Бессмертный полк России. Официальный сайт

Школьные годы военные…

Сегодня сложно представить, что в годы Великой Отечественной войны мальчишки и девчонки не только учились, но и работали, помогали в тылу и совершали подвиги на фронте.

Условия в школах были очень тяжёлыми. Учебников и тетрадей не хватало. Без электричества, отопления и под непрекращающимися обстрелами советские школьники получали знания. К сожалению, война — строгий учитель. В страшные годы Великой Отечественной войны дети взрослели быстро.

Несмотря на все трудности, они ответственно относились к учёбе. Школьники также активно оказывали помощь на фронте и в тылу: они работали на заводах и в полях, передавали советским солдатам важную информацию, дежурили в госпиталях и помогали семьям фронтовиков — внося свой важный вклад в Великую Победу.

Мы подготовили для вас подборку воспоминаний детей войны о своих школьных годах.

— Война страшна и беспощадна. Она не спрашивает, когда приходить и не интересуется твоими планами на лето. Несмотря на тяжёлые условия, голод, холод и постоянный страх — мы не унывали и жили дальше... пытались жить. Школы работали. Мы с сестрой ходили в школу по очереди, потому что у нас были сапоги одни на двоих. Зима, холод и идти два километра. Сейчас вспоминаю, вроде маленькие были, а всё понимали: не плакали и не жаловались, — вспоминает свои школьные годы Людмила Иванова.

Она ребёнок войны. В 1941 году ей исполнилось семь лет.

— Я очень любила учиться. Каждый раз, когда из-за обстрелов не получалось попасть в школу я очень плакала. Слёзы текли, а я старалась их сдерживать, чтобы мама не видела и не расстраивалась. В классе стёкол не было. Окна забиты фанерой. Холод страшный — чернила замерзали, — рассказала женщина. — Сейчас смотрю на нынешних школьников и нарадоваться не могу, что у них всё хорошо, что не видели они той жизни.

Лидия Цветкова (в девичестве Егорова), родилась 1928 года в деревне Марченко, Смоленской области. Летом 41-го, когда началась война, она с семьёй жила в Москве.

«Столько лет прошло... Уже ничего и не помню. Что тогда было?! Да, страшные были эти военные годы — после войны как-то старалась всё поскорее забыть и жить дальше в мире и радости. Летом 41-го началась война. В этот год я должна была идти уже в 6 класс. Но школы в Москве не работали: многие учителя ушли на фронт, а те, кто остался, работали в госпиталях и на заводе. Мы с одноклассницами тоже ходили в госпиталь — помогали медсёстрам ухаживать за раненными, мыли полы.

В 1942 году в сентябре фашистов погнали и школа наша заработала. Я пошла в 6 класс. В школу ходили со свечками — не было ни отопления, ни света. Окна в здании были заклеены, поэтому, вечером было совсем темно. Учились в основном с утра, когда ещё было светло. Но если днём была бомбёжка, то приходилось идти во вторую смену. Бомбили.... Граммофон на улице очень громко кричал: «Граждане! Внимание! Воздушная тревога!». И все дети и учителя сразу шли в бомбоубежище. Некоторые девочки из моего класса ходили прятаться в метро (рядом была станция Автозаводская). Станцию начали строить ещё до войны, но не достроили — и там было бомбоубежище. Один раз я пошла вместе с ними. Было очень страшно. В нашем убежище было тесно, но все рядом друг с другом, а на станции приходилось лежать на рельсах. Всё вокруг как-то гудело... А когда после этого я пришла домой — у нас выбиты все стёкла...Бомба упала совсем рядом. Никто не пострадал тогда, но мне стало очень страшно. Вдруг я уйду в убежище, а в наш дом попадет снаряд, и все погибнут. И тогда я останусь одна! Уж лучше вместе со всеми. Больше с девочками в бомбоубежище не ходила. Во время тревоги сразу бежала домой. Когда были сильные бомбёжки, в школу не ходили.

В хорошие дни ходили в школу. День начинался со сводок с фронта: сегодня взяли такую-то деревню, погибло столько-то фашистов, столько-то самолетов сбили, столько-то людей эвакуировано... Слушали затаив дыхание. Потом были обычные уроки, книжки, тетради. На дом задавали домашнее задание. Также контрольные писали, сдавали экзамены. Ещё каждый день была политинформация. Рассказывали, что делать, если объявлена тревога. Говорили про фашистов, как они напали на нас и как теперь надо жить, что нельзя поддаваться на провокации, листовки и обещания хорошей жизни. Нам было интересно, что это за люди такие. Однажды на переезде стоял состав с пленными фашистами, и мы всем классом пошли смотреть на них. Фашисты были страшные, все грязные и оборванные, они громко ругались и пели песни. Это было отвратительное зрелище и мы с ребятами ушли. Так было гадко от этих фашистов. Потом мы писали сочинение... Так я и закончила 6 класс. А осенью 1943 году в школу я не пошла. Надо было работать, помогать маме прокормить малышей. И я пошла на работу в Речной порт. Так учёба моя и закончилась... А потом и война закончилась. Стали жить...», — вспоминает Лидия Андреевна.

Воспоминаниями своей бабушки Лидии Цветковой поделилась Наталья Ларина.

Алла Бодунова родилась в Ворсме 11 марта 1932 года. О своих школьных годах помнит многое.

Из воспоминаний Аллы Николаевны:

«...Школы во время войны работали, но тоже не отапливались, и не было света. Мы собирались в школу рано, затемно, когда уходили на работу старшие, потому что в холодном, тёмном, голодном доме одной сидеть не хотелось. Я училась в начальной школе, класс был не на нижнем этаже, окна смотрели во двор. Собирались в тёмном классе, мальчишки зажигали мастику, очевидно толстое оргстекло. Оно горело с треском, издавая неприятный запах. Затем мальчишки отправлялись на поиски дров. Обломали все окрестные заборы. Досками растопили печку. Все садились около печки, смотрели на огонь, грелись. Печка освещала класс. Как только рассветало, давали звонок и начинались уроки. Учили и спрашивали строго. В 4-ом классе были экзамены по всем предметам. Помню, по естествознанию в 4-ом классе мне достался билет о строении человеческого глаза. От волнения или от голода, я этот глаз уронила, но к счастью, он не разбился... Учительница в 4-ом классе у нас была молодая, красивая — Зинаида Васильевна Лапшина. На большой перемене делила нам буханку ржаного хлеба на маленькие кусочки. После уроков каждый день оставалась с нами читать вслух. Сколько всяких книг она нам прочитала! Привила любовь к чтению художественной литературы... Закончив 4-ый класс, я перешла в 5-ый класс средней школы. Мы изучали военное дело. Преподавали его раненые, пришедшие с фронта офицеры. Учились ходить строем с песней, выполнять строевые команды, и учили всё о винтовке. Как сейчас помню начало: «Винтовка образца 1896 года. Состоит из 3-х частей». Дальше шла теория о работе частей и механизмов винтовки до заряжения и после. Учились собирать и разбирать затвор. Теорию я всю знала наизусть. Но вот сил оттянуть затвор, у меня не хватало.

Ходили мы с песней и строем здорово, завидовали даже старики. Особенно хорошо пели «Вставай, страна огромная» и «Ехали казаки от сада до дому». Песен в войну пели много.

В школе была стужа, сидели в пальто, замерзали чернила. Писали кто на чём — делали самодельные тетради. Несколько раз всей школой ездили в лес за дровами и в Комарово — за торфом. Но дрова и торф были сырые, плохо горели и печки не согревали», — из воспоминаний Аллы Бодуновой.

Историю Аллы Бодуновой прислала Екатерина Брусланова. Школьница из города Ворсма (Нижегородская область), прислала свой рассказ, в рамках конкурса «Бессмертный полк. Непридуманная история».

Подвиг Георгия Хлебникова 21 января 1944 года Памяти героической подпольщицы Анны Морозовой