Бессмертный полк России. Официальный сайт

Хроника Победы. Воин-Освободитель

Памятник советскому солдату в берлинском Трептов-парке известен всему миру. Скульптор Вучетич изваял в бронзе рослого бойца-красноармейца, попирающего ногами поверженную свастику. В одной руке у воина - тяжелый меч, опущенный острием книзу, на другой сидит доверчиво прижавшаяся к плечу солдата спасенная из-под огня маленькая девочка...

В наше непростое время, когда монументы воинам-освободителям во многих странах мира пытаются то снести, то передвинуть куда-нибудь подальше от народных глаз, этот памятник остается неприкосновенным. Возможно, именно потому, что, несмотря на всевозможные политические бури, факт подвига, послужившего основой для изваяния, не вызывает сомнений. И даже не один факт...

Памятник Воину в Трептов-парке

Николай Иванович Масалов родился 10 декабря 1922 года в деревне Вознесенка Тисульского района Кемеровской области. в декабре 1941 года призван Тисульским райвоенкоматом Томского округа Новосибирской области, боец стрелковой дивизии № 284, 1045 стрелкового полка. Миномётчик.

Боевое крещение Николай Масалов получил в районе станции Касторная Курской области с 1 по 5 июля 1942 года. После 5 июля части дивизии колоннами и мелкими группами более недели пробивались из окружения на север, к Ельцу. В ходе отступления 13 июля Масалов Н. И. был ранен в первый раз. В 20-х числах июля части дивизии дрались на рубеже Перекоповка — Озерки, в 80-и км от Воронежа.

Со 2 августа по 17 сентября 284 сд находилась в резерве в г. Красноуфимск, Свердловской области, где происходило доукоммплектование за счёт моряков-тихоокеанцев и запасников. 17 сентября 284 сд дивизия была включена в состав 62-й армии. В ночь с 20 на 21 сентября Масалов переправился через Волгу в Сталинград. Задачей полков было овладение ж\д станцией против улицы Гоголя. В результате ожесточённых боёв 1045 сп занял позиции в районе Крутого оврага. 11-15 ноября 1942 года 1045 сп бился в южной части завода «Баррикады». С конца ноября 1942 года по середину января 1943 года сражался на Мамаевом кургане, где 21 января 1943 года получил своё второе ранение.

1 марта 1943 года 284 сд было присвоено почётное наименование гвардейской, и она стала именоваться 79 гв. Краснознамённая дивизия. Соединения дивизии получили гвардейскую нумерацию 05 апреля. 1045 сп стал именоваться 220-м гвардейским. В этот период Н. И. Масалов подал заявление о приёме в ВКП(б). Участвовал во всех операциях с участием 79 гв.сд.

С июля 1944 года по январь 1945 года 79 гв.сд находилась на Магнушевском плацдарме южнее Варшавы. В ходе Висло-Одерской операции 8 гв. армия захватила плацдарм на западном берегу р. Одер в районе Кюстрина (совр. Костшин, польский). Далее дивизия - а с ней и Николай Масалов - пошла на Берлин.

Николай Масалов

Вот что писал о событии, случившемся 30 апреля 1945 года во время взятия Берлина, маршал Чуйков:
"За час до начала артподготовки для взятия аэродрома Темпельхоф знаменщик 220-го гвардейского стрелкового полка 79-й гвардейской стрелковой дивизии сержант Николай Масалов принёс знамя полка к Ландвер-каналу. …Путь к центру Тиргартена с юга преграждал глубокий с отвесными бетонированными берегами канал. Мосты и подступы к нему густо заминированы и плотно прикрыты огнём пулеметов. …До атаки гвардейцев осталось минут пятьдесят. Наступила тишина, как перед бурей, — тревожная, напряженная. И вдруг в этой тишине, нарушаемой лишь треском пожаров, послышался детский плач. Словно откуда-то из-под земли, глухо и призывно звучал голос ребёнка. Плача, он повторял одно, понятное всем слово: «Муттер, муттер…» «Кажется, это на той стороне канала», — сказал товарищам Масалов. Он подошел к командиру: «Разрешите спасти ребёнка, я знаю, где он». Ползти к Горбатому мосту было опасно. Площадь перед мостом простреливалась огнём пулемётов и автоматических пушек, не говоря о минах и фугасах, запрятанных под землёй. Сержант Масалов полз вперед, прижимаясь к асфальту, временами прячась в неглубоких воронках от снарядов и мин. …Вот он пересек набережную и укрылся за выступом бетонированной стенки канала. И тут снова услышал ребёнка. Тот звал мать жалобно, настойчиво. Он будто торопил Масалова. Тогда гвардеец поднялся во весь рост — высокий, могучий. Блеснули на груди боевые ордена. Такого не остановят ни пули, ни осколки…

Масалов перекинулся через барьер канала… Прошло ещё несколько минут. На миг смолкли вражеские пулеметы. Затаив дыхание, гвардейцы ждали голос ребёнка, но было тихо. Ждали пять, десять минут… Неужели напрасно рисковал Масалов?.. Несколько гвардейцев, не сговариваясь, приготовились к броску. И в это время все услышали голос Масалова: «Внимание! Я с ребёнком. Прикройте меня огнём. Пулемёт справа, на балконе дома с колоннами. Заткните ему глотку!…» Тут началась артподготовка. Тысячи снарядов и тысячи мин как бы прикрывали выход советского воина из зоны смерти с трёхлетней немецкой девочкой на руках. Её мать, вероятно, пыталась бежать из Тиргартена, но эсэсовцы стали стрелять ей в спину. Спасая дочку, она укрылась под мостом и там умерла от раны. Передав девочку санитаркам, сержант Масалов снова встал у знамени полка, готовый к броску вперед".

Ветеран Войны Николай Масалов прожил долгую жизнь, оставил мемуары, умер 20 декабря 2001 года в посёлке Тяжин - на своей малой родине под Кемерово.

Другой претендент на роль прототипа знаменитой скульптуры - белорус Трифон Андреевич Лукьянович, немного постарше, 1919 года рождения. Родился под Логойском, до войны работал на Минском радиозаводе. Как и Николай, участник Сталинградской битвы. Освобождал родную Белоруссию, не раз был ранен. В 1944 году, освобождая родные места, узнал, что все его родные убиты фашистами - в том числе жена и малолетние дочери...

Во время боёв в берлинском районе Трептов передовая проходила прямо по улицам. Обеим сторонам была видна женщина-беженка, лежащая на линии огня на улице Эльзенштрассе, а рядом с ней — маленькая девочка 2-3 лет. Лукьянович подполз к ним, увидел, что мать уже мертва, а девочка еще шевелится. Взяв ребенка, боец поспешил к своим, добрался до бруствера укрепления, но передавая малышку бойцам, был ранен. Скончался пять дней спустя в госпитале от последствий этого ранения. Подвиг солдата видели военные корреспонденты. Борис Полевой написал о нем в «Правде». 

"Шла подготовка к штурму очередного дома, и некоторое время на передовой наступило затишье. И вдруг все, кто находился на наблюдательном пункте командира дивизии, укрывался в развалинах, увидели, как из одного дома на немецкой стороне вышла женщина с ребенком на руках и стала переходить улицу. Они были уже на ее середине, когда с немецкой стороны раздалась пулеметная очередь, и женщина, не выпуская ребенка, замертво упала на мостовую. Прошло какое-то время, и бойцы услышали громкий плач ребенка. Он ползал возле убитой матери, тормошил ее и так плакал, что у закаленных войной солдат мороз пошел по коже. И тогда из укрытия поднялся боец. Закинув за плечи автомат, он прижался к мостовой, пополз в сторону плачущего ребенка. «Сержант, назад!» — крикнул командир роты, но тот только махнул рукой и пополз дальше".

Спасённая девочка выжила, причем, знала имя своего спасителя. Сослуживцы Лукьяновича, которые были непосредственными очевидцами его подвига, командир и начальник штаба дивизии, где служил сержант, генералы С. Антонов и М. Сафонов подтвердили факт подвига. Их свидетельства и письма хранятся в белорусском Музее истории Великой Отечественной войны. Немцы открыли на месте боя мемориальную доску...

Мемориал в честь Трифона Лукьянвича

Еще раньше, во время боев за Польшу, другой красноармеец тоже спас ребенка: было это под Гданьском в марте 1945 года. Батальон, которым командовал капитан Н. Ожигов, закрепился близ опушки леса.

- Мы отражали атаки яростно наседавшего врага, - вспоминает И. Гончаров, - когда к нам подбежала молодая польская женщина. Плача, она показывала в сторону пылающего дома и все повторяла: "Там есць мое дзяцко!" - "там мое дитё!"
Вражеский огонь усиливался. Что делать? К комбату обратился разведчик Владимир Мисюров:
-Разрешите, товарищ капитан?
- Действуйте, - ответил комбат.

Мисюров бросился к горевшему дому. Следом за ним поднялись сержант Гай и рядовой Стариков, получившие разрешение командира помочь разведчику. Они выбрали подходящую воронку на взгорке и пулеметным огнем прикрыли своего товарища. Минуты текли медленно. Наконец Мисюров появился в проеме дымящегося окна, спрыгнул на землю. В руках Владимир держал ребенка. Женщина с надеждой глядела на него. Но тут из-за дома вьполз фашистский танк. Башня повернулась, и от нее протянулась к Мисюрову очередь трассирующих пуль. Потом ударила пушка. Снаряд разорвался почти рядом с Владимиром. Мисюров медленно опустился на землю, прикрыв своим телом ребенка. А бой продолжался. К вечеру пришла подмога. Утром наши товарищи узнали: спасенного малыша и его мать приютили односельчане. А Владимира Мисюрова похоронили у сгоревшего дома. 

Спасали детей под обстрелом и другие советские воины. Даже девушки рисковали собой - например, сержант Анастасия Олехова вывела из-под огня двоих немецких малышей... К настоящему моменту документально подтверждено 45 случаев спасения именно немецких детей советскими солдатами. Личных свидетельств еще больше...

... «Разыскивается девочка с памятника» — под таким заголовком в июле 1964 года в специальном воскресном выпуске молодежной газеты ГДР «Юнге вельт» была опубликована целая страница о подвиге Николая Масалова. Журналисты обратились к населению за помощью в розыске девочки, спасенной советским солдатом. 

Все центральные газеты Германской Демократической Республики, а также многие местные издания поместили сообщения о розыске, объявленном «Комсомольской правдой» и «Юнге вельт». 

Вспоминает немецкий журналист Руди Пешль: «Все лето прошло то в радостных ожиданиях, то в разочарованиях. Иногда мне казалось, что я напал на горячий след, но потом на месте выяснялось, что это всего лишь недоразумение. Позже в моих руках оказалось нечто большее, чем просто след. Это была фотография, сделанная в конце 1945 года на бывшей молодежной турбазе Острау. Изображенные на ней 45 малышей, мальчиков и девочек, были спасены воинами Советской Армии... 

Таким образом, в одном только этом маленьком уголке ГДР я нашел подтверждение тому, о чем говорили десятки писем. Детей, обязанных русским парням своим спасением, было много, очень много».

В редакции газет и журналов поступали сообщения, авторы которых стремились хотя бы отчасти пролить свет на события, разыгравшиеся в центре Берлина 29 апреля 1945 года.

В письме из города Гера высказывалось предположение, что спасенную девочку звали Криста - приемная семья рассказала о ребенке, которого передал им советский офицер: "Возьмите малышку, она - немка, должна вырасти среди своих". Девочка примерно трех лет от роду о себе смогла сообщить только имя и сказать, что маму и братика убили. В другом письме на основе весомых аргументов высказывалось мнение, что "той самой спасенной девочкой" является Хельга Брегг из детского дома в городе Иена-ост. В детский дом малышку передали... воины-минометчики. Уж не однополчане ли Николая Масалова?

В Берлине журналистам удалось разыскать семью, которая в 1945 году удочерила трехлетнюю девочку. В 1965 году девушке исполнился двадцать один год. Звали ее Ингеборга Бутт. Во время боев у нее тоже погибла мать, и ее тоже спас советский солдат — принес на руках в надежное убежище. Совпадений много, кроме одного, — это событие произошло в тогдашней Восточной Пруссии...

Другое сообщение пришло от Клары Гофман из города Лейпцига. Она писала о белокурой трехлетней девочке, которую она удочерила в 1946 году. Девочку ей принесли советские солдаты... но не из Берлина, а откуда-то из под Карловых Вар.
Особый интерес вызвало письмо, в котором жительница города Каменца фрау Якоб рассказывала о том, как 9 мая 1945 года на границе с Чехословакией, где-то около города Пирны, она встретила моторизованную советскую часть. В одной из машин солдат держал на руках трехлетнюю белокурую девочку, закутанную в светло-зеленое одеяло. Женщина спросила:
— Откуда у вас в полку такой маленький ребенок?

Один из советских солдат ответил:
— Мы нашли девочку в Берлине, у нее погибла мать. А ее наш сержант из огня вытащил. Беженцам не отдали - им дай бог своих прокормить, вот, везем с собой в Прагу, чтобы отдать в хорошую семью или в детский дом. У чехов, наверное, есть детские дома? А может, в семью кто возьмет...

Дальнейшие поиски прояснили общую картину. Действительно, как раз в это время соединения Первого Украинского фронта под командованием маршала Конева продвигались из Берлина через Дрезден к Праге, чтобы завершить разгром остатков фашистской армии. Девочку, удочеренную Кларой Гофман, перевезли в лейпцигский детский дом... из больницы, что в Карловых Варах. Это как раз те самые места, через которые проследовала походным маршем воинская часть, шедшая в сторону Праги. Здесь-то и была замечена девочка в светлом одеяле.

Удалось выяснить и еще один факт. Житель Западного Берлина господин Циеман, который после окончания войны работал в конторе по розыску потерявших друг друга родственников, также сообщил о спасенной красноармейцами маленькой девочке. Его история почти полностью совпадала с рассказом фрау Гофман. Так родилось предположение, что юная Ханнелора Гофман, удочеренная фрау Кларой - и есть девочка, спасенная Николаем Масаловым. Но - лишь предположение... 

Немецкая журналистка Б.Цайске рассказывала, что откликнулись 198 человек, которых в детстве спасли от голода, холода и пуль советские солдаты. И это - только в одном Берлине...

Евгений Вучетич — автор монумента Воину-освободителю

Еще в 1946 году Военный совет группы советских оккупационных войск в Германии объявил конкурс на проектирование монумента воинам Красной армии, который предполагалось установить в бывшей столице Третьего рейха.

Мемориальный комплекс в Трептов-парке был создан после конкурса, в котором принимало участие 33 проекта. Победил проект Е. В. Вучетича и Я. Б. Белопольского. Строительство комплекса осуществлялось под руководством «27 управления оборонных сооружений» советской армии. В работах было задействовано около 1200 немецких рабочих, а также немецкие фирмы — литейная мастерская Noack, мастерские по мозаике и витражам Puhl & Wagner, садовые товарищества Шпэта (нем. Späth nursery). Скульптура солдата весом около 70 тонн была изготовлена весной 1949 года на ленинградском заводе «Монументальная скульптура» в виде шести частей, которые были отправлены в Берлин. Работы по созданию мемориала были завершены в мае 1949 года. 8 мая 1949 года мемориал был торжественно открыт советским комендантом Берлина генерал-майором А. Г. Котиковым. В том же году весь комплекс был передан в ведение городских властей Берлина.

Которые были обязаны поддерживать порядок, реновировать и реставрировать мемориал. Договор бессрочный. По этому договору немецкая сторона не имеет права ничего менять на территории комплекса.

Творческий коллектив, создававший памятник-ансамбль в центре Европы, умело использовал возможности многоплановой объемно-пространственной композиции и удачно применил синтез трех искусств - скульптуры, архитектуры и живописи, чтобы увековечить бессмертный подвиг советских солдат. За идейно-художественное совершенство произведения им была присуждена Сталинская премия 1 -й степени.

Согласно воспоминаниям полковника в отставке Виктора Михайловича Гуназы, будучи еще молодым офицером, он в 1945 году в австрийском городе Мариацелль, где были расквартированы советские части, позировал молодому Вучетичу. Виктор Михайлович утверждал, что в проекте изначально на руках солдата был малыш в штанишках, и что именно Гуназа посоветовал заменить мальчика на девочку. Которая, во-первых, будет выглядеть «беззащитнее пацанёнка, все-таки из мальчиков солдаты растут», а во-вторых, снимет с памятника избыточную обобщенность, намекая на конкретный подвиг Николая Масалова. Скульптор прислушался к совету воина-натурщика. Причем, девочку тоже ваял с натуры – ему позировала дочь советского коменданта Берлина, четырехлетняя Лана Котикова, впоследствии – известная актриса.

Светлана Котикова - повзрослевшая натурщица Вучетича

Позже, когда Виктор Гуназа отправился к другому месту службы, Вучетич завершил работу с другим натурщиком. В Берлине при окончательной отделке монумента скульптору позировал сержант советской армии Иван Степанович Одарченко. Первое знакомство Вучетича с солдатом произошло летом 1948 года. Иван Одарченко был участником спортивных соревнований от комендатуры берлинского района Вайсензее. На стадионе этого города он и приглянулся скульптору своим ростом, добрым лицом и мягкой улыбкой.

Вскоре красноармейца Одарченко откомандировали в распоряжение особого подразделения - группы создателей монумента в Трептов-парке. Впоследствии Иван Степанович вспоминал: «Почти полгода ходил я в ателье скульптора Вучетича. Вместе со мной позировали: сначала малышка Марлен - дочка немецкого ваятеля Феликса Краузе, помощника Евгения Викторовича, потом Светлана - дочка советского коменданта Берлина генерал-майора Александра Георгиевича Котикова».

Когда лепка статуи (воина-освободителя) из глины в натуральную величину (11,6 метра) была завершена, Вучетич подарил на прощание рядовому Одарченко деталь рабочей модели: слепок головы воина-освободителя. В коллекции Ивана Степановича эта работа знаменитого ваятеля с авторским росчерком хранилась многие годы. Ветеран передал ее для постоянного экспонирования в Тамбовский областной краеведческий музей. 8 мая 1949 года Иван Степанович был в числе приглашенных на открытие мемориала в Трептов-парке.

Иван Одарченко в 1946 году

После торжественных мероприятий творческая группа создателей монумента покинула Германию, но не закончилась служба рядового Одарченко. Его перевели в подразделение, которое охраняло Трептов-парк, и несколько раз он - живой солдат - стоял на посту у подножия своего бронзового двойника.

В 1960-1970-х годах Иван Степанович несколько раз посещал Трептов-парк вместе со старшим сыном, матерью - Дарьей Дементьевной. И его близкие своими глазами видели, как приезжают к монументу люди со всего света, чтобы почтить память русских солдат.

Иван в гостях в Германии

Надо сказать, что обаятельный внешний вид Одарченко не раз эксплуатировался художниками. Парень позировал и художнику А. А. Горпенко, который создавал мозаичное панно внутри постамента памятника. Причем, любой посетитель может заметить: герой войны с Золотой Звездой на груди и рабочий в синей спецовке на мозаике похожи, как братья… У этих фигур один прототип, все тот же Иван Одарченко… А в родном Тамбове с героя войны уже в старости изваяли парковую композицию «Ветеран». Скульптурная группа вновь изображает воина с девочкой на руках, только солдату на ней – 80 лет. И портретное сходство старика с Иваном Одарченко настолько очевидно, что весь город именует памятник не иначе как «Дед Иван»…

Дед Иван — в бронзе и в жизни

После войны Иван поселился в Тамбове, работал на заводе. Умер ветеран в июле 2013 года в возрасте 86 лет.
Для сооружения памятника Воину-Освободителю потребовалось около 40 тысяч квадратных метров гранита, и здесь пригодились плиты, доставленные фашистами из оккупированной Голландии. Гитлер предполагал использовать их для монумента в честь победы над Россией.

Дед Иван: «Похож?»

На территории ансамбля были высажены десятки тысяч кустов и деревьев, уложено около 10 километров бордюрного камня. Площадь каменной орнаментальной мозаики составила три тысячи квадратных метров, площадь рельефов на саркофагах - 384 квадратных метра. Из бронзы была отлита 13-метровая скульптура воина-освободителя, а из гранитного монолитного блока выполнена скульптура «Мать Родина». Также из бронзы отлили скульптуры коленопреклоненных воинов. Для оформления стен мавзолея потребовалось около 50 квадратных метров художественной смальтовой мозаики.
После выполнения Вучетичем модели статуи в масштабе 1/5 натуральной величины было произведено увеличение ее до размеров натуры. Затем со скульптуры сняли гипсовые формы и уже по ним на ленинградском заводе «Монумент-скульптура» отлили статую в бронзе. Любопытно, что лучшие немецкие фирмы, даже при кооперировании усилий нескольких заводов, брались отлить такую статую за срок не менее чем 6 месяцев. Ленинградцы выполнили эту работу за семь недель.

Вторая по значимости скульптура комплекса - «Мать Родина» в образе скорбящей женщины. В этой фигуре много невысказанной боли о погибших и вместе с тем гордости за героические дела воинов-освободителей. Монумент выполнен из цельного блока светло-серого гранита.

На открытии памятника комендант города Берлина генерал-майор Александр Котиков сказал: «У дорогих нам могил мы чтим память славных сынов великого советского народа, память воинов-героев, павших в борьбе за свободу и независимость нашей Родины, за жизнь и счастье трудящихся всего мира. Пройдут века, но не изгладятся в памяти народов великие битвы Советской армии... Этот памятник в центре Европы, в Берлине, будет постоянно напоминать народам мира, когда, кем и какой ценой была завоевана Победа...»

Комендант Берлина генерал-майор Александр Котиков

Любопытный факт: меч объединяет три монументальных творения Вучетича в уникальный триптих: памятник труженикам тыла на Урале – меч откован, Родина-Мать в Сталинграде (Волгограде) – меч поднят на врага, памятник Воину-Освободителю в Берлине – меч расколол свастику и опущен в знак наступления мира. Причем, меч на всех трех монументах – скульптурная копия одного и того же исторического клинка, меча псковского князя Всеволода, который был канонизирован Православной церковью еще во времена Ивана Грозного как «святой благоверный воин». Поначалу Вучетич дал в руки воину обыкновенный ППШ. Но Сталин порекомендовал худсовету заменить автомат на меч. Что и было сделано…

«Тыл-Фронту» (Магнитогорск) - Меч откован

Редакция сайта благодарит за помощь в подготовке материала Евгения Колесникова (г. Верея) и Нормана Вайсса (Берлин)

Родина-Мать (Волгоград) — Меч поднят

Подвиг Георгия Хлебникова 21 января 1944 года Непридуманная история. Миниахмед Зарипович Хафизов