Бессмертный полк России. Официальный сайт

Герой дня.Виктор Яценевич

18 мая отметил бы день рождения военный связист Виктор Антонович Яценевич, красноармеец, Герой Советского Союза.

Виктор прожил на свете всего 19 лет. Родился в Ленинграде, в 1924 году, в большой семье простого рабочего Антанаса Яценевичуса – родом из Литвы. На ленинградском Кировском заводе отец Виктора для удобства общения с русскими друзьями переделал имя и фамилию на местный лад и стал зваться Антоном Янычем Яценевичем…

Виктор жил, как все ленинградские мальчишки предвоенного поколения – учился в семилетней школе, потом – в ремесленном училище. Вступил в комсомол, занимался в радиокружке ОСОАВИАХИМа. В первый год войны заменил ушедшего на фронт добровольцем отца у станка родного завода…

Призвали Виктора в армию в сорок втором – после жестокой блокадной зимы. Направили в 16-ю Литовскую дивизию – связистом. Впрочем, на фронт парень попал не сразу: сперва доучился на телефониста и избавился от последствий голодной дистрофии. В действующую роту 156 стрелкового полка приехал только 13 мая 1943 года – за пять дней до своего девятнадцатилетия.

Виктору на этом фото - 18 лет

Рота связи стояла под Орлом, шла подготовка к решающему сражению Орловско-Курской операции. В первом же бою, 25 июля 1943 года, красноармеец-связист Яценевич отличился сполна: когда литовские стрелки пошли в разведку боем, «под огнем противника обеспечил бесперебойную телефонную связь между штабом полка и захваченным товарищами плацдармом». Переводя с военно-казенного языка на обычный русский – пять раз по-пластунски преодолел с катушкой телефонного провода насквозь простреливаемую врагом из пулемета овражистую долину у сожженной деревеньки Никитовка. И пять раз восстановил оборванную линию связи, чудом оставшись в живых…

А 5 июля 1943 года в вечерней сводке Совинформбюро прошла такая информация:
«Наши войска на Орловско-Курском и Белгородском направлениях вели упорные бои с перешедшими в наступление крупными силами пехоты и танков противника, поддержанными большим количеством авиации. Все атаки противника отбиты с большими для него потерями, и лишь в отдельных местах небольшим отрядам немцев удалось незначительно вклиниться в нашу оборону».

Одним таким «отдельным местом» на северном фасе битвы был стык между 167-м и 156-м полками 16-ой Литовской стрелковой дивизии, где немцы нанесли наиболее сильный удар. К 11 часам немецкие автоматчики прорвались к наблюдательному пункту 167-го полка, стрелки которого подпускали немецких автоматчиков на 20 метров к своим траншеям и уничтожали их залповым огнем в упор. Потом вообще пришлось драться врукопашную…

Поле перед траншеями было буквально завалено убитыми гитлеровцами. Но атаки повторялись и повторялись. Наконец враг смог потеснить часть подразделений 156-го и 167-го полков и захватить сельцо Семидворики – фактически, выселки большой деревни Панской, освобожденной ещё во время нашего зимнего наступления 1943 года.

По воспоминаниям дивизионного разведчика 16-ой Литовской дивизии Шалома Скопаса, в Семидвориках сражалась 190-ая отдельная штрафная рота. Нейтральная полоса составляла метров семьдесят, а в аккурат посреди нее стоял единственный не заваленный колодец с хорошей водой. Удивительно, но факт: штрафники как-то ухитрились договориться с немцами, чтобы во время добычи воды друг в друга не стрелять: с обеих сторон есть раненые, если их не поить – умрут… 

Поначалу «водяное перемирие» действовало неукоснительно: стрелки обеих армий встречались у колодца только при ведрах, а не при оружии. Был случай – штрафники даже оставили немцам по их просьбе на срубе колодца немного махорки, потому что те во время предыдущей встречи попросили закурить.

Но ранним утром пятого числа группа советских бойцов, пошедшая за водой, не вернулась. Зато невесть откуда на спящих в блиндажах и окопах штрафников буквально посыпалась вооруженная ножами немчура…

Бронебойщики 16-й Литовской дивизии на марше

Несмотря на то, что среди штрафных немало было обыкновенных городских хулиганов, в совершенстве владевших техникой уличного ножевого боя, почти вся рота была вырезана без стрельбы, на одной наглости и факторе внезапности. Немцы зашли в стык между дивизиями и начали расширять полосу прорыва. На поле боя появились даже несколько легких танков.

В 167-м стрелковом полку срочно создали ударный отряд – на выручку погибающим штрафникам. И комбат, капитан Виленский, возглавил штурм бывших позиций штрафной роты в Семидвориках. Враг сопротивлялся отчаянно, и отбить буквально усеянные покойниками окопы удалось только ценой новых больших потерь. 

После боя солдаты Виленского стали хоронить убитых. И вот тогда в продымленном блиндаже с пробитым накатом найдено было изувеченное тело молодого красноармейца.

Бойцы Литовской дивизии берут штурмом деревню под Орлом

Парень явно не был из штрафных: на обгорелой окровавленной гимнастерке чудом сохранился комсомольский значок. Лицо и тело – в страшных ожогах, на шее – тугая петля из грубого армейского телефонного провода. Левая рука по локоть оторвана, на правой – солдатским тесаком изрублена кисть, отрублены ступни ног, выколоты глаза, изрезаны уши. Кроме того, боец был ранен ножом в живот и оскоплен …

В погибшем с трудом опознали связиста Яценевича, накануне отправленного к штрафной роте для обеспечения связи.
При расследовании гибели Виктора выяснилось: когда он пошел с катушкой к штрафникам, поблизости разорвался снаряд. Оглушенный взрывом и пораненный осколками красноармеец был найден немцами, и они утащили его, бесчувственного, в только что отбитый блиндаж. Связист – человек всегда неплохо осведомленный в обстановке, и враги решили выколотить из пленного бойца максимум информации. 

Раненый молчал. Тогда его начали пытать: сначала секли обрывками провода, кололи ножами. Подвешивали к балке наката за шею на проволоке, пока не начнет задыхаться, потом снимали, отливали водой и допрашивали снова. Потом в ход пошли топор и огонь: парня подвешивали в блиндаже над очагом, рубили ему руки и ноги. Судя по тому, что интенсивность пыток постепенно возрастала, боец молчал. Тогда в бессильной злобе немцы оскопили его и бросили умирать от болевого шока и кровопотери.

Наградной лист бойца Ясеневича

Командир 156 стрелкового полка 16-ой Литовской стрелковой дивизии майор Кессель, составляя наградной лист на своего погибшего красноармейца, написал:

«После того, как нашими войсками немецкие войска были выбиты из деревни Семидворики, было найдено изуродованное тело Яценевича Виктора, комсомольца-связиста, повешенное на телефонном проводе в блиндаже за балку. Как было установлено, немецкие изверги подвергли Яценевича зверским пыткам и мучили часов пять…Т. Яценевич, несмотря на пытки, остался верным воинской присяге и выполнил свой долг перед Родиной, гитлеровские бандиты не добились никаких сведений и не воспользовались телефоном, который был в исправности, а линия включена и действовала».

Представление на награду ушло в вышестоящие инстанции 12 июля 1943 года, но только спустя почти год, в июне 1944 года, последовал Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении красноармейцу Виктору Яценевичу посмертно звания Героя Советского Союза.

Бойцы Литовской дивизии читают полковую газету на литовском языке

Подвиг Виктора был не единожды увековечен после войны. В центре посёлка Глазуновка на Орловщине, поблизости от оборонявшегося литовской дивизией деревни Панской, в 80-ые годы XX века поставили скромный памятник со скульптурным портретом Виктора Яценевича. Более того – в поселке многие по сей день уверены, что под монументом находится могила героя, однако на деле это памятник-кенотаф: прах бойца захоронен в другом месте. В каком – удалось выяснить орловским краеведам. 

В списке безвозвратных потерь 156 стрелкового полка 16-ой Литовской дивизии красноармеец Яценевич значится погребённым в братской могиле в полукилометре западнее деревни Петровка Малоархангельского района. Вместе с ним лежат еще семеро солдат-литовцев, погибших 5 июля. 

В сводном томе «Память о подвиге», выпущенном Орёлиздатом в 1998 году, в котором перечислены все погибшие на Орловщине 40 Героев Советского Союза, местом захоронения Виктора Антоновича Яценевича также названа братская могила на высоте 206,6 у деревни Петровка Покровского района.

Братская могила бойцов 16-й Литовской дивизии

До недавних времен улица имени Яценевичуса была и в городе Вильнюсе – на родине отца героя. Но в девяностые, после установления независимости Литвы городские власти стерли имя героя с карты города и вернули улице дореволюционное имя Базилиянская. 

А на высоте 236,6 между деревнями Петровка и Семидворики, где принял мученическую кончину девятнадцатилетний боец Виктор Яценевич, сегодня цветут сады…

16-я Литовская дивизия идет парадным маршем по улице освобожденного Вильнюса, 1945 год

Подвиг Георгия Хлебникова 21 января 1944 года Конференция, предопределившая судьбу Европы