Полководцы России. Сидор Ковпак — партизанский генерал

7 июня отметил бы день рождения Сидор Артемьевич Ковпак — партизанский командир Великой Отечественной войны, дважды Герой Советского Союза.

Детство крестьянского сына Сидора Ковпака было непростым: он родился в 1887 году на Полтавщине, в самой обыкновенной украинской деревне. Грамоте паренька обучил сельский священник, но мечту о школе парню пришлось оставить: в большой крестьянской семье денег на учебу не было, а каждые рабочие руки были на счету. Так что трудовая карьера будущего партизана началась в семь лет — с должности артельного подпаска.

В десятилетнем возрасте Сидора определили в ученики к местному торговцу. Мальчиком на побегушках, потом — продавцом в сельской лавке он прослужил до 1908 года — до тех пор, пока его, невысокого, но крепкого парнишку, не забрили в солдаты.

Четыре года службы — сначала коногоном (подвозчиком боеприпасов), потом рядовым стрелком — пролетели быстро. После армии Сидор на родину не поехал — отправился в Саратов, где устроился разнорабочим на фабрику. Но всего через два года резервисту Сидору Ковпаку пришлось вернуться в полк — началась Первая мировая война.

Пехота 1914 года

Рядовой 186-го Асландузского пехотного полка Сидор Ковпак принял участие в знаменитом Брусиловском прорыве, был трижды ранен, однажды в разведке спас офицера. Отважный пластун заслужил два Георгиевских креста, которые ему вручал лично император Николай II.

В 1917 году комиссованный солдат Сидор Ковпак вернулся на родину. Дом разорен, на Полтавщине хозяйничают деникинцы и германские оккупационные войска... Добыв несколько винтовок, Сидор собирает свой первый партизанский отряд — из тех крестьян и бывших военных, которым не по душе белые. И начинает эффективно воевать — сказался опыт геройской службы...

В 1919 году отряд Ковпака влился в регулярную Красную Армию, а сам Сидор Артемьевич — иначе его уже и не называют — вступил в ряды партии большевиков. Однако сразу же принять участие в изгнании деникинцев с родной земли бывшему солдату, а ныне красному командиру не удалось: едва ли не половину отряда во главе с предводителем свалила страшная зараза — сыпной тиф. В те годы от тифа умирали в шестидесяти случаях из ста...

Из тифозного госпиталя Ковпак вышел, похудев на 20 кило, практически лысым, шатающимся от потери сил. Но сразу же вместе с товарищами по партизанскому отряду отправился на фронт — в знаменитую 25-ю дивизию Красной Армии, которой командовал Василий Иванович Чапаев.

Чапай критически посмотрел на прибывшее пополнение:

— Эх, ребята, да вас же ветром носит!

— Сдюжим, — пообещал Ковпак. — Трошки подкормимся на солдатской каше — и сдюжим... Коней-то у вас хватает? С конем-то, чай, бойца ветром не унесет?..

Служить Сидора Артемьевича определили в трофейную команду. И тут крестьянский сын, бывший ученик купца проявил себя рачительным хозяином: собирал на поле боя оружие даже под огнем!

Позже, уже после гибели Чапаева, Ковпак служил в Крыму, участвовал в штурме Перекопа, добивал остатки врангелевской армии, ликвидировал махновские банды. В 1921 году его назначили на должность военкома в Большом Токмаке. Демобилизовался Сидор Артемьевич только в 1925 году. Да и то вынужденно: сказались последствия ранений и тифа, разыгрался заработанный в окопах и землянках ревматизм.

И возглавил красный командир самую обыкновенную сельскохозяйственную артель в селе Вербки. Артель было выбилась в передовые, была реорганизована в колхоз. А коммунист Сидор Ковпак через 11 лет дослужился до должности председателя Путивльского горисполкома Сумской области Украинской ССР.

Сидор Ковпак

В сорок первом ему стукнуло 54 года. Непризывной возраст... Но разве останешься в стороне, когда по родной земле снова огнем полыхает война, заливает поля свинцовыми дождями? В эвакуацию Ковпак ехать отказался — попросил оставить его в селе под Путивлем для организации партизанского отряда. Заложил в лесах несколько схронов — тайных складов с оружием и продовольствием, создал развитую сеть «народных информаторов» — будущую партизанскую разведку... Из Путивля Сидору Артемьевичу в буквальном смысле слова пришлось уходить огородами — 10 сентября 1941 года, когда по западной околице городка уже маршировали передовые немецкие части.

А уже 29 сентября партизанский отряд Деда Ковпака принял первый бой у села Сафоновка. Партизаны взорвали на дороге грузовик, битком набитый гитлеровцами, а при появлении карательного отряда перестреляли и его. Лишь несколько бойцов зондеркоманды смогли уцелеть, прикинувшись убитыми...

Партизанский штаб ведет оперативное планирование. Над картой — Ковпак и Руднев

17 октября 1941 года, когда гитлеровцы были уже на подступах к Москве, в украинских лесах отряд Ковпака объединился с отрядом Семёна Руднева, кадрового военного, участника сражений с японскими милитаристами на Халхин-Голе. Командиром отряда стал Ковпак, а Руднев занял пост комиссара. Именно с подачи Руднева под флагами Путивльского отряда Деда Ковпака объединились еще несколько разрозненных групп подпольщиков, присоединились к формирующемуся «партизанскому полку». Влились в отряд и красноармейцы-окруженцы.

Однажды сходку партизан выследил и выдал немецким карателям местный полицай. В лес ринулась зондеркоманда — при поддержке артиллерии и двух танков... Живыми из леса вышли меньше полудюжины немцев — уже без техники и пушек. Один танк так и остался в искореженном виде посреди лесной тропы, второй партизаны забрали в качестве трофея.

Ковпаковцы входят в освобожденное украинское село

Главным отличием отряда Ковпака от многих других партизанских соединений было, как ни парадоксально, практически полное отсутствие «партизанщины». Строжайшая воинская дисциплина У ковпаковцев царила железная дисциплина, каждая группа знала свой манёвр и действия при внезапном нападении противника. Ковпак был настоящим асом скрытного перемещения, неожиданно для гитлеровцев появляясь то здесь, то там, дезориентируя врага, нанося молниеносные и сокрушительные удары...

Уже в конце ноября под Путивлем сложилось странное для немцев положение: оккупационные власти существовали исключительно в самом городе. Продовольственные команды больше не рисковали грабить колхозников. Движение любого транспорта — что по железной дороге, что по санным путям — без хорошей охраны стало невозможным. Угнать батрачить в Германию три тысячи человек местной молодежи не удалось: партизаны разгромили вербовочный пункт, а парней и девчат увели в леса, получив таким образом пусть и необученное, но зато полное решимости отмстить врагу пополнение. Ни с того ни с сего передохли конфискованные у жителей лошади, сгорел целый эшелон реквизированного по селам хлеба. Да и сам германский комендант Путивля, засыпая по ночам, клал у подушки заряженный револьвер и две гранаты — до него дошли слухи, что партизаны намерены захватить его в плен.

Восстановить оккупационный режим немцы могли единственным способом — извести партизан совсем. С целью ликвидации отряда Спадащанский лес, где располагалась главная база партизан, обложили чуть ли не целой дивизией. Но отряд Деда Ковпака ночью с боем прорвался из окружения и ушел в рейд.

Партизанские дети

Всю зиму отряд кочевал по лесам Сумской, Курской, Орловской и Брянской областей, нигде надолго не задерживаясь. Летели под откос вражеские эшелоны, горели немецкие склады, без вести пропадали в лесах даже представители высшего командования. Конечно, в боях партизаны несли потери. Но, как ни странно, численность отряда в эту пору только увеличивается — за счет массового присоединения жителей оккупированных территорий. К весне 1942 года Ковпак командовал уже, по сути, настоящей народной армией — не менее дивизии размером.

Новую славу партизанам принес «Сарненский крест». Блистательная операция соединения Ковпака. Когда партизаны поняли, что прямо взять Сарны, — крупный железнодорожный узел с депо и складами, великолепно укрепленный и имевший отлично вымуштрованный гарнизон, щедро снабженный автоматическим оружием, пушками, бронетехникой и боеприпасами — невозможно, то вместо штурма самого узла подходящие к нему ветки вывели из строя самое малое на месяц, взорвали мосты, разрушили полотно. Тем самым задача парализации этого транспортного узла и была решена на «отлично». Месяц узел не работал, хотя формально был совершенно неповрежденным. Только ни до него, ни из него никто не мог ничего доставить...

18 мая 1942 года за борьбу с немецко-фашистскими захватчиками на оккупированной территории Сидор Ковпак был удостоен звания Героя Советского Союза.

Военный совет в партизанском лагере

В августе 1942 года Сидор Ковпак вылетел на самолете с партизанского аэродрома через линию фронта — чтобы принять участие в совещании у Сталина. Получил задание — прорываться на Правобережную Украину с целью расширения зоны партизанских действий — и благополучно вернулся обратно в тыл врага. Отряд с брянщины двинулся вперед — на несколько тысяч километров, прошел по Гомельской, Пинской, Волынской, Ровенской, Житомирской и Киевской областям. Впереди них уже катилась партизанская слава, обраставшая легендами...

В немецкой прессе «Деда Ковпака» рисовали в виде звероподобного гиганта-бородача, способного одним ударом уложить десятерых бойцов. Писали, что у него есть самолеты и танки, артиллерия — вплоть до «Катюш»...

Никаких «Катюш», конечно, не было. А вот беспримерный массовый героизм — был... В апреле 1943 года Сидору Ковпаку было присвоено звание «генерал-майор» — если уж командовать дивизией, так и носить генеральские погоны! Правда, сам Ковпак парадный китель не носил — берег до победы. В быту обходился гимнастеркой с погонами да видавшим виды партизанским полушубком.

— Какой-такой генерал, если в ту, прошлую, войну службу я ротным закончил? Ротному полагается быть, как максимум, капитаном...

Генерал Ковпак и украинки из освобожденного села

Вид у Ковпака и в самом деле был не генеральский. Невысокий, слегка сутулый пожилой крестьянин с седеющей бородкой клинышком. К тому же без конца сыплющий поговорками и смешными афоризмами:

— Идучи в божий храм — подумай, как из него выйти.

— Ночка темная, лошадь черная, едешь-едешь, да и пощупаешь: не черт ли везет!

— Солдат без удачи — бит, без смекалки — убит.

— Растопыренной пятерней только пальцы себе ломать. Хочешь немецкой морде зубы выбить — сжимай кулак покрепче!

Про обеспечение соединения всем необходимым лаконично и немного издевательски говорил: «Мой поставщик — Гитлер». Огромное партизанское соединение не докучало Москве просьбами о дополнительных поставках, добывая оружие, боеприпасы, топливо, продовольствие и обмундирование на гитлеровских складах.

Марш партизан в Киеве, 1944 год

В 1943 году Сумское партизанское соединение Сидора Ковпака отправилось в свой самый трудный, Карпатский рейд. Здесь, что греха таить, партизаны не имели той абсолютной поддержки местного населения, которую встречали под Путивлем и Сумами. Все дело было в бандеровцах. Их вполне устраивала немецкая власть, под крылом которой можно грабить и убивать поляков, русских и евреев...

В ходе Карпатского рейда были разгромлены не только многие гитлеровские гарнизоны, но и с десяток отрядов бандеровцев. Но в ходе этой операции партизанская армия Ковпака понесла и самые серьёзные потери. В одном из боев погиб комиссар Руднев. Сам Ковпак был ранен, но от подчиненных это скрыл: о пробитой пулей ноге знал лишь отрядный врач и адъютант, седлавший для командира лошадь.

Сидор Ковпак: «В очках я похож на сельского счетовода...»

После Карпатского рейда Ковпака отозвали для лечения на Большую землю. В январе 1944 года Сумское партизанское соединение было переименовано в 1-ю Украинскую партизанскую дивизию имени Сидора Ковпака. Тогда же Сидор Артемьевич получил вторую Звезду Героя. Командование дивизией принял на себя один из соратников Ковпака, Пётр Вершигора — впоследствии известный военный мемуарист, автор книги «Люди с чистой совестью».

В 1944 году дивизия совершила ещё два масштабных рейда — Польский и Неманский. В июле 1944 года в Белоруссии партизанская дивизия, которую так и не удалось разгромить фашистам, соединилась с частями Красной Армии.

Народный судья, депутат Верховного Совета Украины Сидор Ковпак

А сам Сидор Артемьевич получил назначение в освобожденный Киев — в качестве члена Верховного суда Украинской ССР. Доводилось ему и полицаев судить. Старый партизан, по сути, и в судейском кресле продолжил свою борьбу с фашистскими прихвостнями. И в День Победы, как и обещал, надел парадный генеральский мундир...

Не стало партизанского генерала 11 декабря 1967 года.

Партизаны Путивльской бригады

Ролан де ля Пуап. Граф, который чуть не стал коммунистом Союзники. Проклятые Дарданеллы