Бессмертный полк России. Официальный сайт

Страницы славы России. Невская битва

Двенадцатый и тринадцатый век ознаменовались для нашей страны активной экспансией шведов на территории, где проживали славянские, карельские, финские и балтийские народы. Цель нашествия была проста — подчинить соседей, обратить их в свою католическую веру, обложить данью. С этой целью предпринимались неоднократные грабительские рейды по берегам Невы и в новгородские земли. В ответ и сама Швеция, ослабевшая в результате внутриусобных конфликтов, подвергалась набегам славян, карельских и финских племен. В 1187 году новгородские войска сожгли древнюю столицу Швеции — Сигтуну.

В этом противостоянии обе стороны, и русская, и шведская, стремились поставить под свой контроль территорию, прилегающую к реке Неве, связывающей Балтийское море и Ладожское озеро, а также Карельский перешеек.

Новгородско-шведские войны 1239 — 1245 годов

В декабре 1237 года Римский Папа Григорий IX провозгласил второй крестовый поход в Финляндию и Карелию — «дабы народы, населяющие земли сии, и Христа не знающие, во славу Церкви Христовой крещены были». Летом 1238 года датский король Вальдемар II и магистр рыцарского Объединённого ордена Герман фон Балк договорились о разделе Эстонии и военных действиях против Руси на территориях, прилегающих в Балтийскому морю. Шведы охотно пошли на союз с датчанами, ливонцами и тевтонцами. Русские же княжества в эти годы были ослаблены монгольским нашествием, и враги рассчитывали, что серьезного сопротивления они не окажут.

Летом 1240 года шведские корабли прибыли в устье реки Невы. Высадившись на берег, шведы и их союзники раскинули свои шатры в том месте, где Ижора впадала в Неву. Новгородская первая летопись старшего извода сообщает об этом так:

«Придоша Свѣи в силѣ велицѣ, и Мурмане, и Сумь, и ѣмь в кораблихъ множьство много зѣло; Свѣи съ княземь и съ пискупы; и сташа в Невѣ устье Ижеры, хотяче всприяти Ладогу, просто же реку и Новъгородъ и всю область Новгородьскую».

Согласно этому сообщению в составе войска были шведы, норвежцы и представители финно-угорских племен сумь и емь. Но воинский отряд был всего лишь стражей католического епископа, явившегося крестить «язычников»...

Князь Александр

Границы Новгородской земли охранялись «сторожами»: в районе Невы, по обоим берегам Финского залива, находилась новгородская «морская стража» из финно-угорского племени ижора. На рассвете июльского дня 1240 года старейшина Ижорской земли Пелгусий, находясь в дозоре, обнаружил шведскую флотилию и спешно послал доложить о высадке князю Александру.

Получив известие о приближении противника, князь Александр Ярославич принял решение действовать своими силами, не запрашивая помощь у отца, имевшего более многочисленное войско., Юный воитель выступил настолько спешно, что даже часть новгородского ополчения не успела к нему присоединиться. Зато в битве участвовали ополченцы из новгородской крепости Ладоги, присоединившиеся к князю по пути.

Перед битвой русское войско благословил новгородский архиепископ отец Спиридон. Князь Александр тоже перед боем выехал к дружине и воодушевил воинов речью:

«Братие, не в силе Бог, а в правде!.. Не убоимся же множества ратных, яко с нами — Бог!»

Вдоль реки Волхова шел отряд Александра до самой Ладоги, а потом повернул к устью Ижоры. Чтобы не терять времени, пехоту посадили на лошадей «дабы кто пеш — успевал с конным вровень». 15 июля 1240 года Александр подошел к лагерю врага и началось сражение.

«И ту убиенъ бысть воевода ихъ, инии творяху, яко и пискупъ убьенъ бысть ту же; и множество много ихъ паде; и накладше корабля два вятшихъ мужь, преже себе пустиша и к морю; а прокъ ихъ, ископавше яму, вметаша в ню бещисла; а инии мнози язвьни быша; и в ту нощь, не дождавше свѣта понедѣльника, посрамлени отъидоша.»

Переводя на современный русский язык, убит был шведский воевода, тут же погиб и неудачник-миссионер, католический епископ. Погибло так много врагов, что только телами знатных рыцарей наполнены были две ладьи. Простых же кнехтов-пехотинцев похоронили не «в море», а на суше — выкопали братскую могилу и зарыли тела «без числа». Немало было и раненых... Ночью, когда в темноте бой стих, оставшиеся немногочисленные шведы сели в ладью и с позором бежали, не дожидаясь утра понедельника...

Реконструированная карта битвы

Князь Александр собственным копьем оставил шрам на лице «самого короля». Летопись сохранила имена шести русских воинов, совершивших подвиги в этом бою.

Гаврила Олексич, увидав, как «свеи влекут королевича своего под руки на ладью, въехал конный по сходням за ним, дабы пленить». Коню подрубили ногу, витязя сбросили в воду. Однако тот и в кольчуге не утонул — выплыл на берег и снова вступил в схватку, уже пешим, побив мечом своим еще с десяток врагов.

Гаврила Олексич конным въехал на шведскую ладью (современная гравюра)

Сбыслав Якунович, пеший воин, вооружённый только одним топором, бросился в самый центр вражеского войска и срубил с древка шведское знамя.

Ловчий Александра — Яков Полочанин длинным мечом уложил, если верить летописи, два десятка шведов, а сломавши меч, стал биться рогатиной и дубиной «яко же с медведями»...

Каждый русский воин сражался одновременно с несколькими противниками

Юный воин-отрок Савва (отроками называли бойцов младшей дружины в возрасте от 15 до 20 лет) проник в центр шведского лагеря, «ворвался в большой королевский златоверхий шатер и подсек столб шатёрный». Ливонцы и шведы, в основном — офицеры, бывшие в шатре, оказались в ловушке, и покуда выпутывались из-под тяжелых покровов, все были перебиты или пленены.

Отрок Савва пробивается во вражеский шатер с топором (современная картина)

Ополченец Миша прозванием Новгородец с отрядом соратников навязал врагу абордажный бой и утопил три ладьи.

Княжеский постельничий (доверенный слуга) Ратмир сражался пешим против нескольких шведов, и погиб в бою от копейной раны, закрыв Александра собой.

Когда на берег спустилась ночь, бой закончился. Александр не рискнул преследовать отступающих по воде шведов, поскольку хотел поберечь собственные силы. Да и воинская традиция предписывала дать возможность враждующим сторонам перевязать раны и похоронить убитых. А похоронной команде было, что делать в эту июльскую ночь: у Александра погибли не менее 20 знатных воинов — витязей и под сотню дружинников. Насчет шведских потерь в летописи лишь одно слово — «несть числа». Но как показывает исследовательский опыт, летописи часто преувеличивают численность врага. Вряд ли отряд, охранявший, по сути, католическую священническую миссию, насчитывал больше трех-четырех сотен копий. Так что счет убитым со шведской стороны вряд ли превышает пары сотен — ведь были и отступившие. Кстати, на следующий день на другом берегу Невы местные жители обнаружили несколько непогребенных тел шведских кнехтов, видимо, умерших от ран уже при отступлении.

Таким образом, Невскую битву можно отнести к локальным столкновениям, не имевшим решающего значения для противостояния в целом. Но свою роль в судьбе главных действующих сторон она все же сыграла. Шведы оставили попытки поработить славянские земли «малой кровью», не посылали больше католических священников под малой охраной, зато стали подталкивать Орден к большой войне. Однако в ближайшем будущем скоординированных совместных действий с союзниками они не предпринимали. Александр, получивший прозвание Невский после этой победы, остановил экспансию на Ладогу и Новгород... Но жестоко поплатился за это: новгородские бояре убоялись, что влияние князя-победителя слишком возрастет, а реальную власть над городом терять не хотели. Они принялись строить козни против Александра и вынудили его, в конце концов, покинуть город и вернуться к отцу, князю Ярославу... Впрочем, через год, под угрозой нового нашествия ливонцев, нацелившихся на Псков, юный полководец вновь приглашен был в Новгород.

Князь Александр ранит копьем в лицо шведского воеводу (современная картина)

Удивительно, но факт: в шведских источниках Невская битва либо не упоминается вовсе, либо сказано о ней буквально в двух строках. Видимо, историки минувших лет не спешили поведать согражданам подробно о понесенном позоре поражения...

Русская летопись говорит о походе врага во главе с «королем», но король Ульф (Улоф) в это время не покидал столицы. Так кто же тот «воевода», «король» или «королевич», на лице которого оставило след копье князя Александра?

По предположению Н. И. Костомарова, шведскую армию действительно мог возглавлять зять короля Биргер Магнуссон. Хотя на момент битвы он — еще не король (ярл), а именно «королевич», короновали его лишь в 1248 году. Некоторые историки отрицают участие Биргера в битве. Но есть один факт, который невозможно обойти вниманием: в 2002 году могилу Биргера вскрыли для изучения. И на обнаженном от мягких тканей лице ярла, на правой скуле и правой глазнице, замечен был отчетливый след от зажившей давней раны, глубоко просадившей надкостницу и деформировавшей даже кость.

Скорее всего, вследствие этого повреждения Биргер плохо видел правым глазом всю оставшуюся жизнь, да и лик его выглядел весьма некрасиво... Конечно, шведский принц воевал немало, и шрам на физиономии мог получить при других обстоятельствах. Но, как правило, ранение в бою столь высокопоставленного воина остается в летописных документах, тем более, что рану на лице невозможно скрыть. А тут — ни строчки... Не потому ли, что замалчиванию подвергался и сам бой? Очень уж похоже на то, что этот шрам и был той самой «печатью», что Александр «возложил копием» на своего врага...

Невская баталия. Художник А.Д. Кившенко

В любом случае, что бы ни писали о Невской битве на Западе, для русского орукжия она оказалась значимой победой. И чтили ее во все времена. В 1710 году Петр I в память о Невской битве основал в Санкт-Петербурге Александро-Невской монастырь. 30 августа 1724 года из Владимира сюда были перевезены останки князя Александра Ярославича. В лавре ныне расположен некрополь российских знаменитостей — здесь похоронены Михаил Васильевич Ломоносов, Александр Васильевич Суворов, Денис Иванович Фонвизин, Николай Михайлович Карамзин, Иван Андреевич Крылов, Михаил Иванович Глинка, Модест Петрович Мусоргский, Пётр Ильич Чайковский, Фёдор Михайлович Достоевский...

А самого князя Александра Православная церковь причислила к лику святых.

Изображение Невской битвы на иконе «Житие св. Александра», 19 век.

Подвиг Георгия Хлебникова 21 января 1944 года Георгий Лангемак. Судьба, подобная ракете…