Новороссийский десант

10 сентября 1943 года началась Новороссийская операция — десант, высаженный силами Черноморского флота в Новороссийский порт в ходе Новороссийско-Таманской наступательной операции Великой Отечественной войны.

Штатные и мобилизованные десантные корабли морской пехоты СССР

Город Новороссийск считался «ключом» к успеху операции, конечной целью которой было освобождение от немецких войск всего Таманского полуострова. С момента оккупации Новороссийска в августе 1942 года он оставался, фактически, прифронтовым городом в неглубоком немецком тылу и очень тщательно укреплялся противником. На подступах к нему 17-я немецкая армия создала укрепрайон с пятью линиями стрелковых траншей, дотами и дзотами. Семь рядов колючей проволоки, несколько противотанковых и противопехотных минных полей, бетонный капонир для артиллерийской батареи, пулеметные гнезда... Добавим к этому особенности пересеченной местности — город ведь спускается к самому морю по достаточно изрезанному берегу. Немцы резонно полагали, что никаким штурмом «с налету» эту оборону не взять.

Расчет немецкой 37-мм зенитной пушки FlaK 36 прикрывает объект на окраине Новороссийска

В черте самого города было укреплено и превращено в опорные пункты обороны или построено заново 500 опорных точек — в уцелевших от прежних бомбежек каменных зданиях, в заводских корпусах, в залитых бетоном бомбоубежищах. Каждый опорный пункт имел пулеметное гнездо и мог позволить укрыться за прочным бруствером взводу пехоты. Все, что невозможно было укрепить, немцы подготовили к уничтожению — вдруг все же придется отступить? В различных сооружениях города было заложено до 30 000 мин и фугасов.

Подходы к Новороссийску с моря прикрывались береговой артиллерией, миномётными и пулемётными точками. Кроме того, сам вход в город морем был перегорожен стальной боновой сетью, у расширения входного фарватера было необвешкованное минное поле, секретной картой которого располагали только капитаны немецких кораблей.

Город обороняли 5 немецких пехотных дивизий из состава 17-й армии под командованием генерала Эрвина Йенеке. По основной воинской специальности генерал был сапером, специалистом по фортификационным работам. И к вопросам удержания любого крупного населенного пункта подходил с немецкой военной основательностью. Например, он принципиально настаивал на том, чтобы войска на пригородных рубежах и городских опорных пунктах не могли быть расчленены при нападении противника и имели возможность «горизонтального» маневра — проще говоря, при любых обстоятельствах могли предоставлять пополнения и оказывать поддержку огнем друг другу.

Генерал Йенеке

В феврале 1943 года советское командование уже предпринимало попытку высадки здесь десанта. Но развить наступление тогда не удалось — дело закончилось только знаменитой обороной Малой земли...

Советское командование Северо-Кавказского фронта и Черноморского флота под руководством генерал-полковника И. Е. Петрова и вице-адмирала Л.А. Владимирского естественными исходными пунктами для атаки могли считаться лишь тот самый плацдарм Малая земля и крохотный клочок суши с юго-восточной окраины города — со стороны Туапсинского шоссе. Немцы тоже это понимали, и Йенеке сосредоточил на этом направлении свои стрелковые части.

Поэтому, кроме этих двух направлений, где неминуемо должны были разразиться ожесточенные бои, адмирал Владимирский предложил высадить десант морских пехотинцев непосредственно в порт. В случае успеха десанта и захвата порта, под угрозу ставились тылы вражеских войск, оборонявшихся как против Малой земли, так и на Туапсинском направлении.

Командующий фронтом генерал Петров (в центре) с офицерами

Руководство десантной операцией ввиду её особой важности возлагалось непосредственно на командующего флотом вице-адмирала Л. А. Владимирского, командир высадки — командир Новороссийской военно-морской базы, временно эвакуированной в ходе боевых действий в Геленджик, — контр-адмирал Г. Н. Холостяков. Подготовку к операции лично контролировал народный комиссар ВМФ Н. Г. Кузнецов.

Руководство десантной операцией ввиду её особой важности возлагалось непосредственно на командующего флотом вице-адмирала Л. А. Владимирского, командир высадки — командир Новороссийской военно-морской базы, временно эвакуированной в ходе боевых действий в Геленджик, — контр-адмирал Г. Н. Холостяков. Подготовку к операции лично контролировал народный комиссар ВМФ Н. Г. Кузнецов.

Адмирал Холостяков

Кораблям с десантом предстояло прорываться через узкий проход в порт между молами в глубоко вдающуюся в сушу Цемесскую бухту, западный берег которой был занят противником. Там находилось до 40 артиллерийских и миномётных батарей, изначально подготовленных для обстрела бухты.

Сам порт также имел мощную противодесантную оборону — минные и боновые заграждения, значительное число заранее подготовленных огневых точек. Здесь не получилось бы действовать по-тихому — взять под контроль основные портовые сооружения можно было только с боем.

Высадка десанта в порт должна была производиться двумя эшелонами. Для высадки первого эшелона десанта были созданы три отряда, в первый из них — отряд обеспечения высадки — входили группа прорыва (7 торпедных катеров, 2 минных катера, 2 малых катера), группа атаки берега (13 торпедных катеров), группа атаки порта (6 торпедных катеров), группа прикрытия высадки с моря (6 торпедных катеров); отряд кораблей артиллерийской поддержки, отряд санитарных катеров для эвакуации раненых. Непосредственно высадку производили 120 боевых и вспомогательных катеров, 28 моторных баркасов и десантных ботов.

Пулеметы и артиллерия на катерах перед высадкой

В состав десанта включались 255-я морская стрелковая бригада, 393-й отдельный батальон морской пехоты, 1339-й стрелковый полк из состава 18-й армии, 290-й отдельный стрелковый полк войск НКВД. На юго-восточном берегу Цемесской бухты была создана мощная артиллерийская группировка для непосредственной артиллерийской поддержки десанта: 161 орудие из состава артиллерии 18-й армии и 47 орудий Новороссийской ВМБ. Общая численность артиллерии привлекавшихся для поддержке десанта сил составила до 800 орудий и 227 установок реактивной артиллерии — «Катюш».

Была заранее сформирована специальная авиагруппа, действовавшая исключительно в интересах десанта (148 самолётов из ВВС флота и из 4-й воздушной армии — 58 истребителей, 36 штурмовиков, 54 бомбардировщика).

Сильной стороной десанта была подготовка личного состава: экипажи кораблей тщательно изучали район боевых действий и производили тренировки в бухтах Кавказского побережья; личный состав десантных сил был отобран заранее, выведен с передовой и также активно занимался боевой подготовкой.

Схема атаки порта силами торпедных катеров

В ходе длительной разведки участков высадки были выявлены места расположения минных заграждений на подступах к порту, противодесантные железобетонные доты, позиции береговой артиллерии. Для уничтожения расположенных вблизи воды укреплений было решено использовать торпеды, уничтожение остальных предусматривалось сосредоточенным огнём тяжёлой артиллерии.

В ночь на 10 сентября корабли десанта вышли из Геленджика. В 2:44 10 сентября началась артиллерийская подготовка и авиационные удары по вражеской обороне.

В 2:45 катера группы прорыва атаковали торпедами огневые точки противника на молах (выпущено 24 торпеды, на моле и берегу уничтожено 19 дотов и дзотов, ещё до 10 получили повреждения) и боно-сетевые заграждения у входа в бухту, они же высадили на молы штурмовые группы. Путь в бухту по узкому и простреливаемому проходу был открыт.

Затонувший в Новороссийске лидер «Ташкент»

Торпедные катера группы атаки берега атаковали торпедами огневые точки на побережье бухты. В 2:56 в порт ворвались катера группы атаки порта и атаковали торпедами причалы и места высадки. С 3 часов в порт стали врываться сторожевики и мотоботы, тральщики и моторные баркасы с частями первого эшелона десанта. Высадка производилась до 5 часов утра.

Все эти действия производились под сильнейшим артиллерийско-миномётным и пулемётным огнём врага. Катера маневрировали среди сплошных столбов воды от разрывов снарядов, в небе одновременно находились сотни осветительных немецких ракет. Многие корабли получили попадания.

Десант идет на берег

Поняв, что Красная армия и флот всерьез штурмуют порт, противник стал спешно стягивать к нему силы, усилил артиллерию, а с рассветом поднялись в воздух и сотни немецких самолетов. Плотная бомбардировка в сочетании с интенсивным минометно-артиллерийским обстрелом значительно затруднили высадку второго эшелона десанта — из него сойти на берег удалось только 370 морским пехотинцам. Тем не менее, нашим войскам удалось закрепиться на двух плацдармах — у судоремонтных мастерских в порту и в северо-восточной части бухты у цементного завода «Красный Октябрь». Ещё несколько групп десантников из 255-й бригады морской пехоты были высажены в южной части порта, но поскольку ввиду разобщенности сил им грозило полное уничтожение, они с боем прорвались на позиции советских войск на Малой земле.

Бои на плацдармах шли непрерывно, отличались крайним ожесточением, изобилуя рукопашными схватками. Личный состав проявлял массовый героизм. В этот день артиллерия противника потопила 8 советских катеров и 5 десантных ботов.

С моря — в бой

Несмотря на частичный срыв врагом первоначального плана операции (вместо единого плацдарма было создано два небольших и разобщённых), советское командование решило наращивать усилия в десантной операции. Такое решение было вызвано тем, что противник чрезвычайно болезненно отреагировал на неё, бросив в бой значительное число резервов и даже снимая войска с других участков фронта.

В ночь на 11 сентября началась высадка пополнений десанта, несмотря на сильнейший огонь противника, при котором были потоплены 7 катеров. В ночном бою был полностью отбит у врага цементный завод «Пролетарий» — сильнейший узел обороны на побережье. Также десантникам удалось значительно продвинуться от цементного завода «Красный Октябрь» к поселку Мефодиевский. Десантные части ворвались непосредственно в город и завязали уличные бои. Советская авиация завоевала господство в воздухе и активно поддерживала действия наземных войск.

Высадка с катера в ночных условиях

12 и 13 сентября бойцы расширяли занятые плацдармы, выбивая немцев из укрепленных зданий и заводских корпусов. Корабли флота обеспечивали снабжение плацдармов, доставляли подкрепления и боеприпасы, вывозили раненых. Все рейсы выполнялись под артогнём врага, но ввиду захвата и уничтожения наиболее опасных батарей противника потерь в корабельном составе удалось избежать.

К 14 сентября смогли достичь успеха и войска 18-й армии с туапсинского направления — после неудачных попыток прорыва в Новороссийск по побережью, они нанесли охватывающий удар с севера и прорвали оборону противника. Здесь советские войска также ворвались в город, соединившись с частями десанта. Десантные части продолжали вести бой до полного освобождения города.

На Малоземельском плацдарме

В ночь на 16 сентября войска западной группы 18-й армии перешли в наступление с Малой земли, прорвали оборону противника в районе Станички и также ворвались в город. Поскольку все части врага были втянуты в жестокие сражения на улицах города и понесли к тому времени огромные потери, противодействовать этому удару противник не смог.

И тогда немецкое командование отдало приказ об отступлении из Новороссийска. К 10 часам утра 16 сентября город был полностью освобожден. Взятие Новороссийска предрешило исход борьбы за Таманский полуостров: опасаясь наметившегося выхода советских войск от Новороссийска в тыл свой главной полосы обороны, немцы спешно стали оставлять её и отводить войска к Темрюку и Тамани.

Погибшие немцы на Черноморском берегу

За успешные действия по освобождению Новороссийска 30 соединениям Северо-Кавказского фронта и 8 частям и соединениям Черноморского флота было присвоено наименование Новороссийских. Большинство участников десанта и команд кораблей прорыва были награждены орденами и медалями. Личный состав некоторых подразделений из числа высадившихся в первый день операции и пять суток ведших непрерывный бой, был награждён в полном составе. Восемь человек удостоены звания Героя Советского Союза: командир 1339-го стрелкового полка подполковник С. Н. Каданчик (посмертно), заместитель командира 1339-го стрелкового полка майор А. И. Леженин (посмертно), командир 2-го дивизиона 2-й бригады торпедных катеров капитан-лейтенант А. Ф. Африканов, командир 393-го отдельного батальона морской пехоты капитан-лейтенант В. А. Ботылёв, командир роты этого батальона капитан-лейтенант А. В. Райкунов, командир 290-го отдельного стрелкового полка войск НКВД подполковник И. В. Пискарев, командир дивизиона сторожевых катеров Охраны водного района Новороссийской военно-морской базы капитан-лейтенант Н. И. Сипягин, снайпер 393-го отдельного батальона морской пехоты старшина 1-й статьи Ф. Я. Рубахо (посмертно).

Бойцы каплейта Райкунова в бою за железнодорожную станцию в Новороссийске

В ходе операции части десанта и корабли флота понесли значительные потери, но они были вызваны не неудачной подготовкой и действиями, а необходимостью ведения наступательного боя против исключительно сильной вражеской обороны. Все потери в кораблях флот понёс 10 и 11 сентября, тогда противник потопил артиллерийским огнём 4 сторожевых катера, 8 торпедных катеров, три катера-тральщика, 5 десантных ботов.

В освобожденном Новороссийске. Советские бойцы читают оставшийся от немцев приказ

Военно-исторический календарь. 20 ноября Любовь Шевцова. Демон в юбке