Бессмертный полк России. Официальный сайт

Егор Домнич. Как сапер на танки охотился

2 июля отметил бы День рождения Егор Петрович Домнич — старший сержант Рабоче-крестьянской Красной Армии, Герой Советского Союза.

Егор родился 2 июля 1906 года на хуторе Подгорный в Россошанском уезде Воронежской области, в крестьянской семье. Работать начал еще семилетним мальчишкой — и отцу в поле помогал, и гусей пас, и ходил за единственной на небогатом подворье коровенкой, а вот проучился в местной школе при церкви всего четыре класса. Рослого паренька без разговоров взяли подручным машиниста в депо. Позже, уже при Советской власти, паренек трудился на опытовой плодово-ягодной станции.

Когда грянула война, Егор сам пришел в военкомат. Воинская подготовка у него уже была — до войны отслужил срочную в саперных частях. И с июля 1941 года Егор — на фронтах Великой Отечественной войны.

Сержант Домнич, 1944 год

Однажды под Старой Руссой полк Егора попал в окружение. Глухие леса, редкие деревеньки да поселки, из-за приближения немецких войск в большинстве своем уже покинутые жителями... Хотя Егор служил сапером, а не разведчиком, командир приказал ему с двумя бойцами поискать тропу к линии фронта.

Разведка кружила по густому сосняку, таилась в подлеске. Через два часа бесплодных поисков красноармейцы едва не напоролись на немцев: карательный отряд цепью прочесывал лес, очевидно — как раз в поисках окруженцев... Егор отослал одного бойца назад — предупредить своих, а сам с товарищем затаился.

— Пройдут — пойдем по немецким следам! Поглядим, откуда эта рота взялась... Немец — он леса не любит, партизан боится, они из какого ни есть населенного пункта пришли. А где населенный пункт — там и дороги. Эти фрицы — не тыловые, в боях были, в цепи даже двое-трое подраненных есть, стало быть — сюда они двинулись как раз от линии фронта. Найдем дорогу — и своих через то найдем!

Идея оказалась верной: через десяток километров саперы и дорогу нашли, и к местности «привязались», да еще и встретили передовой разъезд соседней, тоже окруженной воинской части. Двумя полками прорываться через фронт все же полегче! А когда окруженцы вышли из леса, на оставленный ими временный бивак, организованный для привала, обрушилась жестокая бомбежка. Задержись полк хоть на полчаса — и потери были бы неизбежны...

Саперы делают гать через топкую местность для танков

В боях Егор Домнич сражался геройски, но смельчаков в саперной роте и других было немало, а вот уважение солдат заслужил своими хозяйственными способностями и сообразительностью. Это он предложил вместо бревенчатых свай на возведении переправы забить в дно неглубокой речки железнодорожные шпалы — лес еще пилить надо, а железную дорогу так и так уже разбомбили, поезда по ней не ходят! Это ему принадлежала идея в отсутствие тягачей вытащить из грязной воронки застрявший грузовик с понтонами при помощи системы блоков и канатов, заведенных за полсотни метров на ближайшую вековую сосну. Бойцы, думавшие, что увязшую машину «и танком не вытащить», смогли справиться с задачей почти втрое быстрее, чем ожидалось. Это он показал, как в деревне из лозы плетут снегоступы, если зимой надо идти пешком по снежной целине, а лыж нету...

За два года войны Домнич был не раз ранен, но неизменно возвращался в свою часть. Однажды летом сорок третьего, после очередного ранения, Егора наградили медалью и дали краткосрочный отпуск домой. Кто смотрел старое, но очень правдивое кино с Баталовым о солдате, который едет повидаться с матерью, тот примерно представляет себе, что может задержать бойца в пути... Из отпуска Егор опоздал на двое суток.

За это время особист успел записать его чуть ли не в дезертиры... В штрафбат? Но тут за «опозданца» вступились боевые товарищи. Мол, какой тут, прости Господи, дезертир, если у человека — три ранения, четыре медали, сотни снятых мин на счету? Такие с войны не бегут! Комполка майор Короленко вызвал бойца на разговор.

— Причина опоздания?

— Эшелон под бомбежку попал... Пешком пришлось идти.

— Да... Сам вижу — не мог ты по своей воле задержаться. Думал я, что после Сталинграда война скоро закончится. А теперь вижу, что поспешил с выводом. Придется нам с тобой еще не в одном бою хлебнуть лиха. Сильны немцы... Иди, сержант, в свой взвод.

Пять центнеров смерти... Сапер докладывает командиру результаты разминирования.

В октябре 1943 года 936-й полк, в котором служил Егор Домнич, вышел к Днепру. Командование поставило перед дивизией задачу переправиться через реку южнее города Канев, выбить противника с занимаемого рубежа и закрепиться на плацдарме. Шла знаменитая битва за Днепр.

Задача была не из легких. Днепр, как известно, третья по величине река в Европе. В отдельных местах его ширина может достигать одного-двух километров, правый берег значительно выше и круче левого. В дополнение ко всему немцами был возведен комплекс оборонительных сооружений, получивший название «Восточный вал». Штурмовать его приходилось в буквальном смысле слова «с воды»...

Переправа началась ночью. Саперы на широких плоскодонках повезли на тот берег бойцов, артиллерию, боеприпасы. Домничу досталась огромная фанерная посудина — трофейная. Вместе с сержантом в нее поместилось 28 бойцов пехоты — разведчиков, пара пулеметов, ящики с боеприпасами. Следующим рейсом на весла с сапером сели артиллеристы, а меж банок — крашенных масляной краской серых лодочных скамей — неуклюже раскорячилась на лафете «сорокапятка». Потом опять поехала пехота и связисты с радиостанцией, с катушками телефонных проводов, с коммутатором. За ночь Егор перевез на тот берег сотню человек и несколько тонн боевой техники.

Переправа артиллеристов на понтоне. На лодке перевезти пушку труднее

К рассвету немцы обнаружили переправу за излучиной и обрушили на караван лодок огонь береговой артиллерии. Последний рейс Домнича проходил под жесточайшим минометным и пушечным огнем, а на лодке, как назло, ехал штаб саперного полка — и сам полковник, и политрук, и начштаба, и особист... Да еще запасливый Домнич уговорил офицеров в этом рейсе забрать с собой сотню противотанковых мин!

— Товарищи командиры, вы плавать умеете? Если что — сигайте в воду. Я один и мины довезу, и бумаги ваши... — спокойно проговорил Домнич, ворочая длинным веслом. И тут же у борта вспенился высоченный столб воды — в двух метрах от сапера в воду рухнул снаряд... Окаченный брызгами Егор только поморщился: «Холодна водичка!»

— Фамилия твоя какая, боец? — ни с того ни с сего поинтересовался особист.

— Домнич, Егор Петрович. Да вы, товарищ капитан, меня помните, небось! Я — тот «дезертир», который на два дня из отпуска опоздал...

— Прости, солдат. Служба такая... — только и промолвил особист.

Удивительно, но факт: умело маневрируя под огнем, Егор довел лодку до берега без повреждений. Командиры даже сапог не замочили!

Пулеметчики прикрывают переправу

Высадившись, наконец, на днепровском берегу, Егор тут же получил новое задание:

— Мины, говоришь, привез? — майор-артиллерист, уже раненый, встретил бойца объятьями, — Дорогой ты мой! Да нам сейчас эти мины нужнее всего: разведка доложила, слева ложок есть, там сейчас танки немецкие пойдут. Сомнут нас по флангу! А вот если мины поставить...

Десять минуть спустя Егор с товарищами уже минировал лог. Прямо под обстрелом.

Ему удалось уцелеть в том бою. А в его саперном взводе погибло тридцать бойцов. Из тридцати шести...

Офицеров в полку осталось в живых немного. Майор Короленко снова обратился к Домничу:

— Сержант, делать нечего, хоть и не положено, а принимай взвод! Лейтенанта-то убило...

— Как же — взвод! Тут, товарищ майор, теперь и отделения не наскребешь, мать их, немцев, за уши! Много ребят побили...

— А вот и отправляйся на тот берег — за пополнением. Возьмешь себе бойцов — ими и командовать будешь. И немедленно возвращайся: атака готовится, плацдарм будем расширять.

Домнич закинул за плечо плащ-накидку, кликнул одного молодого солдатика — с веслами помочь, и перебежками двинулся к своей трофейной посудине. И вот тут...

С левой стороны на берег прорвалась группа немецких легких танков. Знать, минное поле по бездорожью обошли! Раздавят переправленную сержантом накануне «сорокапятку» — и делу конец, без бронебойных ружей не устоит пехота, отступать придется! А отступать-то и некуда, разве что — в воду!

Красноармейцев — двое. Четыре гранаты на двоих — да и те пехотные, обычные лимонки, танку они — что слону дробина. Танков — штук пять... И как прикажете с ними справиться?

Танкист на головной машине заметил бойцов — пришлось залечь под пулеметной очередью...

— Вот что, герой, — обратился Егор к напарнику, — дуй к артиллеристам на позицию, поднимай бронебойщиков, только ползком — не ровен час, убьют, а я тут один останусь!

— А вы, товарищ сержант?

Егор не ответил. Ползком перевалил пригорок, поднялся в рост, перебежал несколько шагов...

— Товарищ сержант! Там же мины! Мы сами ставили...

— Вот именно!..

Пулеметная очередь миновала отважного сапера. Преследуя бойца-одиночку, умело скрывавшегося в складках местности, танки вползли на минное поле...

-Вот теперь можно и за пополнениями... — удовлетворенно крякнул Егор, когда головной бронированный монстр беспомощно завертелся на месте с перебитой взрывом гусеницей. И тут вернулся напарник — притащил громоздкое противотанковое ружье.

— Давай за второго номера! — бросил Домнич к бойцу и приник к прикладу. Пока фашисты сообразили, откуда исходит опасность, еще два танка саперы успели подбить. Оставшиеся машины отступили...

Егор съездил на тот берег за пополнениями и вернулся с бойцами. И тут ему рассказали: ночью на позициях появляется крупный немецкий танк, слава богу, что один, и безобразничает в окопах. Бойцы несут потери. Прибить не получилось — гранат нет, а лобовая броня Т-3 — больше половины дециметра, что делает танк неуязвимым для ПТР и даже для снарядов калибром 45-мм.

— Домнич, ты вон как здорово с танками расправляешься, поймай этого негодяя!..

— Это можно. Мне бы бойцов пяток, десять мин, да возможность выйти в ночь на нейтральную полосу. Засаду сделаем — поймаем!

Уже на следующую ночь Егор расправился с танком. Проверенным способом: саперы дождались, пока танкисты начнут искать позицию для атаки, заложили мины и заманили врага на минное поле. Снова «на живца», как и в прошлый раз. И «Наживкой» для бронированного «зверя» снова работал сержант Домнич.

Надолго пропала охота у немецких танкистов охотиться за красноармейцами-одиночками! Риск для бойцов был страшный, но живыми вернулись все.

Саперный сержант и его жертва — вражеский танк

По итогам Днепровской операции Егор Петрович Домнич был награжден высшей боевой наградой СССР — званием Героя Советского Союза. Этого же звания были удостоены и 28 разведчиков, которые вместе с Домничем первыми переправились на правый берег на том участке фронта в ту октябрьскую ночь. Из них 26 бойцов получили это звание посмертно...

В октябре 1945 года Домнич был демобилизован. Вернулся в родную Россошь, на ту же самую опытовую садоводческую станцию, где трудился до войны. Наконец-то смог доучиться — закончил сельскохозяйственный техникум. Так и проработал садоводом до пенсии, дослужившись до заместителя директора экспериментального хозяйства. Ушел из жизни прославленный ветеран в 1985 году.

Ветеран войны, прославленный воронежский садовод Егор Домнич

Подвиг Георгия Хлебникова 21 января 1944 года Были и небыли Кущевской атаки