Как царь Петр мужиков в солдаты брил

В марте 1705 года принят Указ Петра I о наборе рекрутов «во солдаты пешие и конные, в городские стражи и в матрозы корабельные», — первый в России армейский призыв, положивший начало формированию массовой регулярной армии и всеобщей воинской обязанности.

Военная реформа Петра Великого породила российскую регулярную армию — победительницу в Северной войне. Эта армия начала создаваться с «потешных» полков молодого царя Петра I с 1683 года. В потешные набирали двумя способами. По добровольному принципу — в основном, необученную никаким ремеслам молодежь и «отроков» — подростков, иногда и беглых крепостных. И по целевому подневольному отбору — так в будущие гвардейские полки попадали физически сильные юноши из числа боярских крепостных и дворцовой челяди.

К 1689 году из потешного воинства было сформировано два пехотных стрелковых полка — Преображенский и Семеновский, ставшие основой российской Гвардии. Офицерами в них были в основном иностранцы, приглашенные на русскую службу. Срок службы не определялся ни для солдат, ни для офицеров, то есть, фактически был пожизненным.

Петр Великий

В эту пору главную боевую силу России представляло собой стрелецкое войско, комплектуемое на добровольной основе. Стрелец — это, фактически, воин-наемник, служивший ради жалования (как, впрочем, и рейтар полка «иноземного строя»). В пору правления Петра Великого численность стрелецкого войска неуклонно снижалась: полки, участвовавшие в войнах, не пополнялись, подразделения-участники Стрелецких бунтов расформировывались, а активные инсургенты кончали свою жизнь на эшафотах...

В первом своем указе о новых принципах формирования армии Петр I выдвинул идею смешанного формирования армии: как и в потешных полках, половину солдат должны были составлять «волонтеры» — лично свободные граждане страны, решившие служить добровольно, а половину — «даточные» люди, то есть — крепостные, которых дали в армию хозяева, помещики и монастыри. «Даточных» брали из расчета 2 солдата с каждых 500 человек подневольного населения. При недостатке в хозяйстве мужчин призывного возраста помещик или монастырь могли заменить одного рекрута денежным взносом в 11 рублей — сумма по тем временам достаточная, чтобы нанять «вольного» солдата. Именно 11 рублей, не считая «Казенного хлеба и обмундирования», получал на руки «чистыми» солдат-наемник, прослуживший год.

Низшей границей призывного возраста считались «Годы молодые, но не отроческие, а вьюношеские» — то есть, около 15 лет. Впрочем, первый российский «военком» А.Головин, заведовавший первым призывным пунктом в подмосковном Преображенском, парней младше 17 лет в солдаты принципиально не брил: «то не потешное воинство, чтобы дураков по малолетству имать, а на войне дураков бьют». Верхней возрастной границей для новобранца, записывающегося в войско впервые, считались 35 лет.

Первый же набор показал, что волонтеров явно не хватает... Да и среди даточных оказалось мало годных: помещики мошенничали, присылали народ по принципу «на тебе, убоже, что нам самим негоже!» — и слабосильных, и золотушных, и кривоногих... А те владельцы крепостных, что побогаче, вообще предпочитали откупаться деньгами.

Стрелец

Поэтому с 1703 года царь Петр ввел единый принцип комплектования армии — всесословный рекрутский набор. Петровская схема призыва с минимальными изменениями просуществовала до 1874 года.

Первая «солдатская съезжая изба» — прообраз нынешних военкоматов — начала работу в Преображенском, затем набор в армию стал производиться, не только в столице, но и в Пскове, Новгороде, Смоленске, Белгороде и поволжских городах. Результатом этого указа стало формирование трех пехотных стрелковых дивизий, командирами которых были назначены генералы Головин, Вейде и Репнин. Одновременно шел процесс формирования регулярной кавалерии — драгунских полков.

Собственно, правила рекрутского набора были таковы:

— рекрутской повинности подлежат все сословия и все классы населения;

— «для дворян она есть повинность личная и поголовная» (служат все!);

— для податных сословий — повинность общинная, то есть правительство предъявляло свои требования не к лицу, а к обществу, указывая лишь число подлежащих сдаче рекрутов, в возрасте от 20 до 35 лет, и предоставляя самим обществам определять, кто и на каких основаниях должен быть отдан в солдаты;

— срок службы — пожизненный;

— размер повинности, время набора и порядок раскладки определяются особо перед каждым набором, в зависимости от того, есть ли война и сколько народу потребно в армии.

Позднее принципы рекрутской повинности изменялись. В 1736 году разрешено было в каждой дворянской семье освобождать от службы одного из братьев, для лучшего управления имением; затем служба для дворян была ограничена 25 годами и, наконец, грамотой о вольности и свободе дворянству в 1762 году, дворянство было освобождено от рекрутской повинности.

Затем началось постепенное освобождение других классов общества: купцов, почётных граждан, жителей привилегированных местностей (Бессарабии, отдаленных областей Сибири), лиц, получивших известное образование, колонистов, семейств церковнослужителей и других. По 10-й народной переписи (1858 год) из 29,5 млн душ мужского пола в Европейской России (без Царства Польского и Финляндии) рекрутской повинности подлежало лишь 23,5 млн, а 6 млн, или 20%, были либо вовсе свободны от неё, либо не несли её лично, а платили вместо того денежный взнос.

Стрелецкий патруль в старой Москве

Русская армия, до поражения под Нарвой, получила следующую организацию. Пехотный полк состоял из десяти фузилерных (стрелковых) рот. В некоторых полках одна рота была гренадерской. Состав пехотного полка: три штаб-офицера, 35 обер-офицеров и 1200 строевых нижних чинов. Пехотинец был вооружен 14-фунтовым ружьем (фузеей), багинетом (штык-нож с плоским, реже граненым клинком и замком для надевания на ствол ружья) и шпагой. Часть пехоты была вооружена вместо фузей пистолетами и пиками — пикинеры. Кроме того, пиками и алебардами были вооружены капралы, сержанты, ефрейторы и нестроевые нижние чины. В составе драгунских полков было около 1 тыс. человек. Кавалерийский полк также делился на 10 рот. Вооружены драгуны были 12-фунтовыми ружьями без штыков с коротким стволом, двумя пистолетами и палашом.

Ещё в 1698 году генералом Вейде по немецкому образцу был составлен первый устав — артикул. Основным для пехоты был строй из шести развёрнутых шеренг. Допускалось сдваивание рядов и шеренг. Были установлены ружейные приёмы для заряжания, стрельбы, отдания чести, ношения ружья во время похода и т. д. Для кавалерии первоначально своего устава не было, драгуны руководствовались при обучении пехотным уставом. Основным строем для кавалерии был развёрнутый строй в три шеренги.

Все сформированные полки свели три высшие тактические единицы — генеральства (дивизии). Во главе них были поставлены: Автоном Головин, Адам Вейде и Аникита Репнин. Командирами соединений первоначально были иностранцы, которые раньше командовали полками «иноземного строя». Среди офицерского состава также преобладали иностранцы. Это было ошибкой, так как часто иностранцы спешили занять хлебное место, не имея ни соответствующего опыта, ни желания воевать и при необходимости умирать за Россию. Поэтому начальники старались обучать русских, чтобы быстрее заменить иностранцев.

Вновь сформированные войсковые части спешно обучали и уже через три месяца они показывали положительные результаты в боевой подготовке. Раскладка рекрутской повинности первоначально делалась по числу дворов, а после первой ревизии — переписи населения 1722 года — была установлена по числу душ.

Фузелеры — пешие стрелки Петра Великого

Позже, в 1793 году вместо пожизненного срока был установлен срок службы в 25 лет. Этот срок сохранял свою силу до Крымской войны, но фактически ещё в 1834 году он был сокращен до 20 лет. Нижние чины, прослужившие 20 лет, увольнялись на 5 лет в так называемый бессрочный отпуск в запас, из которого они могли быть возвращены на службу только для пополнения войск в военное время. Во время царствования Александра II срок службы был сокращен до 15 лет; в начале действительная служба продолжалась 12 лет, после чего нижние чины увольнялись в бессрочный отпуск на 3 года, а затем было введено увольнение в бессрочный отпуск на 5 лет, после 10 лет службы.

В 1860-е последовало дальнейшее сокращение срока действительной службы, путём увольнения во временный отпуск. Ко времени введения устава о воинской повинности 1874 года нижние чины состояли на действительной службе около 7 лет, затем увольнялись во временный отпуск, а через 3 года перечислялись в бессрочный отпуск на 5 лет, после чего получали «чистую» отставку.

Люди, попавшие в солдаты, утрачивали связь со своим прежним сословием, переходили в состав военного сословия и свой статус передавали жене и детям. Военная служба являлась обязанностью, освобождавшей от платежа всех государственных податей и выполнения казенных повинностей. Вышедшие в отставку нижние чины считались лично свободными людьми, имели право владеть землёй (из податных сословий это допускалось только для определённых категорий лиц со специальными разрешениями). Они составляли особую категорию отставных солдат, могли записаться в какое-нибудь податное сословие, а в случае ранения или болезни на службе, приведших к неспособности к труду, получали пенсию — 36 руб. в год. Служба в армии была одним из главных механизмов освобождения населения от крепостной зависимости. Так, ещё в XVIII в. из армии было демобилизовано около 300 тыс. человек, из которых не менее половины приходилось на долю бывших помещичьих крестьян, ставших свободными.

Всего с 1796 по 1858 г. через службу в армии в качестве нижних чинов прошло 2034,1 тыс. человек, среди которых крепостных было примерно 1017,1 тыс. человек. В годы VII ревизии (1816–1834 гг.) число освободившихся от крепостной неволи, после выхода в отставку, превысило количество получивших свободу иными путями. Армия являлась важнейшим элементом развития социальной мобильности российского общества, способствуя формированию свободных от крепостничества людей, не платящих налоги и имевших право свободного выбора места жительства и занятий.

Как менялась российская военная форма от времен Петра до Крымской войны

Многие отставные солдаты так и не смогли вернуться к своим прежним занятиям в деревне и становились, по замечанию барона А. Гакстгаузена, «зародышем пролетариата» в России. Отставные солдаты и их семьи охотно селились в городах, где они рассчитывали найти себе средства для жизни — их охотно брали на должности сторожей, дворников, полицейских надзирателей и других служащих. Служба в армии способствовала развитию грамотности населения.

Именно в армии солдат нередко становился человеком грамотным. Поэтому в городе отставной солдат часто шёл в услужение — швейцаром, «дядькой» к господским детям, а в деревне, как правило, становился писарем сельской общины.

Забота о пополнении армии и нежелание нести дополнительные расходы вынудили правительство предоставить помещикам льготы по рекрутской повинности, если они селили в своем поместье семьи отставных солдат. Таким образом, государство перекладывало со своих плеч необходимость призрения военных ветеранов с их семьями, а помещики приобретали право на получение зачетной рекрутской квитанции за каждого из сыновей таких солдат.

Служба родине в войсках нередко становилась наследственным делом целых династий...

Петровские артиллеристы. С картины художника Ежова

Военно-исторический календарь. 22 октября Морская слава России. Крейсер «Красный Кавказ»