Бессмертный полк России. Официальный сайт

Леонид Недогибченко. Один из шестидесяти восьми

9 августа отметил бы день рождения Леонид Васильевич Недогибченко, герой Великой Отечественной войны, морской пехотинец-бронебойщик.

Леонид родился 9 августа 1922 года в селе Максимовичи Полесского района Киевской области, в простой трудовой семье. Вскоре отец мальчика, сельский активист, получил поручение создать совхоз в Донецкой области, и вместе с семьей переехал в шахтерский край. Здесь Ленька пошел в школу, после пятого класса стал помогать родителям в совхозе.

Леонид Недогибченко

Война налетела внезапно. Отец с односельчанами собрал в эвакуацию совхозный скот, отвел в полевые лагеря к бойцам косяк лошадей — пусть хоть в обозе пригодятся, сдал под роспись в эшелон, отправляющийся на восток, пару тракторов, косилку, прицепную технику. Чтоб врагу ничего не досталось, спустили даже совхозный рыбоводный пруд, и сдали на полевую кухню ближайшей воинской части несколько центнеров крупных серебряных карпов — пусть солдатики перед боем ушицей угостятся. В соседнем шахтерском поселке тоже снесли плотину, затопили речной водой глубокие штольни — чтобы ни куска угля проклятому оккупанту!..

Отец, Василий Недогибченко, велел и семье собираться в эвакуацию.

— Не дай Бог, немец придет, всех поубивают. Эта сволочь за семьями коммунистов настоящую охоту ведет...

А сам достал из подпола видавший виды вещмешок — еще с Гражданской. И стал на крыльце смазывать перед дальней дорогой старенькие, надежные сапоги.

— А сам, значит, воевать, батя?

— Конечно. Иначе-то как, сынок! Нынче к трем меня уже ждут в военкомате.

— Не поеду в тыл, тоже воевать буду! — как отрезал Ленька.

— Рано! Поедешь с матерью, никуда не денешься. Не твой год нынче идет по призыву... Вот, чувствую, Лёнка, одним годом-то с фашистом не управимся. Так что потерпи — настанет и твой час бить проклятого!

Призвали Леньку только в 1942 году — в Военно-Морской флот. Думал Ленька служить на могучем черноморском линкоре, но не сложилось — рослого парня записали в береговую оборону. Обучили управляться с зенитным орудием — и отправили в 57-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизиона Черноморского флота, оборонявший сначала Новороссийск, а потом и Туапсе от фашистских стервятников...

Расчет краснофлотца Недогибченко сражался геройски, парень успел поучаствовать в уничтожении трех немецких бомбардировщиков. А в апреле 1943 года молодой матрос был зачислен в 384-й батальон морской пехоты Черноморского флота на должность наводчика противотанкового ружья.

Леонид Недогибченко, 1942

— Танк — он только с виду страшен, — учил ребят седоусый, почти пятидесятилетний старшина, — главное — до последнего сохранять спокойствие. Лежи себе за бруствером, да целься вернее! Встал в рост, побежал — первая пуля твоя, на то у немцев на танке и пулеметы... А кто ждать умеет — своего дождется! В лоб железяку страшную взять труднее, тут уж лучше подпустить на дистанцию броска — и гранату ему под гусеницы! А в бок из ружья — можно, броня там легче, авось, не выдержит, тут экипажу сразу и каюк...

— Просто у вас все, Дмитрий Лукич...

— Просто на войне не бывает. Это только рассказывать споро можно, а сердце в бою унять труднее. Оно, сердце, чувствительное — так и норовит вас, комсомольцев, на подвиг поднять... Помните, ребята: победить в войне может лишь та сторона, у которой чаще геройски погибают не свои бойцы, а солдаты противника! Ищите свою золотую середину между отвагой и разумной осторожностью, не рвитесь на рожон! Немец еще в Империалистическую доказал — с ним не только сердцем — умом воевать надо, только так и одолеешь! А героями стать все успеете, дай Бог, чтобы не посмертно!

Осенью 1943 года краснофлотец Леонид Недогибченко участвовал в десантных операциях по освобождению городов Таганрога, Мариуполя и Бердянска. За отличное выполнение боевых заданий командования в боях за освобождение города Мариуполя в октябре 1943 года отважный боец был награждён медалью «За отвагу».

Однополчане Леонида

Во второй половине марта 1944 года войска 28-й армии начали бои по освобождению города Николаева. Чтобы облегчить фронтальный удар наступающих, было решено высадить в порт Николаев десант морских пехотинцев. Из состава 384-го отдельного батальона морской пехоты выделили группу десантников под командованием старшего лейтенанта Константина Ольшанского. В неё вошли 55 моряков, 2 связиста из штаба армии и 10 сапёров. Проводником пошёл местный рыбак Андрей Андреев.

У этого парня была страшная и героическая судьба: сирота-беспризорник, воспитывавшийся всей рыбачьей артелью, он в сорок первом был призван и в одном из первых же боев угодил в плен. Бежал, долго скитался по немецким тылам, добрался до родного города — и тут же попытался организовать среди рыбаков подпольную группу сопротивления. Рыбаки саботировали лов, не желая кормить проклятую немчуру, таскали у солдат и полицаев оружие, чтобы переправить партизанам, расклеивали по городу рукописные листовки, призывающие население пакостить оккупантам, как только можно... Организовали нелегальную переправу на своих баркасах раненых подпольщиков и тех, кто находился под угрозой ареста, через линию фронта.

Конечно, Андреевым заинтересовалось гестапо. Тогда рыбак перешел на нелегальное положение — выкопал себе землянку на берегу и почти год скрывался на лимане, не переставая руководить работой своего крохотного партизанского подполья. Теперь, когда Красная армия готовилась взять город, он с семью товарищами перешел линию фронта и поставил штабу морских пехотинцев бесценную разведывательную информацию. Да еще и вызвался обеспечить десант дополнительными плавсредствами — баркасов и катеров у рыбаков хватало. И сам пообещал пойти с морпехами — показать кратчайшую дорогу в город по морю и реке...

Одним из десантников был матрос Недогибченко.

С катеров и шлюпок высадили на берегу десант. Двое суток отряд вёл кровопролитные бои, отбил 18 ожесточённых атак противника, уничтожив при этом до 700 солдат и офицеров врага. Во время последней атаки фашисты применили танки-огнемёты и отравляющие вещества. Но ничто не смогло сломить сопротивление десантников, принудить их сложить оружие. Они с честью выполнили боевую задачу.

28 марта 1944 года советские войска освободили Николаев. Когда наступающие ворвались в порт, им предстала картина происшедшего здесь побоища: разрушенные снарядами обгорелые здания, более 700 трупов фашистских солдат и офицеров валялись кругом, смрадно чадило пожарище, из подбитого танка-огнеметчика вытекала на мостовую мутная, вязкая зажигательная жидкость, по которой еще плясали синеватые кисточки огня. В раскореженном взрывом эллинге тяжко просел на стапелях обожженный корпус не достроенного до начала оккупации крейсера...

Красноармейцы пошли по развалинам — искать уцелевших десантников. И — нашли. В развалинах портовой конторы поджидали своих шестеро выживших бойцов с одним пулеметом... Двоих раненых сразу же отправили в госпиталь.

— Там еще у четвертого причала наши есть — прошептал запекшимися губами один из уцелевших. И в самом деле, на руинах найдено было еще 4 морских пехотинца. Только помочь ребятам было уже нельзя: израненные бойцы умерли на руках военных врачей. Вместе с ними в братской могиле было похоронено тело местной жительницы: женщина погибла от осколка вражеского снаряда, когда пыталась принести раненым десантникам флягу воды и корзину чистых холстин для перевязки раненых...

Среди живых не было ни одного командира — хотя бы в сержантских чинах... А среди погибших найден был и краснофлотец Леонид Недогибченко.

Верховный Главнокомандующий приказал всех участников десанта представить к званию Героя Советского Союза. И живых, и мертвых.

Константин Ольшанский с невестой

Подробности подвига рассказали военным журналистам те шестеро десантников, которым повезло выжить. Густой и теплой мартовской ночью отряд сел на катера и лодки в районе поселка Богоявленского и преодолевая течение, пошел по Южному Бугу вверх, в занятый врагом город. Через 15 километров бойцы сошли на берег в Николаевском порту.

Бесшумно сняли часовых у пирса, проникли в здание конторы элеватора и заняли там круговую оборону. Захватили деревянный домик смотрителя, оставив там десятерых бойцов с пулеметом, укрепились вдевятером еще и в цементном сарае. Бронебойщик Недогибенко с товарищами — краснофлотцами Авраменко, Пархомчуком и Кипенко взяли противотанковые ружья и превратили в огневой рубеж узкую гравийную насыпь портовой одноколейки. Если в тесном порту пойдет в атаку броневая техника врага — то только здесь. За остаток ночи бойцы успели даже окопаться...

Ночью немцы на рожон не поперли, а вот к утру сосредоточили силы, чтобы расправиться с дерзким десантом. Первую атаку пришлось отбивать «гарнизону» цементного сарая во главе со старшиной Бочковичем. Немцы подумали, что 9 бойцов — всего лишь разведка, и решили обойти сарай с тыла. Но тут вражескую пехоту встретил огонь пулеметчиков старшины Лисицына.

Фашисты кинулись к насыпи. Тут и пришлось вступить в бой краснофлотцу Недогибченко с друзьями. Огонь противотанкового ружья, разнесший в щепу грузовик с пехотой, надолго отбил у немцев охоту атаковать с этой стороны. Главные силы отряда в конторе даже не успели вступить в бой, когда вражеская рота, а вернее — то, что от нее осталось, ретировалась под огнем...

Комиссар отряда Головлев во время этого боя даже успел... выпустить листовку с описанием подвига бронебойщиков.

Десантники на привале перед погрузкой на катера

Немецкий комендант захваченного города отрядил для уничтожения десанта целый полк. С танковой поддержкой, минометной батареей и легкой артиллерией. В полдень снова закипел бой. Четыре атаки краснофлотцы отбили, но деревянный домик портового смотрителя был сожжен, и оттуда пришлось отступить на соединение с основной группой в конторе. Десант понес первые потери — погибли трое краснофлотцев и пятеро саперов.

И тогда немцы выкатили одно из орудий на прямую наводку и стали бить по отдельно стоящему укреплению, откуда пулеметчик Г.Д. Дермановский, метким огнем расстреливал гитлеровцев. А когда немцы рискнули пойти в рукопашную, ударом ножа убил немецкого офицера, а затем гранатой взорвал себя и бросившихся к нему солдат.

Перед пятой атакой немцы провели артподготовку — применили по цементному сараю термитные снаряды. Теперь уже в руины обращались и каменные сооружения в порту. Но волной хлынувшая к цементному сараю пехота снова была отброшена пулеметным огнем — несмотря на ранение пулеметчика.

До вечера краснофлотцы отразили еще 3 атаки. А когда вдоль насыпи узкоколейки в порт попытались прорваться немецкие танки, их встретил огнем бронебойный расчет Недогибченко. Уже двое бойцов из четверых были ранены — Авраменко и Кипенко, но своего рубежа не оставили.

Ночь дала краткосрочную передышку. Десант перевязал раненых, похоронил под руинами во временной могиле погибших, перераспределил силы.

— Командир, тут нам рацию немецкой миной попортили, — доложил радист Говорухин. — Без связи будем!

— Значит, придется отправлять связного с докладом, — решил лейтенант Ольшанский.

Доставить депешу с подробной росписью немецких сил, атакующих порт, вызвался Лисицын. Но старшине не повезло: он подорвался на немецкой противопехотной мине... А теперь представьте себе это на минуту, читатель: израненный осколками морпех все-таки перешел линию фронта — с перебитой ногой! Стянул ремнем, как жгутом, выше раны, чтобы не потерять сознание от кровопотери, перемотал раздробленную ступню клочьями тельняшки и пополз под выстрелы — к лиману, который ему предстояло в этаком состоянии переплыть... Позже в госпитале разведчику морской пехоты пришлось перенести несколько тяжелых операций. Бойца отправили в глубокий тыл, комиссовали... Но донесение было доставлено.

Немцы продолжили наступление при поддержке двух танков. Против десантников были использованы огнеметы, зажигательные снаряды и дымовые шашки. Оккупанты пытались выкурить их из подвала главного пункта обороны. Старший расчета ПТР М.К.Хакимов прямым попаданием вывел из строя вражеское орудие. Оно взорвалось и перевернулось. Затем он подбил один из танков. Второй танк остановил тяжелораненый краснофлотец В.В. Ходырев. Взрывом ему оторвало кисть левой руки, он получил несколько осколочных ранений. Очнувшись, В.В.Ходырев схватил здоровой рукой связку гранат и бросился под танк и ценой своей жизни подорвал его.

В помощь Ольшанскому командование попыталось в ночь на 27 марта отправить десант из ста человек, но в связи с отсутствием плавсредств затея сорвалась. 27 марта атаки врага на позиции десантников возобновились. Противник вновь использовал огнеметы и дымовые шашки. События этого дня восстановить трудно. Каждый из оставшихся в живых от удушья и ран периодически терял сознание. Враги предлагали сдаться, обещая сохранить жизнь, предоставить питание и лечение. На эти предложения матросы отвечали метким огнем. Вечером от пули автоматчика погиб командир отряда К.Ф.Ольшанский — вместе с комиссаром Головлевым.

Схема позиций отряда Ольшанского

Когда бойцам Недогибенко удалось развернуть вспять немецких танкистов, на рубеж у насыпи обрушился шквал артиллерийского огня. Кипенко был ранен вторично, и Авраменко взялся отвести товарища на перевязочный пункт, развернутый в подвале конторской постройки. В пути матрос потерял сознание, и Авраменко, сам раненый, понес боевого друга на руках. А Леонид с Пархомчуком остались вдвоем. Испорченное взрывом мины из немецкого шестиствольного миномета противотанковое ружье пришлось оставить, теперь бойцы стреляли из пулемета.

В критический момент боя К.Ф.Ольшанский вызвал огонь на себя. Трижды советская артиллерия обстреливала место сражения, не давая фашистам подойти к осажденному дому. Дважды позиции гитлеровцев бомбили группы советских штурмовиков. 

Немцы поняли – пехота мимо низкого заборчика у насыпи просто не пройдет… Смешать с землей крохотную позицию – и тогда уже, по головам погибших пулеметчиков, двигаться дальше. Координаты героев получила батарея шестиствольных минометов. Казалось, у узкоколейки разверзлись ворота ада: пылал забор, горели доски разрушенного пакгауза, дымилась сама земля, изрытая взрывами. Но едва немецкие пехотинцы подняли голову из укрытия, пулемет из неглубокого окопчика ударил вновь.

К этому времени Леонид уже был ранен в ногу – серьезно, осколок мины раздробил кость. Получил несколько ран и краснофлотец Пархомчук. Перевязав друг друга бинтами из индивидуальных пакетов, бойцы не покинули рубежа. До тех пор, пока очередной разрыв немецкой мины не похоронил обоих под руинами забора…

Подвиг морских пехотинцев. С картины современного художника

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 апреля 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство матросу Леониду Васильевичу Недогибченко и другим бойцам десанта Ольшанского было присвоено звание Героя Советского Союза.
В районном центре Полесское Киевской области открыт мемориал землякам, погибшим в годы Великой Отечественной войны, где установлен бюст Л. В. Недогибченко, а одна из улиц названа именем Героя. Также его именем названа улица в городе Часов Яр Донецкой области.

В Николаеве в сквере имени 68-ми десантников установлен памятник. В посёлке Октябрьском на берегу Бугского лимана, откуда уходили на задание десантники, установлена мемориальная гранитная глыба с памятной надписью.

Памятник отважному десанту

Подвиг Георгия Хлебникова 21 января 1944 года Лейтенант Кундер. Железный парень