Бессмертный полк России. Официальный сайт

Евгений Халдей. Фотограф войны и Победы

Евгений Халдей — советский фотограф и военный корреспондент. Он прошёл все 1418 дней Великой Отечественной войны, его боевой путь протянулся от Мурманска до Берлина. В архиве фотографа Великая Отечественная представлена с первого и до последнего дня. Его глазами мы видим первый день войны в 41-ом и Парад Победы на Красной площади в 45-ом, освобождение Севастополя и городов Европы, суд над главными нацистскими преступниками в Нюрнберге и, конечно, Знамя Победы над Рейхстагом. Фотографии советского фотокорреспондента разлетелись по всей планете и стали частью мировой истории.

По версии журнала Time, снимок Евгения Халдея «Знамя Победы над Рейхстагом» входит в сотню самых выдающихся фотографий, изменивших мир. В 1995 году на Международном фестивале фотожурналистики во Франции Евгению Халдею особым указом французского президента был присвоен титул «Рыцаря ордена искусств и литературы».

Евгений Халдей

Москва. 22 июня 1941 год. На улицах города прохожие замерли перед репродуктором, из которого доносится важное правительственное сообщение. По радио министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов сообщает о нападении Германии на Советский Союз.

Первый день войны. Москва, 22 июня 1941 года

Это первый снимок первого дня войны, сделанный в Москве 22 июня 1941 года фотокорреспондентом Евгением Халдеем.

— Москва ещё жила мирной жизнью, на улицах было спокойно. Ровно в 12 часов по радио выступил министр иностранных дел Вячеслав Молотов: Война! Буквально через две-три минуты после начала выступления я увидел, как на противоположной стороне улицы перед репродуктором собрались люди. Слушали молча, внимательно, стараясь не пропустить ни одного слова. Я выскочил из здания и сделал этот первый снимок первого дня войны... Люди не расходились. Стояли, молчали, думали. Я пытался спросить: о чём? Никто не ответил. О чём думал я? О том, что будет и последний снимок войны, победный. Но удастся ли сделать его именно мне — об этом я, насколько помнится, не думал..., — вспоминал Евгений Халдей.

До главной — победной фотографии «Знамя Победы над Рейхстагом», которую сделал именно Евгений Халдей, пройдёт пять долгих лет страшной и кровопролитной Великой Отечественной войны. Тогда, в июне 41-го он и подумать не мог, что именно его «последний снимок войны» навсегда станет символом Великой Победы.

Евгений Халдей

Начало творческого пути

Евгений Халдей родился 23 марта 1917 года в Юзовке (сейчас столица Донбасса — Донецк). 13 марта 1918 года во время еврейского погрома были убиты его мама и дед, а он, годовалый ребёнок, получил пулевое ранение в грудь. Отец, выживший во время погрома, был убит нацистами в 1941 году.

В детстве Евгения Халдея воспитывала бабушка. С малых лет Женя интересовался фотографией: был подмастерьем в местном фотоателье, где помогал соседу-фотографу. В 13 лет пошёл работать на завод. Тогда же он сделал свой первый снимок на самодельный фотоаппарат: объективом послужила линза из бабушкиных очков, а корпусом — обычная картонная коробка. Вскоре Женя в рассрочку купил свой первый настоящий фотоаппарат «Фотокор-1» и принялся фотографировать жизнь промышленного края. На один из его снимков обратил внимание редактор заводской газеты. Это и стало началом творческого пути фотографа Евгения Халдея.

Рабочий. Донбасс

В течение нескольких лет он усердно занимался фотографией и печатался в местных газетах. Его снимки публиковались в региональных газетах «Металлист», «Сталинский рабочий», «Социалистический Донбасс». В 1934 году стал фотокорреспондентом агентства «Союзфото» (будущее ТАСС) по Донбассу. В октябре 1936 года Евгений Халдей был зачислен штатным корреспондентом в Фотохронику ТАСС в Москве. Тогда же, по совету кого-то из коллег, вместо своего настоящего имени Ефим, он возьмёт псевдоним — Евгений.

В 1937-1939 годах проходил военную службу в Карелии в пограничных войсках НКВД, после демобилизации вернулся к работе в Фотохронике ТАСС.

Большую часть времени Евгений Халдей проводил в командировках. Снимал репортажи на Западной Украине, в Якутии, Карелии и Белоруссии.

А потом началась война...

Мурманск, 1941

Путь длиной в 1418 дней

С «Лейкой» и блокнотом Евгений Халдей прошёл всю войну, военный путь длиной в 1418 дней. В качестве фотокорреспондента ТАСС он вместе с советской армией побывал на многих фронтах Великой Отечественной войны.

В июне 41-ого он командирован в Мурманск, где два года был приписан к Северному флоту.

Морской десант. Заполярье, 1941

Из воспоминаний Евгения Халдея:

— В конце июня я выехал на Северный флот. Первые воздушные тревоги. Первые пожары на станции Лодейное. Наконец, Мурманск, Кольский залив, буксир, идущий в Полярное, примерка военной формы. Здесь мне предстояло снимать войну.

Июнь 1942 года. Мурманск. Несчётное количество бомб было сброшено немецкой авиацией на город. Состоящий преимущественно из деревянных домов, населённый пункт превратился в пепелище, остались лишь кирпичные трубы.

Из воспоминаний Евгения Халдея:

— В июне 1942 года фашисты решили сжечь Мурманск дотла. Более чем на половину деревянный город, на который были сброшены тысячи зажигательных и фугасных бомб, горел. В огне гибли люди, дома. Тогда в июне 1942 года, я встретил там старую женщину. Она несла деревянный чемодан — всё, что осталось от домашнего очага. Я сфотографировал её. Женщина опустила свой чемодан, присела на него и с укоризной говорит: «Что ж ты, сынок, фотографируешь моё горе, наше несчастье? Вот если бы ты сфотографировал, как наши бомбят Германию!». Мне стало неловко. «Да, мамаша,- сказал я, — Вы правы, конечно. Но, наверное, доведётся делать и такой снимок».

Мурманск, июнь 1942 года

Через три года фотография женщины с чемоданом из Мурманска с ещё несколькими другими снимками Евгения Халдея была использована в качестве доказательства на Нюрнбергском процессе.

После налёта немецкой авиации. Мурманск

В 1943 году Евгений Халдей был переброшен на Чёрное море. Фотокорреспондент снимал военные будни в Новороссийске, Керчи, Феодосии, Бахчисарае, Симферополе и Севастополе.

Бои за Новороссийск

Из воспоминаний Евгения Халдея:

— Мне довелось участвовать в самых первых боях за Новороссийск. Я снимал тех, кто дрался за город, освобождая квартал за кварталом, кто водрузил флаг у памятника Ленину перед зданием управления порта. Затем — Керченский плацдарм. Керчь (и снова — военно-морской флаг, теперь уже на горе Митридат), Феодосия, Симферополь, Бахчисарай, бои на Сапун-горе и — Севастополь. Это было за год до Победы...

Освобождение Европы

26 марта 1944 года — знаменательная дата в истории Великой Отечественной войны. В этот день советские войска вышли на государственную границу СССР на реке Прут.

Советские воины форсировали реку Прут и перенесли боевые действия на территорию Румынии. С этого момента начался новый этап войны: освобождение народов Европы от немецко-фашистских захватчиков.

В освобождённой Болгарии, 1944 год

Из воспоминаний Евгения Халдея:

— Звучало это немножко странно — «освобождение Европы». В сводках Информбюро мы привыкли слышать об освобождении наших населённых пунктов и городов на Украине, в Белоруссии, на Чёрном море. И вот теперь мы стояли у границы с Румынией. Военной карты не было, где-то я нашёл старенький географический атлас, вырвал из него соответствующую страницу — и по этой карте ориентировался в Европе. В августе 1944 года советские войска вошли на территорию Румынии... Потом была Болгария: Русе, Ловеч (здесь наш «студебеккер» тысячная толпа жителей приподняла и понесла на руках, здесь мне удалось сделать снимок «Ликующая Болгария»), Старо Тырново и, наконец, София, встречающая Красную Армию от всего сердца, с огромной радостью... Затем — снова Бухарест, прыжок на специальном связном самолете «У-2» через Трансильванские Альпы, бои на подступах к Белграду. Здесь мы чувствовали теплоту и дружбу жителей и солдат Народно-освободительной армии Югославии, среди которых сражались советские воины. После тяжёлых боев мы вступили в освобождённый Белград. В декабре 1944 года я уже был в Венгрии, участвовал в освобождении Будапешта. Потом начались бои за Вену.

История одной фотографии

Легендарная фотография «Знамя Победы над Рейхстагом» была сделана Евгением Халдеем 2 мая 1945 года в Берлине. На снимке были запечатлены бойцы 8-й гвардейской армии: Алексей Ковалёв, Абдулхаким Исмаилов и Леонид Горичев. Это фото не репортажное, а постановочное. Фотограф попросил солдат, помочь сделать исторический фотоснимок. После чего отснял с ними две кассеты. Знамя, которое на фотографии держит Алексей Ковалёв, Евгений Халдей привёз с собой.

«Знамя Победы над Рейхстагом». Берлин, 2 мая 1945 год

Из воспоминаний Евгения Халдея:

— Я ведь давно размышлял над тем, как поставить свою «точку» в затянувшейся войне: что может быть значительнее — знамя победы над поверженным врагом!.. К концу войны я уже не возвращался из командировок без снимков со знаменами над освобожденными или взятыми городами. Флаги над Новороссийском, над Керчью, над Севастополем, которые освободили ровно за год до Победы, — пожалуй, более других дороги мне. И такой случай представился, — рассказывает Халдей. — Едва я вернулся в Москву из Вены, как редакция Фотохроники ТАСС приказала следующим же утром лететь в Берлин.

Приказ есть приказ, и я начал быстренько собираться: понимал, что Берлин — это окончание войны. Мой дальний родственник, портной Израиль Кишицер, у которого я жил в Леонтьевском переулке, помог мне сшить три флага, раскроив красные месткомовские скатерти, которые мне «подарил» ТАССовский завхоз Гриша Любинский. Звезду, серп и молот я собственноручно вырезал из белого материала... К утру все три флага были готовы. Я помчался на аэродром и улетел в Берлин...

Первое знамя было установлено на крыше аэродрома «Темпельгоф», второе возле колесницы на Бранденбургских воротах. Третье знамя было установлено на крыше Рейхстага.

Официально главное знамя над Рейхстагом (всего их было установлено разными подразделениями свыше сорока) накануне водрузили советские солдаты Михаил Егоров, Мелитон Кантария и Алексей Берест.

Из воспоминаний Евгения Халдея:

— А я такой задачи (забраться первыми) не ставил: мне надо было во что бы то ни стало забраться со своей «скатертью» на крышу Рейхстага... И вот с флагом за пазухой я, крадучись, обошёл Рейхстаг и пробрался в него со стороны главного входа. В окрестностях еще шёл бой. Наткнулся на нескольких солдат и офицеров. Не говоря ни слова, вместо «здрасте», достал свой последний флаг... Уже не помню, как мы оказались на крыше... Сразу же начал искать удобное место для съёмки. Купол горел. Снизу клубами валил дым, полыхало, сыпались искры — подойти вплотную было практически невозможно. И тогда начал искать другое место — чтобы была видна перспектива. Увидел внизу Бранденбургские ворота — где-то там и мой флажок... Когда нашёл хорошую точку, то сразу же, еле удерживаясь на маленьком парапете, начал снимать. Отснял две кассеты. Делал и горизонтальные, и вертикальные снимки. Снимая, стоял на самом краю крыши... Конечно, было страшновато. Но когда уже спустился вниз и вновь посмотрел на крышу здания, туда, где находился несколько минут назад и увидел свой флаг над Рейхстагом, то понял, что рисковал не зря.

Тем же вечером с отснятым материалом Евгений Халдей отправился в Москву. Затем вновь вернулся в Берлин, где продолжал снимать поверженную столицу Германии, солдат-победителей, оставляющих свои автографы на колоннах Рейхстага, девушку-регулировщицу, строго следящую за движением транспорта у Бранденбургских ворот. 

Потом был Парад Победы в Москве и Нюрнбергский процесс.

Однако после войны для Евгения Халдея настали трудные времена. В 1948 году был вынужден покинуть ТАСС. Формальным поводом увольнения послужило «уменьшение объёма работы московской редакции», также речь шла о «низком общеобразовательном и политическом уровне» фотокорреспондента. Настоящая причина состояла в кампании по «борьбе с космополитизмом» и в еврейском происхождении Евгения Халдея.

— В 1948 году его уволили из ТАСС якобы за отсутствие высшего образования. На самом деле причиной была «пятая графа». И долгих одиннадцать лет, пока отца не приняли в «Правду», он работал внештатником в не самых известных изданиях, вроде «Клуба и художественной самодеятельности» или «Бюллетеня Общества культурных связей с заграницей», старался найти какие-то разовые заказы. Но в эти годы он сделал потрясающие фотографии о послевоенном восстановлении страны — колхозы на Украине, Днепрогэс, Азовсталь... Он говорил, что это должно быть снято, и продолжал свою работу. Марку держал, профессию свою любил и до банальной фотографической халтуры никогда себе опускаться не позволял, — вспоминает Анна, дочь Евгения Халдея.

В шестидесятых годах Халдей выполнил серию больших репортажей. В 1973 году он был зачислен фотокорреспондентом в редакцию газеты «Советская культура», в которой проработал до выхода на пенсию.

В 1979 году выпустил альбом «От Мурманска до Берлина», включивший в себя снимки военных лет, сопровождавшиеся выдержками из фронтовых записных книжек автора.

Мировую известность как фотограф Евгений Халдей получил в девяностых. В 1995 году на Международном фестивале фотожурналистики во Франции особым указом французского президента ему был присвоен титул «Рыцаря ордена искусств и литературы». В 1997 году состоялась премьера документального фильма бельгийского режиссера Марка-Анри Вайнберга «Фотограф при Сталине», участие в котором принял сам Евгений Халдей. В апреле-мае того же года в Государственной Третьяковской галерее была проведена его персональная выставка.

Евгений Халдей в Сан-Франциско 1 февраля 1997 года

Евгений Халдей скончался 6 октября 1997 года в Москве на 81-м году жизни.

Жизненный и творческий путь Евгения Халдея выдался не самым лёгким. Но он не сдавался и продолжал снимать вопреки всему. Его имя навсегда вписано в летопись военной журналистики, снимки советского фотокорреспондента известны по всему миру и стали частью истории Великой страны.

При подготовке материала использованы информация из «ТАСС-Энциклопедия», а также воспоминания Евгения Халдея из книги «От Мурманска до Берлина».

Подвиг Георгия Хлебникова 21 января 1944 года Один в поле воин! Подвиг артиллериста Ильдара Мананова