Летчик Иван Кудашкин. Пять секунд на подвиг

Строки пожелтевшего от времени официального извещения по-военному сухи и кратки: «Ваш сын, Кудашкин Иван Степанович, летчик 36-го гвардейского бомбардировочного полка 1 Украинского фронта, 31 марта 1944 года не вернулся с боевого задания – бомбардировке колонны вражеской бронетехники. Пропал без вести». В архивах осталось лишь фото лихого парня в остроконечной довоенной буденовке, да эти несколько строк…

Иван Кудашкин - курсант Энгельсского летного училища

Как пропадают без вести летчики? Сажают горящий подбитый самолет на вынужденную на занятой врагом территории, сжигают документы, отбиваются до последнего патрона от наседающих фашистов, а последнюю пулю оставляют себе. Терпят аварию в ночном полете в непогоду за сотни миль от человеческого жилья, чтобы потом, много лет спустя после войны, быть найденными следопытами в полуразвалившейся кабине - в глухом лесу, в непроходимых болотах. Попадают ранеными в плен и не называют врагу своего имени – так и хоронят их потом безымянными, безжалостно расстрелянных или замученных каторжным трудом, в братских могилах при лагере военнопленных… Какая бы ни стояла судьба за словами «пропал без вести», а как правило, это все-таки смерть, живыми вернуться удается очень немногим.

Сбитый советский бомбардировщик «Пе-2»

Иван Кудашкин, простой деревенский юноша, до войны мечтал стать учителем. Почетная работа, да и гордость для скромной мордовской крестьянской семьи… 

Он родился 14 июля 1922 года в селе Подлесная Тавла Кочкуровского района Мордовии, старшим сыном в многодетной семье. До войны жил, как все деревенские парни: ходил в сельскую школу, где учился на отлично, помогал родителям-колхозникам, начал даже осваивать трактор. Но душа парня лежала не к сельскому труду – к педагогике. Возможно, сказался опыт воспитания младших сестер и братьев, возможно, повлиял авторитет его собственной учительницы в школе, а только после десятого класса Ваня отправился в Саранск – поступать в педагогическое училище.

Но доучиться Ивану не пришлось: в сороковом году осенью настал для него срок идти служить Родине. Юноша был призван в Красную Армию, и, так как к тому времени был еще и курсантом аэроклуба, с началом войны был направлен в летное училище – под Саратов, в городок Энгельс. 

А в декабре сорок второго молодой командир-пилот с комсомольским экипажем получил назначение в действующую воинскую часть.

Полк пикирующих бомбардировщиков на аэродроме

Служить Ване выпало в 36-м гвардейском авиаполку 202-й авиадивизии 2-й воздушной армии. Полк был укомплектован легкими пикирующими бомбардировщиками, и очень скоро грудь молодого бойца украсила первая медаль - за точность бомбометания по врагу. 

Летчики – народ лихой, часто стремятся подчеркнуть свою индивидуальность, всячески украшая свои боевые машины. По штату на боевом самолете не должно быть ничего нарисовано, кроме опознавательных красных звезд на крыльях да номера на фюзеляже – разве что, мелкие звездочки под кабиной по числу сбитых врагов – наглядное свидетельство боевых побед. Правда, звездочки рисуют, в основном, истребители, потому что бомбардировщики редко сбивают чужие самолеты. 

Но к третьему году войны политруки стали менее строги к внешнему виду военной техники. Тогда-то и появились на советских самолетах рисунки, отражающие индивидуальность пилота. Эскадрилья «Нормандия-Неман», укомплектованная французскими экипажами, красила коку винта в цвета национального флага, в на фюзеляжах носила стремительную золотую молнию. На дареных самолетах летчики писали надписи: «От колхозников Тамбовской области», «Веселые ребята. Подарок ансамбля Леонида Утесова»… Морские летчики-торпедоносцы украшали воздухозаборник двигателя изображением оскаленных акульих зубов, а фюзеляж – лозунгом «Смерть фашистскому пирату!»… 

Появилась надпись и на «Пе-2» лейтенанта Кудашкина. Одно слово – короткое русское имя «Иван». Надпись отлично читалась, когда стремительная машина проносилась на высоте 5-10 метров над вражескими позициями…

Звено «Пе-2» на боевом вылете

К январю 1944 года Иван – командир звена, орденоносец, гвардии лейтенант – совершил 650 вылетов на бомбардировку врага – в том числе, и глубоко в тыл захваченной немцами территории.

Под Киевом звено Кудашкина вдребезги разнесло железнодорожный узел. На станции стояло несколько эшелонов с горючим для немецких танков – и до пункта назначения не дошла ни одна цистерна. Пожар на станции полыхал несколько дней – пока все не выгорело полностью. А вскоре, меньше чем через месяц, Киев был освобожден от врага. И на поле боя, на улицах многострадального города, в разрушенном пригороде были найдены трофейной командой десятки исправных немецких танков, вставших намертво из-за отсутствия топлива. ..

САУ «Фердинанд», уничтоженный прямым попаданием бомбы с бомбардировщика Пе-2

25 марта 1944 года над аэродромом висели свинцовые низкие тучи, шел мокрый снег. По всем признакам – погода нелетная… Но разведчики доложили в полк, что на переправе у Хотина скопилось огромное количество немецкой военной техники, стремящейся на противоположный берег. Вот удобный случай нанести жестокий урон врагу. И Кудашкин вызвался лететь.

Немцы проглядели одиночный небольшой самолет. В условиях совершенно отвратительной видимости Иван отбомбился точно: в самый центр «тараканьего гнезда» бронированных машин. Переправа была сорвана. А немцы доложили своему командованию, что понесли большие потери, потому что их бомбила целая эскадрилья…

31 марта 1944 года Иван Кудашкин получил новое задание – уничтожить единственный уцелевший мост через Днестр в районе населенного пункта Ляшевице. Бомбардировщик подошел к месту предстоящего боя на стометровой высоте, и словно с горы, «скатился», планируя по воздушным потокам прямо на голову гитлеровцам. Неслышно в рокоте мотора раскрылись бомболюки, и черные тяжелые капли бомб посыпались на длинную автоколонну. Вспыхнул пожар, заметались в панике серые фигурки врагов на грязном от копоти снегу, на разбитой траками черной ленте проезжей дороги…

И тут зенитный снаряд поразил самолет Кудашкина. На аэродроме, на командном пункте, погасли голоса в наушниках радиста. 

Никто, кроме врага, не видел смерти отважного экипажа. Некому было поведать о его последних мгновениях – гвардии лейтенант снова летел на задание один, только со своим экипажем. Поэтому и появилась на свет эта пожелтевшая ныне бумага с горькими страшными словами «пропал без вести». Понятно, что, скорее всего, – погиб, но как, при каких обстоятельствах это было?

А было так: вражеский снаряд разнес бензобак «Пе-2», превратив самолет в огненный болид. И живой факел с небес обрушился на автоколонну, смертью своей неся смерть врагу. Изуродованные огнем, неузнаваемые тела пилотов были погребены после боя местными жителями – у села Жванец, в братской могиле. Только в 1974 году школьные следопыты прояснили обстоятельства давнего сражения и с уверенностью смогли сказать: летчиком, решительно направившим пикирующую боевую машину на скопление войск врага, был Иван Кудашкин. И на принятие этого решения – от рокового попадания зенитки до взрыва самолета на земле – у него было не более 5 секунд…

Останки сгоревшего бомбардировщика, найденные 70 лет спустя после войны

Наследник славы Николая Гастелло, Иван Кудашкин был представлен к высшей награде – званию Героя Советского Союза. Указ о присвоении И.С. Кудашкину этого высокого звания был подписан только в 1991 году – незадолго до того, как не стало и самой великой страны. А память о подвиге осталась вечной.

Выставка в память Кудашкина на родине героя

Младший брат легендарной Зои Военно-исторический календарь. 9 января