Герой дня. Александр Матросов

5 февраля 1924 года – день рождения Александра Матросова, Героя Советского Союза, красноармейца. 

Александр Матросов — стрелок-автоматчик 2-го отдельного стрелкового батальона 91-й отдельной Сибирской добровольческой бригады имени И. В. Сталина 6-го Сталинского Сибирского добровольческого стрелкового корпуса оперативной группы генерала Герасимова Калининского фронта, член ВЛКСМ.

Казалось бы, нет среди героев Великой Отечественной войны более известного, нежели юный красноармеец, провоевавший всего-то менее недели. И в финале своей короткой воинской службы обеспечивший взятие высоты ценой собственной жизни. И пожалуй, ни о ком из героев войны в последнее время столько не спорят, сколько о Матросове...

Красноармеец Александр Матросов

Много лет в учебниках истории биографию героя рассказывали так: Александр Матвеевич Матросов родился 5 февраля 1924 года в городе Екатеринославе, беспризорник, воспитывался в Ивановском (Майнский район) и Мелекесском детских домах Ульяновской области и в Уфимской детской трудовой колонии. После окончания 7 классов работал в этой же колонии помощником воспитателя — вожатым.

Беспризорник — значит, уличный мальчишка, сирота, у которого и документы-то с именем придуманы сотрудником народной милиции в отделе по несовершеннолетним. Однако существует и версия, что у беспризорника Матросова до попадания в детский дом было другое имя — Шакирьян Юнусович Мухамедьянов. По национальности мальчик, якобы, был башкиром, а родился в селе Кунакбаево Тамьян-Катайского кантона (района) Башкирской АССР...

Косвенным подтверждением того, что Матросов до детского дома носил другое имя, может служить факт: на официальный запрос по указанному самим героем месту рождения в городе Днепропетровске, пришел четкий ответ, что рождение ребенка с таким именем и фамилией в 1924-ом году не было зарегистрировано ни одним ЗАГСом. Значит, когда Саша родился, назвали его иначе? Биографы героя, и, в частности, башкирский журналист Рауф Насыров, смогли обнаружить только одного ребенка, который родился 5 февраля 1924 года и впоследствии попал на воспитание в детский дом. Мальчика, родившегося в Башкирском селе, звали Шакирьяном Мухамедьяновым. Детские фото Шакирьяна, сохранившиеся в семье сельской учительницы, специалисты из НИИ судебных экспертиз сравнили с фотографией Александра Матросова в красноармейской книжке. И ответ был однозначен: портреты, сделанные с разницей в 10-12 лет, совершенно идентичны, фотографировался один и тот же парень...

Как же башкирский мальчик, родившийся в полной многодетной семье героя Гражданской войны, оказался в детском доме? Отец Шакирьяна вернулся с войны инвалидом и не мог найти себе постоянную посильную работу. Многодетное семейство бедствовало. А когда мальчику было всего семь лет, от болезни скончалась мама — Муслима. Не надеясь поднять детей без женской руки, Юнус Мухамедьянов в отчаянии сошелся с вдовой, которой было тоже тяжко хозяйствовать в одиночку. Однако Шакирьян мачеху невзлюбил, посчитав, что отец предал память матери, женившись на другой женщине. И вскоре сбежал из дому — достаточно далеко, чтобы нашли не сразу. Под Мелекессом с ватагой беспризорников попал в облаву. Десяток оборванных ребятишек чекисты отмыли и определили в детский дом. Вот тогда-то, чтобы избежать отправки домой к нелюбимой «чужой тетке», Шакирьян и назвался попросту — Сашкой. Место рождения выдумал, однако день назвал настоящий. Отчество Матвеевич дали по имени сотрудника НКВД, вытащившего беспризорника из смрадного подвала при вокзале. А фамилию Матросов якобы безродному пацану придумали в трудколонии поселка Ивановка, когда заметили, как полюбил Саша носить тельняшку, подаренную шефами-речниками. Новая фамилия парню понравилась — с этих пор он и просил называть себя только так.

Летом 1939-го Саша приезжал к себе — на настоящую малую родину. Как односельчане, так и воспитанники детского дома и трудколонии отзывались о Сашке как о бойком и веселом парне, который любил побренчать на гитаре и балалайке, умел отбивать чечетку и лучше всех играл «в бабки». В общепринятой версии биографии героя говорится о том, что Матросов некоторое время работал столяром на мебельной фабрике в Уфе, но как он попал в трудовую колонию, к которой было прикреплено данное предприятие, нигде не сказано. Зато этот отрезок его биографии содержит красочные упоминания о том, каким прекрасным примером для сверстников был Александр в то время, как он стал одним из лучших боксеров и лыжников города, какие прекрасные писал стихи...

В 1939-ом году Матросова направили на работу на Куйбышевский вагоноремонтный завод. Однако вскоре он оттуда уехал из-за невыносимых условий труда. Сашу даже арестовали за несоблюдение паспортного режима: за нарушение условий подписки о том, что он покинет Саратов в течение суток, согласно архивным данным, 8 октября 1940-го года Александр Матросов был приговорен Фрунзенским районным народным судом к двум годам заключения в трудовом поселении — по статье 192 УК РСФСР.

5 мая 1967-го Верховный суд СССР вернулся к кассационному рассмотрению дела Матросова и отменил приговор, поскольку ... утратили силу соответствующие советские законы. Обыкновенно закон обратной силы не имеет, но видимо, юристы решили хотя бы посмертно спасти героя от «пятна в комсомольской биографии».

Еще в самом начале войны семнадцатилетний Александр, как и тысячи его сверстников, посылал письмо на имя наркома обороны с просьбой отправить его на фронт, выразив свое страстное желание защищать Родину.

Далее расхождений меньше — почти до самой гибели Саши-Шакирьяна... После начала Великой Отечественной войны Матросов неоднократно обращался в военкомат с письменными просьбами направить его на фронт. В сентябре 1942 года его, наконец, призвали в армию. Школу молодого бойца бывший детдомовец прошел в Краснохолмском пехотном училище под Оренбургом, и уже в январе 1943 года вместе с курсантами училища, добровольцем в составе маршевой роты, отправился на Калининский фронт. Служил в составе 2-го отдельного стрелкового батальона 91-й отдельной Сибирской добровольческой бригады имени И. В. Сталина.

Интересным фактом, связанным с совершившим подвиг бойцом, является наличие как минимум двух практически идентичных комсомольских билетов на имя Александра Матросова. Билеты хранятся в разных музеях: один — в Москве, другой — в Великих Луках. Который из документов является подлинным, а который выдавался как дубликат взамен утерянного, так и осталось невыясненным — экспертиза не проводилась... На самом деле в Коммунистический союз молодежи Александр вступил, еще будучи курсантом Краснохолмского пехотного училища (Оренбургская область). Удалось отыскать воспоминания Аркадия Григорьянца, помощника начальника политчасти учебного заведения, который уверял, что «именно из его рук Александр Матросов получил комсомольский билет, страницы которого потом войдут в историю написанными на них словами — «лег на огневую точку противника». Он же уточнял, что легендарную надпись на том билете, что хранится в Великих Луках, сделала Людмила Викторовна Попова, которая в годы войны служила инструктором политотдела бригады.

Далее — в биографии героя снова начинаются разночтения. Если верить газетам военных лет, 23 февраля 1943 года Саша героически погиб в бою в районе деревни Чернушки Локнянского района Калининской области Похоронен там же в деревне, а в 1948 году его прах был перезахоронен в городе Великие Луки...

Гибель Матросова. Газетная иллюстрация.

Однако, по архивным данным, Александр Матросов был зачислен в стрелковый батальон, входивший в 91-ую отдельную Сибирскую добровольческую бригаду, носящую имя Иосифа Сталина, 25 февраля. То есть, фактически прибыл на фронт с отрядом курсантов на два дня позже «официального» подвига. Да и бой под деревней Чернушки состоялся 27 февраля. Соответственно, именно этот день мы должны считать подлинной датой Сашиного подвига.

Согласно воспоминаниям однополчан Александра, события в этом бою развивались так: 2-й батальон получил приказ атаковать опорный пункт в районе деревни Чернушки. Как только советские солдаты прошли в лес и вышли на опушку, обходя врага с фланга, они попали под сильный огонь противника — три пулемёта в дзотах прикрывали подступы к деревне. На подавление огневых точек были высланы штурмовые группы по два человека. Один пулемёт подавила штурмовая группа автоматчиков и бронебойщиков; второй дзот уничтожила другая группа бронебойщиков, но пулемёт из третьего дзота продолжал простреливать всю лощину перед деревней. Попытки подавить его не увенчались успехом — пара бойцов уже погибла. Красноармейцы Пётр Огурцов и Александр Матросов составили вторую пару. Но на подступах к дзоту Огурцов был ранен, дальше идти не смог и остался на поле боя ждать помощи. А Саша двинул завершать первую в своей жизни боевую операцию...

Он подобрался к амбразуре по-пластунски с фланга, бросил две гранаты в дзот. Из бойницы выбросило язык пламени, пошел дым... Но как только бойцы поднялись в атаку, уцелевшие немецкие пулеметчики снова начали стрелять из развороченной амбразуры.

Тогда Матросов поднялся в полный рост и рывком бросился к дзоту. Упав на амбразуру, он закрыл ее своим телом, дав красноармейцам несколько буквально несколько секунд для атаки. Так ценой своей жизни он содействовал выполнению боевой задачи подразделения.

Подвиг несомненен. Юный солдат ценой своей жизни обеспечивает товарищам возможность успешной атаки... Но некоторые детали и в воспоминаниях очевидцев значительно разнятся.

Как минимум двое уцелевших солдат видели, будто, Матросов был убит не у амбразуры, а на крыше дзота, когда пытался закидать его гранатами. Упав, он закрыл собой отверстие для отвода пороховых газов, что и дало возможность бойцам его взвода совершить бросок, пока пулемётчики пытались сбросить Сашу...

Оспаривается рядом мемуаристов и сама возможность прекращения стрельбы из дзота при падении на амбразуру солдата. Бывший немецкий пулеметчик Рудольф Лемпке, выживший в этой войне, утверждал в своих воспоминаниях, что если бы боец упал собственным телом на исправный пулемет — его бы просто отбросило силой очереди. Возможно, солдат вермахта на девяностом году жизни и преувеличил мощь родного оружия, возможно и пулемет после двух гранат, взорвавшихся у амбразуры, был не вполне исправен, но сомневается в реальности остановить собственным телом пулеметную стрельбу и советский командир, лейтенант разведроты Л. Лазарев. По его мнению, человеческое тело не могло послужить сколько-нибудь серьёзным препятствием для пуль немецкого пулемёта. Именно Лазарь Лазарев, свидетель боя Матросова, говорит о том, что Саша приподнялся перед самой амбразурой, чтобы положить в нее прицельно еще одну гранату, но был в этот миг застрелен немцами и последним усилием упал вперед, а не назад. Что и выглядело для залегших под обстрелом бойцов как попытка Саши закрыть их от огня собой.

Пётр Огурцов, напарник Матросова, лежал раненый ближе всех к дзоту и сознания ни разу не терял. Поэтому видел все роковые минуты боя в подробностях. Он тоже говорит, что на момент последнего броска у Саши оставалась еще граната, и рывок солдата был попыткой не просто «закрыть амбразуру грудью», а еще и взорвать, наконец, злосчастный пулемет. Так что Пётр Огурцов фактически полностью подтверждает официальную версию подвига своего товарища.

Подвиг Матросова. С плаката военных лет

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 июня 1943 года красноармейцу Александру Матросову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм».

В приказе Народного комиссара обороны СССР И. В. Сталина от 8 сентября 1943 года было записано: «Великий подвиг товарища Матросова должен служить примером воинской доблести и геройства для всех воинов Красной Армии». Этим же приказом имя А. М. Матросова было присвоено 254-му гвардейскому стрелковому полку, а сам он был навечно зачислен в списки 1-й роты этого полка.

Александр Матросов стал первым советским воином, зачисленным навечно в списки части.

Памятник Александру Матросову

Младший брат легендарной Зои Герой дня. Григорий Линьков