Бессмертный полк России. Официальный сайт

Три подвига батыра Галиева

25 мая отметил бы день рождения Герой Советского Союза Нургали Мухамметгалиевич Галиев, красноармеец- сапер.

Детство Нургали было трудным. Он родился в 1914 году, под Оренбургом, в татарской деревне Сарманай. Отец мальчика сложил голову в Первой Мировой войне, а вскоре в голодный год умерла и мать. Дальние родственники отправили Нургали в детский дом — в Туркмению.

Беспризорники первых послереволюционных лет рано начинали трудиться. Закончив всего четыре класса школы, Нургали начал учиться ремеслу строителя — пожалуй, самой востребованной в двадцатые годы в разоренной войной и революцией стране специальности. И уже в 14 лет пошел работать каменщиком в Марыйское областное управлении водного хозяйства. Его работой стала укладка облицовки каналов и плотин. Туркмения знает цену чистой воде — здесь ее от века не хватает, и принятая в советские годы программа строительства ирригационных сооружений буквально спасла землю, ставшую для парня родной, от неурожаев и голода.

Нургали строил плотину в Султан-Бенте на реке Муграб, когда летом сорок первого пришла весть о начале войны. Добровольцем на фронт Галиева не взяли — к тому времени он был квалифицированным рабочим, хотели его даже отправить в вечерний техникум без отрыва от производства. Мог бы, при желании, остаться там, где не стреляют и не бомбят... Но к осени парень добился снятия брони, и с октября 1941 года надел солдатскую форму. Военкомат определил строителя в саперы.

Нургали Галиев

После учебного отряда красноармеец Галиев в составе 2-й роты 387-го отдельного сапёрного батальона 213-й стрелковой дивизии воевал на Воронежском фронте. Впервые отличился при разминировании — под обстрелом врага снял около десятка немецких противопехотных мин с единственной наезженной дороги среди болот, обеспечив батальону пехоты проход к плацдарму, на котором без подкреплений погибали в бою с превосходящими силами врага бойцы майора Голенко. Помощь подоспела вовремя...

Строка из наградного листа, пожалуй, не дает полного представления о том, что это была за работа. Немцы шпарят по дороге издали — из крупнокалиберного пулемета. А красноармейцы-саперы ползком — головы под огнем не поднять! — исследуют с миноискателями единственный верный путь. Чтобы добраться до врага и снять пулеметчика, надо для начала ликвидировать минную опасность.

Разминирование под огнем

Мины тут были особенными — двойного взрыва. Солдаты прозвали их «лягушками». Стоит только задеть едва заметные в грязи тонкие проволочные усики взрывателя типа S.Mi.Z.35 или порвать сапогом тончайшую зеленую проволочку — смерть... Через три-четыре секунды малый пороховой заряд подкинет четырехкилограммовую «дуру» кверху — метра на полтора-два. И вот тут она взорвется уже «по-настоящему» — расшвыривая вокруг себя на десятки метров смертоносную начинку — 365 штук шариков горячей шрапнели и осколки собственного стального корпуса.

Обычная нажимная противопехотная мина чаще всего калечит только наступившую на нее ногу, значительная часть осколков лежащего на земле боеприпаса в землю же и уходит... А «лягушка», если не оторвет сразу голову наступившему на нее бойцу, убивает медленно. Несколько дней потом будешь в муках умирать в медсанбате — от жестокой контузии и множественных осколочных ранений, осложнившихся заражением крови. Сепсис, газовая гангрена, столбняк — не редкость, потому что вместе со шрапнелью в человеческую плоть вколачивается дорожная грязь, в которой пряталась мина, и обрывки собственного обмундирования раненого бойца. Вычистить все это из многочисленных рваных ран никакому хирургу не под силу. Десять мин, хладнокровно снятых под огнем красноармейцем Галиевым — это спасенные жизни целой роты...

Раненые, подорвавшиеся на мине. Искалечены ноги, множественные осколочные ранения...

При освобождении Белгородчины Галиев в числе первых ворвался в село Колотовка, проделал проход в минном поле и очистил от врага ход сообщения. А когда немцы попытались отбить окопчик, вступил в рукопашную схватку с врагом. Уложил пятерых врукопашную, действуя не только штыком винтовки, но и верным оружием сапера – лопатой! 

- Как по-татарски будет «молодец, богатырь»? – Спросил после боя командир саперов гвардии капитан И. Ф. Бобров.
- Батыр егет, товарищ капитан!
- Батыр егет? Запомним! Тебе подходит, Галиев!..

Разминирование. В руках бойца - хитрый взрыватель с едва заметными "усиками"...

А уже 31 июля 1943 года батыр Нургали совершил еще один богатырский подвиг...

Стрелковый полк шел через реку Северский Донец — по наскоро наведенной деревянной переправе на сваях. Немцы начали артобстрел, но без корректировщика — стреляли по площадям, как бог на душу положит, с большим недолетом. Снаряды рушились в воду, не задевая узкого моста. И вот одним случайным снарядом повалило сваю, несколько бойцов — с полной выкладкой — угодили в воду. Благо, было неглубоко — ребята не утонули. Но на мосту образовался тесный затор...

Красноармеец Галиев, не раздумывая, ринулся в воду. Подсадил на остаток моста вымокшего солдатика-новобранца. А потом встал, широко расставив ноги, по грудь в речном потоке, и положил обвисшие в воду концы широких досок себе на плечи:

— Айда, братцы, вперед! Чинить некогда! Быстрее только — долго не простою, шибко тяжко!

Так и пошли стрелки дальше, бегом — с разрушенного моста, по доскам, лежащим на плечах сапера-богатыря. Десять минут стоял Галиев в воде. Десять минут шли солдаты по его плечам, завершая переправу... За этот подвиг бывшего каменщика наградили орденом Красной Звезды.

Красноармейцы-саперы строят переправу

Ночью с 26 на 27 сентября 1943 года батальон Галиева организовывал переброску войск на западный берег Днепра в районе села Переволочна под Полтавой. Переправляли артиллерию на гребных понтонах. Понтон — это такой полый металлический плот. Можно составить несколько понтонов вместе, скрепить меж собой тросами — получится наплавной мост. Но Днепр широк, поэтому спецсредства использовались иначе: разведчики протянули на дальний берег прочный тонкий металлический трос, саперы грузили пушку с расчетом на каждый понтонный модуль и бойцы плыли на нем, как на пароме, перетягиваясь по тросу и подгребая веслами.

Немцы обстреливали переправу, и вот, когда до другого берега оставалось меньше сотни метров, трос был перебит, а сам паром поврежден осколками. Течение стало сносить медленно затапливающийся понтон, гребцы не справлялись... Допустим, солдаты смогут соскочить в воду и добраться до плацдарма на том берегу вплавь. Но пушка-то затонет!

И тогда боец Галиев обвязал себя причальным канатом — и бросился в воду. Доплыл до берега, закрепил канат на обломанном снарядом толстом ивовом пне, уперся сапогами в песок, стал выбирать конец — и подтянул-таки полузатонувший понтон к узкой прибрежной отмели. Бойцы по колено в воде на руках выкатили орудие на позицию. Вскоре переправа была восстановлена, подошли другие понтоны — с боеприпасами, с другими орудиями. Через пятнадцать минут батарея открыла огонь по врагу.

Саперы погнали порожние понтоны обратно. Галиев — с ними:

— До скорой встречи, братцы! Ждите меня со второй батареей!

Артиллеристы РККА плывут через Днепр на понтоне

За организацию переправы артиллерии на западный берег Днепра командир батальона гвардии капитан И. Ф. Бобров представил красноармейца Галиева к званию Героя Советского Союза…
Награду отважный батыр получал уже в госпитале – при освобождении села Недайвода, неподалеку от Кривого Рога был тяжело ранен. Полностью ослеп, был комиссован и отправлен домой – в Туркмению, в город Мары.
Несмотря на тяжелую инвалидность, Нургали Галиев прожил долгую и интересную жизнь. Вырастил детей, оставил воспоминания. Не стало ветерана-батыра в апреле 1977 года.

Саперы на поле боя

Подвиг Георгия Хлебникова 21 января 1944 года Как воевали Союзники. Проклятие для британского флагмана "Худ"