Любовь Шевцова. Демон в юбке

8 сентября отметила бы день рождения Любовь Григорьевна Шевцова — комсомолка, активная участница, член штаба подпольной антифашистской организации «Молодая гвардия», действовавшей на территории города Краснодон и Ворошиловградской (ныне Луганской) области, Герой Советского Союза.

Любовь Шевцова

Люба родилась в посёлке Изварино Краснодонского района, единственной дочерью в простой трудовой семье. Отец — Григорий Ильич, мать — Ефросинья Мироновна, Люба — их единственная дочь.

Родители Любы

В 1927 году семья Шевцовых переехала в Краснодон. Учась в школе, Любка, как ее называли друзья, отличалась весёлым характером, побеждала на спортивных соревнованиях, участвовала в художественной самодеятельности и посещала кружок юннатов. Слыла заводилой даже среди мальчишек. Когда началась война, Любе не исполнилось и 17 лет...

Любе 6 лет

Немало современных историков «Молодой гвардии» сегодня делают в своих исследованиях акцент на том, что, в отличие ото всех остальных юных партизан-молодогвардейцев, Любу можно считать профессиональной разведчицей и диверсанткой, прошедшей специальное обучение в разведшколе.

Ни словом не упомянул об учебе Любы в разведшколе писатель Александр Фадеев... Впрочем, Военному корреспонденту Фадееву и не могло быть многое известно — к моменту начала работы писателя над романом «Молодая гвардия» писатель не мог знать никаких подробностей об агенте НКВД Шевцовой...

Люба Шевцова с друзьями (в среднем ряду первая слева) перед отъездом в школу радистов

В подростковом возрасте выяснилось, что у Любы твёрдый и задиристый характер — настолько задиристый, что в комсомол её приняли значительно позже, чем сверстников.

В первые месяцы войны Люба Шевцова окончила курсы медсестёр и работала в военном госпитале в Краснодоне. Но чем ближе подходил фронт, тем больше Любе хотелось включиться в непосредственную борьбу с фашистами.

Весной 1942 года комсомолка Шевцова подаёт заявление о приёме её для обучения в разведшколу НКВД: «Прошу начальника НКВД принять меня в школу радистов, так как я желаю быть радистом в нашей Советской стране, служить честно и добросовестно. И по окончании этой школы я обязуюсь выполнять все задания в тылу врага и на фронте».

Заявление Любы

Заявление 17-летней девушки, датированное 31 марта 1942 года, было удовлетворено — Любу Швецову зачислили для обучения в Ворошиловградскую разведшколу НКВД. Учиться девушке предстояло на ускоренных курсах — кадровый голод военных времен не позволял тратить больше, чем 93 дня, на подготовку очередного военного специалиста...

За это время семнадцатилетней девочке предстояло освоить законы конспирации, основы шифровального дела, работу с портативной радиостанцией, стрелковую подготовку ( впрочем, девушка и до войны неплохо стреляла из винтовки в ОСОАВИАХИМовском тире). Статистика войны неумолима: в 1941-42 году до 70 процентов разведчиков ускоренного выпуска попадало в гестапо в первый месяц работы во вражеском тылу...

Любовь Шевцова (вторая слева) с друзьями.

Уже 9 июля лейтенант госбезопасности Богомолов выносит решение о её дальнейшей судьбе: «Шевцова Любовь Григорьевна, псевдоним «Григорьева», окончила курсы радистов в спецшколе с оценкой «хорошо». Обладает всеми необходимыми качествами для работы в тылу, а именно: сообразительна, находчива, способна выйти из затруднительного положения. Может быть зачислена в группу Кузьмина «Буря» для оставления в г. Ворошиловграде в немецком тылу для подпольной и разведывательной работы.».

У отряда «Буря», как полагается разведывательно-диверсионной группе, был, как полагается, командир, была подготовленная еще до войны база в Ворошиловограде (Луганске), была даже агентура из подпольщиков. Но, перейдя линию фронта, Люба убедилась: стремительное наступление немцев подорвало моральный дух некоторых оставленных в немецком тылу агентов... Например, хозяин явочной квартиры напрямую заявил, что не желает быть повешенным немцами и однажды попросту не пустил девушку на порог.

После потери радиостанции, по неосторожности оставленной у этого горе-подпольщика, группа Любы осталась и без связи с «Центром». Командир разведывательно-диверсионного отряда решил ждать, покуда потерявший своих разведчиков «Центр» сам не начнет их искать и не пришлет связника. А до поры, мол, следует затаиться, не предпринимая никаких действий, чтобы не «погореть» раньше времени.

Люба вопреки приказу немцев раздает хлеб военнопленным. Книжная иллюстрация

Любу вариант отсиживаться до прихода связников явно не устраивал. Сначала она пыталась убедить командира хотя бы собирать сведения о немецких воинских частях — вот, придет связник — будет хоть, что передать на «большую землю!». Но тот лишь подтвердил приказ не рисковать без проку... Тогда дивчина решила действовать на свой страх и риск: переехала в Краснодон, якобы, с целью устройства на работу в лояльное немцам кафе-варьете (пригодилось участие в художественной самодеятельности — по легенде Люба Григорьева была эстрадной певицей).

Здесь девушка без особого труда нашла выход на комсомольское подполье, и отныне ее судьба оказалась тесно связана с «Молодой гвардией».

После ряда диверсий молодогвардейцев против оккупационных властей, когда ребята сожгли биржу труда со всеми документами и спасли от отправки в Германию три тысячи подневольных батраков, вывесили на 7 ноября красные флаги в городе, отбили у полицаев-гуртовщиков и раздали крестьянским семьям конфискованную скотину, выпустили из пересыльного лагеря 50 военнопленных, на комсомольцев началась настоящая охота... Причем, Любу выдал гестаповцам бывший соратник Шпак — как раз тот хозяин явки, который струсил и прогнал разведчицу.

В начале января 1943 года Любу Шевцову арестовали. Если судьба других членов «Молодой гвардии» была предрешена, то Шевцову гитлеровцы рассчитывали использовать в своих целях. С помощью радистки они намерены были организовать так называемую «радиоигру», передавая советскому командованию дезинформацию, а также рассчитывая вскрыть и ту часть советского подполья, которую до этого обнаружить не удалось.

Сценическое платье «артистки Григорьевой» — в музее «Молодой гвардии»

Вспоминает чудом выживший молодогвардеец, ветеран войны Ким Иванцов (его сестра погибла в гитлеровском застенке):

— Еще одним надежным и верным нашим другом была Любка Шевцова, которая жила по соседству, Люба была поздним ребенком, к тому же единственным в семье. Родители души в ней не чаяли, потакали всем капризам. Люба мечтала стать артисткой, поэтому занималась в балетном, физкультурном и хоровом кружках. Ее так и прозвали Любка-артистка.

Певунья и танцорка, сообразительная и острая на язык, отчаянная и бесстрашная, она была своей в любом мальчишеском коллективе. Словом, как удачно охарактеризовал ее впоследствии Александр Фадеев: «Любка Шевцова — это Сергей Тюленин в юбке».

В ее репертуаре преобладали шаловливые, а то и откровенно хулиганские песенки. Бывало, ткнет пальцем в кого-то из огольцов и тут же зальется:

«Когда тебя мать рожала,

Вся милиция дрожала,

ты родился уркаганом

Чтобы лазить по карманам...»

Как ни странно, в среде немцев такие песенки неплохо котировались, позже в немецком варьете Любка имела успех... И трясла поклонников своего эстрадного таланта на разведывательную информацию.

О том, как сложилась дальнейшая судьба Любы Шевцовой, я узнал позднее. Прослышав, что в области создали школу разведчиков-радистов, Любка туда поступила. Школа НКВД располагалась в 18 километрах от Ворошиловграда, в бывшем доме отдыха «Лысая Гора» местного паровозостроительного завода. Ее слушатели — будущие радисты, диверсанты (для благозвучности их называли подрывниками), разведчики, командиры партизанских групп и отрядов.

Шевцова, конечно же, понимала, что война, тем более партизанская, это не эстрадный концерт с хулиганским шансоном. Здесь можно погибнуть, испытать нечеловеческие муки, получить увечья. Однако молодость отгоняла страшные мысли. Любовь к Родине и свободе призвали ее, как и других девчонок, в ряды защитников родной страны. Она и ее товарищи по школе готовы были выполнять самые опасные задания.

Коротковолновая радиостанция, которой снабдили Любу, могла работать всего лишь в пределах 80 километров, — говорит Ким Иванцов. — А расстояние от Ворошиловграда до Борисоглебска, где должны были принимать ее информацию, — 400 километров. К слову, такие же радиостанции выдали и некоторым другим группам разведчиков, заброшенным в те дни в тыл противника. Все они потерпели неудачу из-за невозможности установить связь с Центром.

В середине августа она появилась в Краснодоне. Тут Люба узнала о «Moлодой гвардии», а затем и вступила в эту организацию. Она выполнила ряд ответственных заданий. Однако отважная девушка не знала, что немецкие контрразведчики давно охотятся за ней как за советской радисткой. А выдал ее однокашник по школе НКВД Шпак, переметнувшийся на сторону врага.

Молодогвардейцы. Картина современного художника

В начале 1943 года Любовь Шевцову арестовали. Немцев интересовала ее связь с советской разведкой, имена других агентов и где находится радиостанция. Ни на один из этих вопросов фашисты не получили ответа, хотя девушку жестоко били и пытали. 31 января Шевцову доставили в Ровеньки. Здесь ее допрашивал начальник полиции Орлов. Но и его усилия оказались безуспешными. Тогда Любу передали в жандармерию, где ею занялись сам начальник жандармерии лейтенант Бернгардт Веннер и его заместитель Иосиф Фромме. Люба не произнесла ни звука«.

Шевцову расстреляли 9 февраля 1943 года в Гремучем лесу на окраине города Ровеньки вместе с ее товарищами — Олегом Кошевым, Дмитрием Огурцовым, Виктором Субботиным и Семеном Остапенко.

Позже эсэсовец Древитц, казнивший молодогвардейцев, на допросе в плену в ноябре 1947 года рассказывал: «Из числа расстрелянных во второй партии я хорошо запомнил Шевцову. Она обратила мое внимание своим внешним видом. У нее была красивая, стройная фигура, продолговатое лицо. Несмотря на свою молодость, держала она себя очень мужественно. Перед казнью я подвел Шевцову к краю ямы для расстрела. Она не произнесла ни слова о пощаде и спокойно, с поднятой головой приняла смерть...»

А полицай Орлов, вспоминая Любу, сказал только:

— Огонь-девка, демон в юбке! Ее шомполами секут — а она губы кусает от боли, да нас бранит, и такими черными словами, каких я и от солдат не слышал!

На стене камеры, где в последние дни держали Любу Шевцову, позднее нашли сделанную ей надпись: «Прощай, мама, твоя дочь Любка уходит в сырую землю».

Тюрьма в Ровеньках, где полицаи мучили Любу и ее соратников

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 сентября 1943 года члену штаба подпольной комсомольской организации «Молодая гвардия» Любови Григорьевне Шевцовой посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Люба Шквцова. Скульптурный портрет работы В. Мухина.

Военно-исторический календарь 24 сентября Полководцы Победы. Генерал Колпакчи