Бессмертный полк России. Официальный сайт

Как воевали Союзники. Проклятие для британского флагмана "Худ"

Узкий, почти прямой профиль. Две короткие, широкие прямые трубы. Плоский, бесконечной длины майндек, загроможденный тяжелым вооружением. Массивная надстройка с многоярусными мостиками вокруг рубочного поста, увенчанная острой стальной иглой длинной стеньги с классическими горизонтальными реями... Гибрид традиций и прогресса, живое воплощение смутных времен, блистательный «Худ»...

Мутно-розовый закат Скапа-Флоу выхватывает из полумглы тусклого горизонта отчетливую черную линию. Бурое облачко длинным хвостом завивается над трубами к низким небесам, острые стеньги царапают облака. Пройдет всего несколько лет, и этот двухтрубный силуэт запомнит весь мир. У скал седого Гибралтара, у белых маяков Девонпорта, у песчаных отмелей Мальорки, у зеленых холмов Порт-Стенли и синих вершин Сиама — везде его появление будет означать грозное торжество. И будет хлопать на ветру на длинном гафеле огромное полотнище «Сент-Джорджа», а на высоте 37 метров от палубы расцветут флаги с высшими знаками флагманского ранга...И мало кого в этих морях не бросит в дрожь холодный взгляд великолепной оптики, когда плавно и медленно провернутся на тяжких барбетах восемь шестнадцатидюймовых длинноствольных пушек.

Линейный крейсер "Худ" на полном ходу

31 мая 1916 года на верфи Джона Брауна в Клайдбэнке при огромном стечении публики Первый Лорд Адмиралтейства объявил о закладке киля нового линейного крейсера... Фишер читал торжественную речь — а за сотни миль от праздничной набережной, на траверзе Ютландского полуострова бушевала самая кровопролитная морская битва этой войны.

И в час, когда адмирал-реформатор сходил с гостевой трибуны над открытым эллингом, адмиралтейский курьер подал старику депешу о гибели в бою линейного крейсера «Инвинсибл» — с большей частью экипажа.

— Война есть война, — вздохнул Фишер, и снял фуражку, подставив под мелкий дождик свою седую голову. Помолчал немного, оглянулся на толпу зевак на заводском дворе, кивнул кинооператору, суетившемуся рядом со своей громоздкой машинкой на треноге. Надел фуражку, и обернулся вновь к эллингу, где на плазе был разложен гигантский чертеж киля будущей гордости страны.

— Если «Инвинсибла» можно заменить, пусть мне его заменит — ОН!..

У нового корабля еще не было имени.

22 августа 1918 года линейный крейсер был при спуске крещен в честь старинной офицерской династии, прославляющей державу в войнах на море уже третье столетие. И крестной матерью была леди Дж. Х. Худ, вдова адмирала Горацио Худа, погибшего в бою при Скагерраке на борту «Инвинсибла».

"Худ" в Панамском канале

Суеверная британская пресса снова обратила внимание на то, что два имени оказались рядом...

Завершение Первой Мировой войны, отставка и скорая смерть адмирала Фишера, смена власти в Адмиралтействе, интернирование германского флота в Скапа-Флоу и гибель в день подписания мира — все это пришлось на первый год долгой и славной жизни «Худа». В январе 1920 года «Худ» вышел на испытания. И в конце испытательного цикла побил мировой рекорд скорости для кораблей линейного класса.

Завершив испытания, «Худ» был приписан к действующей эскадре. В качестве нового флагмана, разумеется. Конечно, следовало перед этим пройти в учебном отряде специальный курс лидирования колонны, но адмирал

Роджер Кейс, заведовавший подготовкой кораблей «капитальных» классов, решил не мариновать столь совершенное в техническом отношении создание в учебке, а отправить приобретать морской и флагманский опыт непосредственно в походе. В составе сплаванной боевой группы, помнящей Ютландскую битву. Впереди была четверть века службы — в роли записной гордости державы...

"Худ" - флагман британского флота

В начале новой войны, 25 ноября 1939 года «Худа» впервые увидели во время похода без адмиральского флага. У границы французских вод, под Брестом, англичане действовали совместно с французским морским отрядом, патрулировали выходы в Атлантику. И «Худ» уступил почетный предводительский пост местному уроженцу — «Дюнкерку».

Кто мог подумать, что года не пройдет — и 3 июля 1940 года, после капитуляции Франции, под Мерс-Эль-Кебиром они встанут друг против друга?.. Собственно, дело было так:

Соединение британских военно-морских сил в Средиземноморье, известное как «эскадра Н», в составе линейного крейсера «Худ» под флагом адмирала Соммервиля, авианосца «Арк Роял», линкоров-сверхдредноутов «Вэлиант» и «Резолюшн», легкого крейсера «Аретьюса» и четырех эсминцев получила необычное задание. Нейтрализовать осевшую после поражения Франции на севере Алжира, в Мерс-эль-Кебире, сводную группу французского флота и предотвратить переход боеспособных кораблей в руки немцев.

Флагману французской эскадры, старому дредноуту «Бретань», были предложены варианты действий на выбор:

a) Немедленно заявить о присоединении к британскому флоту для борьбы с нацистской Германией и поднять британские флаги;

b) Уйти в любой британский порт, где сдаться местным властям. После чего экипажи будут репатриированы во Францию, а корабли поступят в британский флот.

c) Итернироваться в любом нейтральном городе, который согласится принять эскадру, и до конца войны подписать акт о неучастии в боевых действиях.

d) Прямо здесь, на рейде Мерс-эль-Кебира, открыть кингстоны и утонуть. Английская эскадра обещает собрать с воды всех французских моряков и сохранить им жизнь в лагере для перемещенных лиц...

Переговоры в Мерс-эль-Кебире закончились стрельбой...

Французский адмирал Жансуль не мог согласиться ни на один вариант. Он не был вишистом, не собирался ни сражаться на стороне Германии, ни менять флаг, ни тонуть, ни сидеть в чужом порту до конца войны под пактом об интернировании...

Жансуль не знал, что предпринять, не мог точно определить настроение своих экипажей. Он понимал только одно: с немцами ему явно не по пути, с англичанами, видимо, тоже. Лучше всего было бы сложить за Отечество голову — со славой и честью, как полагается командиру, проигравшему войну. Но это надо было сделать еще с неделю назад...

И тогда французская сторона стала попросту тянуть время на переговорах. В ожидании какого-либо изменения обстановки, что в сложившихся условиях было бы чудом Господним.

Зато британское Адмиралтейство стремилось решить вопрос о неприкаянной французской эскадре как можно быстрее. И «Худ» получил приказ: «Предотвратить попадание французских кораблей в Германию любыми силами и средствами».

Адмирал Соммервиль радиограммой уточнил у Первого лорда, что за «силы и средства» имеются в виду. И получил недвусмысленный ответ:

— Перестреляйте их. Нет французов — нет проблем.

— Это приказ?

— Да.

Приказы приходится выполнять, даже если они абсурдны. Французская эскадра проиграет этот бой, потеряв убитыми 1297 моряков. Может быть, проиграет именно потому, что так толком и не начнет прицельную стрельбу по бывшему союзнику...

Генерал де Голль впоследствии утверждал, что «...Корабли в Мерс-эль Кебире не были в состоянии сражаться. Они стояли на якоре, не имея никакой возможности маневра или рассредоточения...».

Английская эскадра с дистанции 14 километров расстреляла французов, чьи маневры были стеснены акваторией города. Флагман — «Бретань» — затонул от детонации боезапаса после нескольких попаданий 381-миллиметровых снарядов, линкор «Прованс» лишился хода, новейший линейный крейсер «Дюнкерк» получил с десяток пробоин, и чтобы не утонуть, выбросился на мель, скоростной лидер эсминцев «Могадор» в результате взрыва английского снаряда лишился кормовой части — почти до самого машинного отделения... Только однотипному с «Дюнкерком» «Страсбургу» и нескольким эсминцам удалось под огнем выбраться со стесненного внутреннего рейда и прорваться в открытое море, чтобы уйти в Тулон.

А «Худ» в этом бою не получил ни царапины. И отправил Первому Лорду депешу по радио:

— Операция «Катапульта» состоялась. И да простит нам Господь ныне пролитую кровь.

Командир «Худа», капитан первого ранга Ланселот Холланд никогда не считал Мерс-Эль-Кебир победой. И с традиционным суеверием англичанина весьма серьезно отнесся к адресованному «Худу» проклятию, брошенному в эфир погибающим дредноутом «Бретань»:

— После этого море не проносит тебя и полгода!..

Гибель французского линкора "Бретань"

...Меж Исландией и Гренландией даже в мае плавают льды. И вода изумрудного цвета струится вдоль длинного корпуса, мягко шурша по холодной серой броне. Весна. Еще одна военная весна нахлынула в северное полушарие, захлестнула души жестокой и пустой надеждой — выжить... Просто — весна. Спокойная, ледяная, замкнутая, почти не зовущая уже в неведомую даль своим стеклянным, чужим горизонтом. Начало новой навигации в этих стылых водах — не более.

Весной 1941 года «Худ» возглавил контррейдерские операции на севере Атлантики. Это далось ему нелегко: еще в марте Адмиралтейство начало всерьез подумывать о том, чтобы вывести измотавшегося флагмана в резерв и поставить на капитальный ремонт. Дать отдохнуть. Перебрать ходовые, уже не способные вследствие износа более чем на 26-узловую скорость... Но как бы ни шли на фронте дела, более чем на месяц запереть «Худа» на заводе не удавалось даже Верховному Главнокомандующему. Однажды с Гренландского патруля крейсер был притащен в базу на буксире — ходовые сдали окончательно. Но и после аварии не прошло и двух недель, как он из королевского дока в Росайте доложил о готовности выйти в море.

В этой службе на измор был некий надлом, и Первый Лорд Дадли Паунд заметил непорядок... У него даже возникла мысль, что, может быть, стоит на три-четыре месяца перевести «Худа» куда-нибудь, где полегче... Но куда? Весной 1941 года не было более актуальной задачи, нежели охота на рейдеров. А это означало, что об отдыхе придется пока позабыть. До лучших времен.

Меж тем давно истекли полгода, отмеренные «Худу» адмиралом Жансулем под Мерс-Эль-Кебиром...

В двадцатых числах мая над Атлантикой полосами пронеслись затяжные, соленые дожди. В таких условиях затруднена над морем авиаразведка, и воспользовавшись этим обстоятельством, из узкой щели норвежского Альта-фиорда выскользнули на оперативный простор две строгие, хищные тени.

Случайный самолет заметил их. Его, конечно, сбили раньше, чем молодой летчик-радист успел завершить передачу в эфир шифрованного сигнала тревоги. Но вскоре немцев опознал какой-то мимохожий шведский крейсер, которого, как нейтрала, навеки замолчать не заставишь... И от антенны к антенне над севером Атлантики пронеслась весть:

— В море — «Бисмарк» и «Принц Ойген»!

Линкор "Бисмарк" в кильватере тяжелого крейсера "Принц Ойген"

Тактическая пара — линкор-рейдер и тяжелый крейсер! Вот это — вполне достойные противники для хитроумного британца «Худа». Немцы явно покушались на атлантические транспортные конвои — а значит, надо было любой ценой остановить неприятеля, иначе — ущерб экономике, новые поражения на суше и на море...

Тяжелые крейсера «каунти-класса» — «Норфолк» и «Саффолк» — радарами выследили врага для своего флагмана. Передали точнейшие координаты. И в 5 часов 35 минут «Худ» вышел на визуальный контакт с самым крупным и самым опасным неприятельским рейдером.

В пеленг «Худу» шел новейший линкор «Принс оф Уэльс». Только что с достройки. На борту линкора находилось, помимо штатного экипажа, около 200 рабочих, завершающих в походе тонкий монтаж электрооборудования. Часть артиллерии главного калибра «Принс оф Уэльс» была еще не готова к действию. Но больше привлечь было некого: рассредоточенные по океану на растянутых коммуникациях британские военно-морские силы не могли быстро собраться в координатах, указанных «Саффолком», приходилось рассчитывать только на постепенный — в течение нескольких суток — подход подкреплений.

"Принс оф Уэльс" в камуфлирующей окраске

Дистанция между противниками была около 38 километров и стремительно сокращалась, когда «Худ» открыл огонь. Немцы шли в пеленг. И, к удивлению британских наблюдателей, почти не отличались друг от друга по силуэтам. «Бисмарк», получив по случайности повреждение радара, нарочно пропустил вперед «Принца Ойгена», чтобы напарник отслеживал для него носовой сектор горизонта. Поначалу это ввело «Худа» в заблуждение, и он начал стрелять по головному в неприятельской колонне кораблю. Возможно, именно это его и погубило...

Ответный огонь снарядами восьмидюймового калибра заставил англичан понять, что первый в немецком строю — не линкор. Прозвучал приказ о смене целей, тяжелые башни довернулись на барбетах в сторону сильнейшего из врагов... Но «Бисмарк» уже успел пристреляться.

"Бисмарк" стреляет...

В 6 часов 00 минут по британскому исчислению времени, на 5 залпе «Бисмарка», тяжелый снаряд вонзился в борт "Худа" чуть позади первой дымовой трубы. И оранжево-черный хвост пламени взметнулся к небесам промеж трубой и грот-мачтой...
...Он еще шел, еще стрелял - все те отпущенные ему судьбой на этом свете несколько горячих, как осколки снаряда, стремительных секунд... Он даже успел нанести своему противнику удар, ставший впоследствии роковым. Но для него самого уже все было кончено на этом свете.
Через несколько мгновений оглушительная серия взрывов надорвала стеклянные небеса. И агония "Худа" была страшной. Ни один, даже самый прочный набор корпуса не выдержал бы этого смертельного фейерверка. Сияющая вполнеба вспышка на секунду выхватила из дымного мрака длинный, изящный классический силуэт, казавшийся картонной декорацией в этом аду...
Потом контур корабля заволокло непроницаемо-черным дымом, словно ветер желал скрыть от посторонних глаз жестокое зрелище смерти. В этом дыму на несколько секунд мелькнул вставший почти вертикально узкий бак корабля. И 381-миллиметровая башня на этом баке еще сделала последний залп - уже в небо.
А когда дым рассеялся, океан был пустынен, и только несколько островков плавающих обломков на волнах указывали место гибели "первого среди равных", верховного флагмана Британии...
Из 1415 душ его экипажа два часа спустя живыми подобраны были только двое. А "Принс оф Уэльс" поспешно отступил с поля короткой битвы, отстреливаясь и панически радируя своим:
- Веду бой с ДВУМЯ линкорами!
Он так и не разобрался, кто из врагов – «Бисмарк», а кто – «Принц Ойген»...
Британский линкор получил 7 попаданий, одна башня главного калибра у него была заклинена, палуба вскрыта, на шельтере моряки из «дивизиона живучести» заливали из шлангов медленно расползающийся пожар. К тому же рабочие с верфи выразили протест командиру – мол, погибать от снарядов немецкого монстра они не нанимались! – и потребовали немедленно вернуться в порт. Впрочем, им еще пришлось стать свидетелями продолжения охоты на «Бисмарка».
Поединок двух флагманов продолжался всего одиннадцать минут. И круг судьбы замкнулся для "Худа"... "Инвинсибл", фаворит адмирала Фишера, тот самый, на которого "Худу" приказано было некогда равняться в этой жизни, погиб точно так же. От внутреннего взрыва вследствие поражения бункеров боезапаса. Под огнем "Дерффлингера" в Скагерраке. За четверть века до этого дня, в час закладки "Худа" на верфях Клайдбэнка...
Есть в британском флоте, как и во многих других флотах, старая традиция наследования знаменитых имен. В честь погибших героев великих морских битв нарекают новые корабли... Но с 1941 года нет в списках нового "Худа". Для своей державы он остался - единственным.
В бою с «Худом» и «Принсом оф Уэльс» «Бисмарк» тоже не остался невредим. В носовой части линкора британским снарядом были вскрыты сразу две цистерны топливного запаса… Говорят, что вода не хранит следов. В данном случае «Бисмарк» с успехом опроверг эту, казалось бы, прописную истину: по холодным волнам за ним теперь тянулась нефтяная дорожка, отчетливо заметная при наблюдении с воздуха.

С британских авианосцев стартовала авиация...

Весть о гибели «Худа» встряхнула буквально всю Британию. К месту недавнего боя из ирландских вод спешили линкор «Родней» с эсминцами и вспомогательными крейсерами, еще два линкора и два крейсера отвлеклись от охраны транспортного конвоя и тоже отправились на поиски «Бисмарка», из «Гибралтара вышло соединение «Н» с авианосцем «Арк Ройал» в составе... Весь Хоум-Флит торопился отомстить за своего предводителя.

24 мая в 18:14 «Бисмарк» был настигнут, но в густом тумане англичане не добились попаданий — и зловредный рейдер скрылся вновь. Вместе с напарником! После этого «Принц Ойген» отправился в захваченный немцами французский Брест. И через 10 дней был замечен авиаразведкой уже в городе. А «Бисмарк» словно растворился в тумане...

Вечером 24 мая адмирал Тови приказал авианосцу «Викториес» искать врага с самолетами. в 22:10 9 торпедоносцев типа «Свордфиш» обнаружили линкор и под сильным зенитным огнём атаковали. Одна торпеда впилась «Бисмарку» в борт, но что такое для гигантского линкора-рейдера одна авиационная торпеда! Взрыв не взял крупповскую броню. Правда, из-за резкого маневрирования волной снесло пластырь на пробоине в носовой части — и враг снова стал терять нефть, затопления у него дошли до второго котельного отделения. Тем не менее, в ночь на 25 мая «Бисмарк» снова улизнул от англичан.

Главный калибр британского супердредноута

В 10:10 26 мая «Бисмарк» был обнаружен в 690 морских милях к северо-западу от Бреста экипажем гидроплана «Каталина». Адмирал Тови резонно предположил, что рейдер хочет скрыться в водах оккупированной Франции. Следовало задержать его во что бы то ни стало, и авианосцы снова подняли свои «Свордфиши» в небо.

Заметив на поверхности моря стройный остроносый силуэт, явно принадлежащий боевому кораблю, «Свордфиши» беспорядочно кинулись на него в атаку. Бросили 11 торпед... Чтобы через мгновение выловить в трескотне радиоэфира реплику, звучащую почти издевательски:

— Во-первых, ваши торпеды не взрываются. Во-вторых, вы атакуете корабль флота Его Величества. Подпись: крейсер «Шеффилд».

Перепутать «Шеффилда» с «Бисмарком» по внешнему виду трудно. Но авиаторам как-то удалось! Получив эту радиограмму, самолеты отстали от крейсера и отправились к своим авианосцам — менять новейшие торпеды с магнитным взрывателем на традиционные контактные. А счастливо уцелевший «Шеффилд» к вечеру напал-таки на след «Бисмарка».

В 20:47 пятнадцать торпедоносцев с авианосца «Арк Ройял» начали вторую атаку на «Бисмарка». Пытаясь уклониться от них, немецкий линкор заложил резкую циркуляцию влево, и одна из торпед угодила ему под корму. Взрывом сбило на сторону и намертво заклинило рулевое перо.

"Арк Ройал" и один из его самолетов

Всю ночь подбитый немецкий рейдер то ходил кругами, поскольку по-другому теперь просто не мог, то ненадолго замирал в неуправляемом дрейфе, вяло отстреливаясь то от «Шеффилда», продолжавшего за ним слежку, то от подоспевшего соединения британских эсминцев. Выправить руль не удавалось... А к утру явились британские линкоры и тяжелые крейсера.

В 08:47 для «Бисмарка» начался последний бой. За 44 минуты англичане подбили всю его великолепную артиллерию, и баталия превратилась в расстрел. Верхняя палуба немецкого линкора была практически полностью разрушена и представляла собой сплошной очаг пожара. Но, как ни удивительно, до последней минуты «Бисмарк» сохранял способность двигаться. По-прежнему только по кругу, всего-навсего семиузловой скоростью... Тогда Тови приказал линкорам покинуть место баталии, а крейсерам добить врага торпедами.

Последние минуты "Бисмарка"

«Бисмарк» ушёл под воду, перевернувшись вверх килем, в 10 часов 39 минут, после нескольких торпед от крейсеров «Нофолк» и «Дорсетшир». После боя «Дорсетшир» с эсминцем «Маори» стали брать с воды немцев — в плен, но вскоре бросили спасательную операцию из-за известия от разведки о появления немецкой субмарины. Они забрали только 111 моряков «Бисмарка», остальным уцелевшим в бою немцам суждена была медленная смерть в холодных водах Атлантики.

Только вечером к месту гибели немецкого линкора действительно подобралась подводная лодка U-74 — и нашла живыми троих моряков, еще двоих членов экипажа «Бисмарка» снял со спасательного плотика скромный немецкий гидрограф «Захсенвальд». И это все — из 2220 человек команды «Бисмарка». Казалось бы, месть за «Худа» вполне удалась...

Линкор "Кинг Джордж V", возглавивший контррейдерскую операцию после гибели "Худа"

Только в наши дни экспедиция Д. Камерона к затонувшему «Бисмарку» показала: затонул он не от боевых повреждений. Торпеды, вскрывшие его борт, не повредили внутренней противоторпедной переборки, и затопления в корпусе могли долго еще оставаться локализованными. Просто, исчерпав возможности сопротивляться и не имея шансов сбежать от врага, «Бисмарк» открыл кингстоны. Закономерный конец для рейдера, живучесть которого превосходит таковую у большинства современников.

Что же касается гибели «Худа», то она закономерностью отнюдь не была. Внутренний взрыв собственных боеприпасов после пробития брони единственным вражеским снарядом — большая редкость в морских сражениях после 1916 года, поскольку в конструкции подбашенных бункеров всех кораблей, спущенных после Ютландской битвы, были внесены изменения ради безопасности. Снаряд, покончивший с гордостью британской Империи, был той самой «золотой пулей», которая попадает в цель только в одном случае на миллион...

Участник операции против "Бисмарка" - линкор "Родней"

Из книги С. Самченко "По главному фарватеру эпохи", Ч. 2

Подвиг Георгия Хлебникова 21 января 1944 года Школьные годы военные…