«Война – это страшное время… Не дай Бог»

05.12.2019

В День битвы за Москву – 5 декабря – приходим в гости к ветерану Великой Отечественной войны Людмиле Александровне Мельниковой. Знаем, что сейчас ей – 96 лет. Взрослая жизнь началась для неё на следующий день после выпускного бала в школе, когда наступила война. Людмила Александровна трудилась для фронта на комбинате твердых сплавов в Москве. В итоге проработала там всю жизнь.

Участвуя в гражданской обороне, тушила «зажигалки» на крышах московских домов. В 1944 году она была награждена медалью «За оборону Москвы», а позже – медалью «За доблестный труд в годы войны».

Мы поднимаемся на нужный этаж, дверь открывает улыбающаяся хрупкая женщина. В наших руках – букет цветов. Не отдаём их встречающей, а проходим и ждём, когда же нас уже познакомят с Людмилой Александровной?

На пороге женщина обращается к мужчине точно старше 50-ти лет: «Сынок, помоги повесить куртки!» И тут мы понимаем – это улыбающаяся хрупкая женщина и есть наша героиня. Ей 96, но мы не дали бы и 60.

– Людмила Александровна, чем Вы занимались во время начала войны?

– После выпускного вечера в школе мы с одноклассниками веселились. Вечером легли спать, а на утро – война. В нашем классе было 22 человека: 8 мальчиков, а остальные – девочки. Парни сразу ушли добровольцами на фронт. Я пошла в райком комсомола устраиваться на работу. Около месяца разносила повестки по адресам, потом мне дали направление на завод твердых сплавов. Производство это очень вредное, секретное. Теперь уже можно рассказать, а в военное время был запрет.

– Расскажите, пожалуйста.

Мы изготавливали сплавы из металлического порошка разных дорогостоящих металлов (титана, вольфрама, никеля) для наконечников бронетанковых снарядов.

– Какой был график работы на таком производстве?

Можно сказать, в цехе жили. Отпускали домой редко. Люди есть люди, могли проболтаться о секретах в разных обстоятельствах.

– Как же Вы жили?

Руководство страны понимало важность нашего производства. Чтобы сохранить жизни, специалистов и весь коллектив, нам каждый день выдавали 1 килограмм хлеба и 0,5 л. Молока. Вы представляете? Это в то время, когда почти вся страна не доедала, кто-то голодал. В Москве до 47-го года была карточная система на продукты, поэтому этот хлеб и молока нас очень спасали.

– Помните, как бомбили Москву?

Несмотря на воздушные ограждения, некоторые немецкие самолёты всё же прорывались к городу, сбрасывали торпеды. Дом, в котором я жила с мамой и братом в ноябре 1941 года пострадал от взрывной волны: выбило стёкла, разрушило отопление и водоснабжение, треснула стена. Пианино стояло по плечи в воде.

– И Вы продолжали там жить?

Позже дом пытались несколько раз ремонтировать, но в итоге всё равно снесли, а нас пересилили, но это уже после войны.

Кстати, чтобы немцы не могли попасть в цель, город был замаскирован и затемнён. Вечерами ходили смотрящие и проверяли, чтобы ни из одного окна не было щелки света.

Позже отключили свет, отопление, воду. Зима выдалась на редкость снежной и морозной. Одежды и тёплой обуви не было, всё отправлялось на фронт. Спасались у горячих печей на заводе.

– А Вы прятались в бомбоубежища?

Прятались в метро, была страшная давка! После одной такой, где я чуть не погибла, больше не стала ходить туда. Будь, что будет!

– Знаю, что Вы сами тушили «зажигалки» …

Бывало. У заводов и домов стояли бочки с песком для тушения. Сначало было страшно, а потом привыкли! Народ быстро ко всему адаптируется. Идешь, бывало, из лаборатории, а тут «зажигалки». Хватаешь за «хвост» и в бочки!

– Помните ли Вы дату – 5 декабря 1941 года?

– Конечно, помню! Важная дата. Наши войска пошли в контрнаступление. План окружения и захвата Москвы потерпел полный провал. А до этого-то в октябре в городе была паника. Предатели пустили слух, что Гитлер уже из бинокля видит всё и скоро будет в городе. На заводе нам даже выдали зарплату и отпускные, карточки на продукты. Магазины всё распродавали в срочном порядке, чтобы немцам ничегошеньки не досталось! Но впустить их в Москву было нельзя! Это значило полностью уронить боевой дух на фронтах, разуверится в силах. А ведь наши солдаты воевали как защитники: за семью, за землю, за Родину, за Сталина. У немцев была другая идеология.

– Людмила Александровна, спасибо Вам огромное! Вы же сами много сделали в то время, чтобы враг не вошёл в Москву…

– Все силы брошены на контрнаступление. Немцы убегали, не могли понять, что происходит. Танки Т-34 сделали настоящий прорыв. Они пробивали вражеские машины снарядами с необыкновенными наконечниками, сделанными людьми нашего завода!