку десанта должны были завершить к 21 часу, т. к. на переход десанта отводилось 5 часов. Высадку обоих эшелонов планировали завершить до рассвета первой же ночи. Одновременно с началом артподготовки группа прорыва выдвигалась вперёд, нанося удары по боносетевым заграждениям и огнем торпед, расширяя пробоины мола. Катера группы прорыва должны были высадить штурмовые группы, которые выставляли на концах мола сигнальные огни, означающие, что «путь свободен». После наносила удар группа атаки берега. В это время корабли десантных отрядов входили в бухту и полным ходом шли к местам высадки. Одновременно с высадкой десантных отрядов начинали наступление Восточная и Западные группы войск.

С воздуха операцию поддерживали 148 самолетов: 88 машин выделял Черноморский флот, 60 — 4-я воздушная армия. 18-я армия для прорыва немецкой обороны и поддержки десанта, помимо имеющейся общевойсковой артиллерии, получила 8 артиллерийских полков усиления, одну артбригаду 203-мм орудий, один минометный полк, 6 гвардейских минометных полков, одну тяжелую гвардейскую бригаду реактивной артиллерии и 47 береговых орудий Черноморского флота. Всего в распоряжении командования армии было около 800 орудий и минометов. Одновременно на участке прорыва сконцентрировали 227 установок гвардейских минометов. Для лучшего управления всю артиллерию свели в одну армейскую артгруппу. Морская десантная группа поддерживалась 208 орудиями, которые были разделены между тремя подгруппами. Каждая артиллерийская подгруппа поддерживала один из десантных отрядов. В течение полумесяца до начала операции артиллерийская группа из 50 орудий 52-мм и 203-мм методично наносила удары по оборонительным сооружениям противника. Общая же артподготовка 18-й армии должна была начаться за 16 минут до высадки десантных групп, затем огонь артиллерии переносился вглубь вражеских позиций. Корректировку огня должны были производить специальные посты, которые высаживались с десантными группами. Они были снабжены радиостанциями.

Полторы недели десантников готовили прорывать оборону противника. Каждую ночь десантные группы отрабатывали элементы посадки и высадки. Экипажи торпедных катеров отрабатывали уничтожение боновых заграждений. Большое внимание уделили инженерной подготовке десантных отрядов. Во всех отрядах были сформированы подразделения разграждения и закрепления, а также штурмовые группы. Все стрелковые соединения отрабатывали элементы саперного дела, в первую очередь по обнаружению и обезвреживанию мин, преодолению заграждений. Все штурмовые группы были обеспечены специальным снаряжением: «кошками», штурмовыми мостиками, легкими мостиками для преодоления минных полей. Большое внимание уделяли моральной подготовке бойцов. Проводились лекции, групповые и индивидуальные беседы, собрания, солдатам показывали патриотические фильмы. Политический и командный состав армии провел огромную работу по укреплению дисциплины и организованности, повышению боевого духа бойцов.

Немецкому командованию внушали, что советские войска готовят десантную операцию в районе Южной Озерейки. Даже издали специальную ложную директиву о проведении операции именно в районе Южной Озерейки. В этом районе активизировали разведывательную деятельность, высаживали разведчиков.

Разведсводка от 10 октября 1943 года

В ночь на 10 сентября операция началась. К 21 часу первый и второй десантные отряды сели на суда и вышли в море. Третий отряд задержался с посадкой на час и был вынужден нагонять другие отряды. Отряды высадки опоздали на 45 минут, поэтому штаб перенес начало высадки с 2 часов 15 минут на 3 часа 10 минут. В 2 часа 44 минуты все отряды заняли исходные позиции. Авиация и артиллерия начали наносить массированные удары по позициям противника. 800 орудий и минометов обрушили огненный вал на позиции врага. Над Новороссийской бухтой пронесли огненные залпы «катюш». Немцы были застигнуты врасплох. Они не ожидали этого удара. В городе начались пожары. Дым от них помог замаскировать десант. Правда, дым немного мешал ориентировке самих десантников...

Немцы опомнились от первого шока и открыли ответный огонь из 40 артиллерийских батарей и шестиствольных минометов. Катера группы прорыва пробились к молам, уничтожая боновые и минные заграждения во входных воротах порта. За ними пошла группа атаки берега, ударив по огневым точкам противника на берегу и причалах. Раздавались взрывы огромной силы. Советские торпедные катера разрушили около 30 дотов и дзотов противника у береговой черты. Затем они стремительно высадили штурмовые группы на Западный и Восточный молы, которые подали сигналы, что путь свободен.

Всё происходило стремительно. Уже в 2 часа 56 минут катера группы атаки порта ворвались в порт и начали наносить удары по огневым точкам противника на причалах и на берегу в местах высадки десантных групп. В это время немецкие артиллеристы обрушили огонь на входные ворота в гавань. Их ширина не превышала 80 метров. Первыми в эти ворота ворвались десантники второго отряда — 393-й отдельный батальон морской пехоты. За 20 минут десантные корабли и суда высадили около 800 бойцов. На вооружении батальона было 10 минометов, 19 станковых пулеметов и 40 ПТР. Высадка произошла у пристаней Элеваторная и Нефтеналивная. Морпехи с ходу захватили несколько пристаней в северо-западной части порта.

Посадка десантников на катера

За вторым отрядом начали высадку бойцы первого и третьего отрядов. За 30 минут у пристани Импортная и у электростанции высадилось более 1 тыс. человек из состава 1339-го полка (третий отряд). Они смогли выгрузить несколько 45-мм орудий, 20 минометов и 10 станковых пулеметов. Первый десантный отряд (первый эшелон 255-й бригады) столкнулся с серьёзными трудностями. Морпехи натолкнулись на мощнейший артиллерийско-минометный огонь. К тому же малая глубина у места высадки — у пристани Каботажная и на побережье от мыса Любви до корня Западного мола, мешала судам подойти ближе. Людей пришлось сажать на лодки, мотоботы и мотобаркасы.

Высадка затянулась до 4 часов 25 минут. Немцы потопили часть плавсредств. Многие суда, которые вернулись в Геленджик, получили тяжелые повреждения и нуждались в ремонте. Первый отряд высадился разрозненно, понес тяжелые потери. Израсходовав все боеприпасы, бойцы 255-й морской бригады в ночь на 11 сентября прорвались к войскам Западной группы, которые пытались прорвать оборону противника в районе Станички. В результате советским десантникам удалось создать два небольших и разобщённых плацдарма.

Одновременно с десантниками начали наступление Восточная и Западная группы войск. Они наступали со стороны цементного завода «Октябрь» и с плацдарма Мысхако. Немцы долгие месяцы готовили на этих направлениях оборону, ждали здесь атаки. Поэтому советские войска не смогли проломить немецкую оборону. Оправившись от первого удара, немцы стали оказывать ожесточенное сопротивление. Применяли танки.

Командующий 56-й армией А.А. Гречко (четвертый справа) среди офицеров и генералов 11-го гвардейского корпуса

2-й десантный отряд упорно продвигался вперед, проявляя чудеса мужества и самопожертвования. 393-й отдельный батальон морской пехоты был сформирован из бойцов легендарного отряда майора Ц. Л. Куникова, который в феврале 1943 года высадился в районе Станички. Многие морпехи были участниками предшествующих жестоких боев за Новороссийск. Они дрались за родной город, за крупнейшую базу Черноморского флота, отстоять которую было для них честью. Проявляя огромное умение, решительность и одновременно пренебрегая смертью, морпехи били врага не щадя своих сил. Вскоре моряки пробились на набережную и взяли штурмом Дом моряков и клуб. На рассвете морпехи захватили вокзал. Командир отделения Сморжевский водрузил на нём советский Военно-морской флаг.

В бою за электростанцию геройски погиб старшина 1-й статьи Иван Прохоров. Взвод под ураганным огнем врага шел в атаку, Прохоров уничтожил гранатой вражеский пулеметный расчёт, убил трех врагов в рукопашной схватке. Метр за метром продвигались герои, пробивая дорогу гранатами и штыками. Во время одной из атак дорогу преградило заминированное проволочное заграждение. Каждая секунда задержки грозила смертью... Тогда вперед вышел Иван Прохоров и сказал: «Я, наверно, погибну, ребята. Считайте меня коммунистом». Он рванулся вперед. Взорвалась первая мина. Морпех упал. Но тут же поднялся и, шатаясь, опираясь на автомат, двинулся дальше. Второй взрыв. Герой погиб. Но в заграждении образовался проход. Бойцы бросились вперед...

В районе электростанции геройски бились воины 1339-го стрелкового полка. Противник превратил здание электростанции в мощный опорный пункт. Из района электростанции можно было просматривать и обстреливать почти треть города. Первой на электростанцию пробилась рота капитана М. Н. Кириченко. Рядовой Фирсов с красным стягом пробивался наверх, но пал смертью храбрых. Знамя подхватил комсорг батальона сержант Алексеев, смог водрузить его на крышу. Немцы подтянули резервы и окружили десант. Немецкое командование понимая, какую опасность представляют силы врага в тылу его обороны и в центре города, бросил против десантников практически все свои резервы. С каждым часом становилось всё труднее и труднее. К концу дня немцы прижали десантные отряды к морю.

У стен Новороссийска, 1943 г.

Пользуясь тем, что основное внимание немецкого командования было приковано к плацдармам, которые заняли десантники, части 318-й стрелковой дивизии смогли добиться некоторого успеха в районе опорного пункта врага на горе Сахарная Голова. Командарм Леселидзе, видя, что в битве намечается критический момент, решил перебросить на помощь 1339-му полку — 1337-й полк подполковника Г. Д. Бульбуляна. В ночь на 11 сентября десант вышел в море. В его составе был и комдив Вруцкий. К этому моменту немцы полностью блокировали 1339-й полк, отбили молы и причалы, спешно их укрепляли. В результате 1337-му полку предстояло решить тяжелую задачу — высадиться на сильно укрепленный берег и деблокировать окруженных. Советские стрелки пробились сквозь шквальный огонь противника, высадились на берег и начали наступление. Полк отбивал у немцев дом за домом. Вскоре стрелки соединились с морпехами второго десантного отряда в районе клуба портовиков. Немецкое командование бросало в бой все новые и новые резервы, стараясь стабилизировать положение.

Командование Северо-Кавказского фронта, поняв, что сил 318-й дивизии недостаточно для прорыва обороны противника, перебросило из резерва 55-ю гвардейскую Иркутскую дивизию под началом генерал-майора Б. Н. Аршинцева и 5-ю гвардейскую танковую бригаду полковника П. К. Шуренкова. Одновременно были скорректированы действия артиллерии и авиации. Вся мощь артиллерии была сосредоточена на немецких узлах сопротивления в районе цементного завода и горы Сахарная Голова. Истребительное прикрытие наступающих порядков 18-й армии усилили. Увеличили мощь бомбово-штурмовых ударов. Чтобы лишить немецкое командование возможности маневрировать резервами 9-я армия получила приказ утром 11 сентября перейти в наступление. Переброска подкреплений десанту, которому угрожало уничтожение, и усиление Восточной группировки 18-й армии, сосредоточение усилий артиллерии и авиации, ввод в бой танков, имели решающее значение в битве за Новороссийск.

Однако, для того чтобы ввести в бой танковые соединения, нужно было решить весьма сложную задачу. Надо было преодолеть Камышовскую балку глубиной более 6 метров. Мост через неё был уничтожен. Попытки его восстановить были безуспешны из-за мощного огня, который немцы вели с горы Сахарная Голова.

Задачу решили воины 383-го инженерного батальона. Под огнем врага они построили каменную перемычку, вручную перенося камни! Танки смогли вступить в бой...

С пехотой на броне танки ринулись в бой

318-я дивизия в ночном бою сломила сопротивление врага и утром 11 сентября соединилась с подразделениями 1339-го стрелкового полка. К обеду советские войска захватили район цементного завода «Красный Октябрь», поселок Турецкий Сад, электростанцию, цементный завод «Пролетарий».

В течение 12–13 сентября советское командование ввело в бой вторые эшелоны десантов. 393-й отдельный батальон морской пехоты и часть 290-го стрелкового полка НКВД вели тяжелые бои в районе вокзала и элеватора. Немцы, при поддержке танков, переходили в контратаки, дрались упорно и умело. Утром 13 сентября вступила в бой 55-я гвардейская стрелковая дивизия. Немцы пытались сосредоточить силы в районе горы Сахарная Голова — до двух полков пехоты, 20 танков, дивизион штурмовых орудий — и ударом в направлении цементного завода «Октябрь» закрыть брешь, отрезать и уничтожить передовые части 318-й стрелковой и 55-й гвардейской дивизий. Советское командование разгадало замысел противника. Основные силы 318-й дивизии повернули на северо-западное направление, в сторону перевалов Маркотх и Неберджаевский, чтобы выйти в тыл к немцам. Это решение предотвратило фланговый удар противника по Восточной группе.

В то же время советское командование для развития успеха сосредоточило в районе цементного завода «Октябрь» мощный ударный кулак. В него вошли части 5-й гвардейской танковой бригады, одного полка САУ, одного истребительно-противотанкового артполка, одного инженерного батальонов. Они должны были развить успех 318-й стрелковой дивизии 55-й гвардейской дивизии. Одновременно из резерва фронта в район боев стали перебрасывать части 414-й стрелковой дивизии под командованием генерал-майора Г. Г. Курашвили.

КомандующийИ.Е. Петров (справа) и командующий артиллерией А.К. Сивков. Таманский полуостров, 1943 г.

Сопротивление врага слабело. Немцы понесли большие потери: две портовые команды были уничтожены почти полностью, 186-й полк 73-й пехотной дивизии из-за потерь свели в батальон, 228-й полк 101-й легкопехотной дивизии потерял более 40% состава и т. д. Немецкие тактические резервы были израсходованы. Оперативных резервов почти не было. Подкрепления с других участков фронта перебросить было нельзя. Враг дрогнул...

Начали наступление 9-я и 56-я советские армии. 56-я армия 14 сентября нанесла удар на Киевское и Молдаванское и Нижне-Баканский. Новороссийской группировке вермахта грозило окружение. Части 18-й армии вышли к перевалу Маркотх. Ударная группировка 18-й армии совместно частями 55-й гвардейской дивизии сломила оборону врага в районе вокзала и начала движение в направление Цемдолины. 15 сентября продолжались упорные бои. Немцы оказывали ожесточенное сопротивление, переходили в контратаки. Советские войска продолжали наступление. Бойцы 55-й гвардейской дивизии вышли в район элеватора, вокзала, нефтеналивных баков, пристани № 5, соединились с морпехами 393-го отдельного батальона. В этот же день начала выдавливать немцев и Западная группа войск, она продвинулась на 1,5-2 км.

Немецкая оборона была сломлена. 4-я горнострелковая дивизия оказалась под угрозой окружения. К вечеру 15 сентября немцы начали отвод войск. Разведка установила, что немцы отходят небольшими группами в западном и северо-западном направлениях, прикрываясь минометно-артиллерийским огнем. В 9 часов вечера немецкое командование начало отвод главных сил.

Поврежденный СКА №0141 возвращается своим ходом на базу.

Ночью советские войска уничтожили до двух батальонов румынской 4-й горнострелковой дивизии, очистив южную часть города. В центре части 55-й гвардейской, 318-й и 414-й стрелковых дивизий к 10 часам 16 сентября полностью очистили от немцев порт и северную часть Новороссийска. Развивая наступление, советские войска к концу дня вели бои за перевал Неберджайский, Кирилловку, Цемдолину. Передовые части 176-й стрелковой дивизии и 81-й стрелковой бригады Западной группы вышли на рубеж Борисовка, Васильевка и Глебовка.

16 сентября в 20 часов Москва салютовала двенадцатью артиллерийскими залпами из 124 орудий в честь доблестных войск освободивших Новороссийск. Корабли Черноморского флота также произвели салют двенадцатью залпами в честь освобождения второй базы Черноморского военно-морского флота.

Победа, достигнутая советскими войсками под Новороссийском, имела решающее значение в освобождении Таманского полуострова. Продвижение войск 18-й армии в направлении Анапы и высадка морских десантов во фланги немецких войск стали угрожать всей таманской группировке вермахта.

Десант идет на берег...

17 сентября немецкие войска попытались стабилизировать положение и предприняли сильную контратаку в районе Кеслерово. Они даже смогли захватить селение. Однако восстановить положение они уже не могли, поскольку Киевская уже была занята частями 56-й армии. 18 сентября немцев снова выбили из Кеслерово. В то же время немцы три дня отражали атаки советских войск, опираясь на второй оборонительный рубеж. 9-я армия смогла захватить плацдармы на левом берегу реки Адагум, но не достигла успеха на рубеже реки Курка — на направлении главного удара. В это же время части 18-й армии продвинулись на 15-16 км и освободили Гайдук, Владимировку, Глебовку, Южную Озерейку, совхоз Абрау-Дюрсо.

Немецкое командование, потеряв Новороссийск и утратив опору в центре, ускорило отвод войск. На промежуточных позициях сильное сопротивление оказывали усиленные арьергарды. Действиям немецких войск способствовала местность. Между многочисленными лиманами и озерами существовали сильные естественные рубежи, где немцы разрушали пути сообщения и минировали подходы. Здесь небольшие силы могли сдерживать наступление более многочисленного противника. Советские войска были вынуждены с боем брать каждый такой рубеж, пока основные силы врага отходили. Большую роль в такой войне играли инженерные соединения. Саперы расчищали местность, обнаруживали минные ловушки врага.

Атака пехоты

19 сентября части 56-й армии освободили несколько населенных пунктов. В этот день упорные бои шли на подступах к станице Варениковская, где наступал 22-й стрелковый корпус генерал-майора В. Ф. Сергацкова. Немцы старались приостановить советское наступление, чтобы обеспечить отвод сил 9-й, 79-й и 98-й пехотных и 97-й легкопехотной дивизий. Варениковская была хорошо укреплена, прикрыта проволочными заграждениями, сплошными минными полями.

На высотах южнее Варениковской и в лесу на западном берегу реки противник сосредоточил значительное количество огневых средств. В оборонительную систему были включены мелкие водные преграды на подступах к станице. Значительные силы немцы сконцентрировали по обеим сторонам шоссе, проходящего через селение.

Атаку 22-го стрелкового корпуса с фронта немцы отбили. Корпус произвёл перегруппировку, чтобы обойти станицу с юга. Разведчики выявили передний край и расположение огневых средств, саперы проделали проходы в минных полях и заграждениях противника. В 24 часа 21 сентября после часовой артподготовки 22-й корпус перешёл в наступление. Части 351-й стрелковой дивизии под началом полковника А. В. Ворожищева нанесли фланговый удар, преодолели водные преграды в стороне от шоссе и на плечах противника ворвались в Варениковскую. Немцы перешли в контратаку, пытаясь расчленить боевые порядки наших войск. Но контратакующую немецкую группу охватили с флангов и уничтожили. К утру станицу полностью освободили. Немцы потеряли около 800 человек, много техники и оружия.

Одновременно перешла в наступление ударная группировка 9-й армии в составе частей 316-й, 304-й и 276-й стрелковых дивизий. В ночь на 19 сентября советские войска, по заранее наведенным саперами штурмовым мостикам, а местами и вплавь, форсировали плавни р. Курка и с ходу прорвали немецкую оборону. К концу дня были захвачены опорные пункты Калабатка, Красный Октябрь и армия Гречкина вышла к станице Курчанская. На следующий день советские воины освободили станицу Курчанская.

В освобожденном Новороссийске

В полосе наступления 18-й армии особо упорные бои шли на дальних подступах к Анапе. Этот порт был морской базой таманской группировки, связывая её с Крымом. Здесь немцы прикрылись минными полями, плотность минирования достигала 2,5 тыс. мин на 1 км. Особо ожесточённо немецкие войска дрались за горные районы у станицы Верхнебаканская и на перевале Волчьи Ворота. Перевал Волчьи Ворота имел большое оперативное значение, т. к. здесь пересекалось большинство горных дорог. Естественные препятствия немцы усилили искусственными заграждениями. Однако при помощи мощных авиационных и артиллерийских ударов советские войска преодолели и этот сильный оборонительный рубеж. Соединения 5-й гвардейской танковой бригады быстрым ударом освободили станицу Раевскую, открыв прямой путь на Анапу. Саперы проделали в минных полях проходы и установили их границы, поэтому танкисты, практически не задерживаясь, 21 сентября вышли к Анапе и с ходу ворвались в город. Одновременно корабли Черноморского флота совершили налет на Анапский порт, уничтожив ряд укреплений противника. С наступлением темноты советские корабли снова ворвались в порт, обстреляли огневые точки противника и высадили десант. Танкисты и морпехи практически одновременно ворвались в Анапу. Этот удар был столь внезапен, что немцы не смогли оказать длительного сопротивления. 21 сентября советские войска освободили Анапу и захватили значительные трофеи, в том числе 40 складов с военным имуществом, 41 орудие, 77 минометов.

Работают саперы. Мысхако, осень 1943 г.

Армия Гречкина 24 сентября вышла к станице Гостагаевская. Соединения 242-й горнострелковой дивизии под командованием полковника В. Б. Лисинова разгромили немецкий гарнизон, уничтожив до батальона противника. Войска армии своим левым флангом вышли к лиману Витязевский. Немцы продолжали упорно сопротивляться. Но не успевали вывозить военное имущество. Приходилось бросать склады с боеприпасами, продовольствием, взрывать орудия, бросать технику, вооружение. Начальник штаба немецкой 17-й армии сообщил в ставку, что армии придется уничтожить 40 тыс. тонн военного имущества. Среди части румынско-немецких войск распространялись панические настроения, солдаты боялись, что будет «второй Сталинград». 56-я армия отбросила противника за р. Старая Кубань и вышла к следующему немецкому оборонительному рубежу, который проходил между Ахтанизовским, Старотитаровским и Кизилташским лиманами. Здесь немецкий оборонительный рубеж надо было брать фронтальными ударами.

В это время армия Леселидзе вышла к станице Благовещенской. Здесь наступление вели 89-я стрелковая дивизия и 55-я гвардейская Иркутская дивизия. Одновременно с фронтальным ударом, было решено высадить два десанта:

1) тактический десант в районе Благовещенской;

2) основной десант в районе озера Соленое для захвата Тамани.

Весь десант насчитывал более 8 тыс. человек. Для выполнения задачи флот выдели более 60 кораблей, катеров и ботов.

Из-за штормовой погоды высадка десанта задержалась . Первым смогли высадить тактический десант в районе западнее Благовещенской — в него входили 166-й гвардейский полк 55-й гвардейской стрелковой дивизии и 143-й батальон морской пехоты. Всего к вечеру 25 сентября высадили более 800 человек. Сторожевые катера своим огнем поддерживали высадку десанта. В ночь на 26 сентября в районе озера Соленое был высажен основной десант в составе 83-й морской стрелковой бригады. Моряки весь день вели в районе озера Соленое бой, но пробить оборону противника не смогли.

Тогда командование фронта перебросило в этот район дополнительные силы. Начали переброску 103-й и 8-й гвардейской стрелковых бригад. 27 сентября советские войска развили наступление в сторону Тамани. К этому моменту вспомогательный десант во взаимодействии с частями 55-й гвардейской дивизии и 5-й гвардейской танковой бригадой освободил станицу Благовещенская.

Высадка советских морских пехотинцев с гребных баркасов

Части 9-й армии вели наступление вдоль Курчанского лимана на Темрюк. Темрюк был мощным узлом сопротивления и замыкал левый фланг «Голубой линии». К тому же Темрюк был важным узлом коммуникаций. Подход к нему с востока и юга был прикрыт лиманами и плавнями. Естественные препятствия немцы усилили проволочными заграждениями, минными полями. Местность затрудняла применение войск большой численности с использованием тяжелого вооружения и техники. Поэтому в составе 9-й армии были сформированы небольшие специальные отряды, которые имели самостоятельные задания. 26 сентября армия Гречкина вышла к Темрюку. Для того чтобы ускорить падение Темрюка было решено высадить десант в двух местах: главный — в районе восточнее Голубицкой, и вспомогательный — в районе Чайкино. Для высадки десанта привлекли около 45 кораблей и судов.

25 сентября начали высадку основного десанта — в него входил 545-й стрелковый полк 389-й стрелковой дивизии. Десантники пробили береговую оборону противника, заняли северо-восточную часть Голубицкой и перерезали дорогу Темрюк—Пересыпь. Немцы предприняли сильные контратаки из района Пересыпи. Десантники заняли круговую оборону восточнее Голубицкой и несколько дней отражали атаки противника, не давая немцам отступить из Темрюка.

Вспомогательный десант — в него вошёл 369-й отдельный батальон морской пехоты, также действовал успешно. Морпехи высадились в районе Чайкино и, несмотря на значительные потери, оказали содействие в захвате Темрюка. В ночь на 27 сентября части 11-го стрелкового корпуса после мощной авиационной и артиллерийской подготовки ворвались на восточную окраину города. Одновременно часть сил на лодках форсировала Курчанский лиман и атаковала противника с запада. Немцы понесли большие потери и отступили к Голубицкой. Но встретив советских десантников, им пришлось бежать к станице Старотитаровская. К утру 27 сентября Темрюк был полностью освобожден.

Не дом, но ДОТ... Каждая руина была превращена в часть укреплений: посмотрите на пушку у цоколя.

Большую роль в освобождении Темрюка и десантной операции сыграла авиация, которая эффективно поддерживала советские войска с воздуха. Кроме того, авиация мешала эвакуации противника. Самолеты наносили удары по скоплениям сил врага на дорогах, в местах погрузки на суда и во время переправы в Крым. В эти дни самолеты 4-й воздушной армии сделали до 1800 вылетов, утопили около 150 судов врага, около 60 сильно повредили. Эффективно действовала и авиация Черноморского флота. С 20 по 28 сентября самолеты авиации Черноморского флота сбили 56 немецких самолетов, потопили около 60 судов.

Немецкое командование, стараясь выиграть время, пыталось всеми силами задержать советское наступление. Используя значительное сокращение фронта, немцы смогли оставить для обороны на рубеже Голубицкая, Красная Стрела, Старотитаровская, большие силы — 370-ю, 79-ю и 98-ю пехотные дивизии. А 50-я немецкая пехотная, 19-я румынская пехотная и 4-я горнострелковая дивизии заняли оборонительный рубеж Ахтанизовская, Вышестеблиевская, Веселовка. Немцы, не имея возможности эвакуировать склады с боеприпасами, вели бешеный огонь из всех видов оружия.

2 октября 56-я армия прорвала немецкую оборону между Ахтанизовским и Кизилташским лиманами и вышла к Старотитаровской. Немцы яростно контратаковали, пытаясь при поддержке бронетехники и мощного артиллерийско-минометного огня восстановить положение. Однако советская пехота при поддержке САУ отбила вражеские контратаки. Армия Гречко овладела Старотитаровской. Прорвав немецкую оборону, советские войска захватили станицу Вышестеблиевская и повернули на север, нанося удар в тыл немецким войскам, которые сдерживали наступление 9-й армии. Немцы поспешно оставили Ахтанизовскую и отступили к Кучугурам, где проходил ещё один вспомогательный рубеж обороны. После этого советское командование приказало отвести 9-ю армию в резерв фронта.

Полковник Каданчик

Одновременно войска 18-й армии гнали врага по южному берегу Таманского полуострова. Войска 56-й армии ночным штурмом прорвали последний немецкий оборонительный рубеж в районе станицы Сенной. 8 октября развернулись ожесточенные бои за овладение последними опорными пунктами немецких войск — Кучугуры, Фонталовская и Татарский. 56-я армия разрезала немецкую группировку, выйдя западнее Кучугур и Запорожской во фланг и тыл противника. Немцы в панике стали отступать к косе Чушка. К рассвету 9 октября советские войска прорвали немецкие позиции на подступах к косе, и вышли к Керченскому проливу. Немецкие войска, которые не успели эвакуироваться, были уничтожены.

Операция была завершена. 9 октября, в 22 часа Москва салютовала доблестным войска Северо-Кавказского фронта и соединениям флота, освободившим Таманский полуостров, 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий. Многие части и соединения фронта и Черноморского флота за свои подвиги получили почетные наименования Новороссийских, Анапских, Кубанских и Темрюкских.

Последние немецкие защитники «Голубой линии» отступить так и не успели

В ходе Новороссийско-Таманской наступательной операции войска Северо-Кавказского фронта разгромили таманскую группировку противника, ликвидировали немецкий плацдарм на Кубани, с которого противник мог развивать наступательные действия в сторону Кавказа. Советские войска освободили Новороссийск — важную военно-морскую базу Черноморского флота. С освобождение таманского побережья, Черноморский флот получил возможность более эффективно действовать по морским коммуникациям крымской группировки противника. Были созданы благоприятные обстоятельства для будущего освобождения Крымского полуострова.

В ходе это операции советские воины прорвали мощную «Голубую линию», прошли с боями более 150 км, нанесли поражение 8 немецким и 4 румынским дивизиям. Немцы потеряли более 36 тыс. человек убитыми, около 22 тыс. ранеными, 4 тыс. пленными, не считая потопленных и уничтоженных на переправах. Советские войска захватили 32 танка, более 550 орудий и минометов и другое вооружение, технику, большое количество снаряжения, продовольствия.

Нельзя забывать и про самоотверженные действия советских партизан. В ходе Новороссийско-Таманской операции партизаны провели около 500 боевых и диверсионных операций, более 300 разведывательных операций, уничтожили до 100 мостов и переправ в тылу врага, разбили 15 штабов, 27 гарнизонов врага и 15 полицейских отрядов, совершили более 100 налетов на тыловые колонны, освободили сотни военнопленных и подневольных рабочих.

При подготовке материала использованы фото советского военного корреспондента Евгения Халдея

Ролан де ля Пуап. Граф, который чуть не стал коммунистом Военно-исторический календарь. 10 октября